«Чуть на перроне не родила...»

ЗА ПОЛНОЧЬ. На железнодорожном вокзале Лунинца суета: прибывают электрички, уходят поезда — ночью железнодорожная жизнь города кипит! В здании вокзала тепло, дамы катят чемоданы, студенты тащат банки с домашними закатками, мужички в зале ожидания травят анекдоты. «Подскажите, где медпункт?» — обращаюсь к милиционеру. «Как выйдете с вокзала, поверните направо, за углом будет медпункт. А что, вам плохо?» — мужчина оказался любезным. «Мне? Нет, спасибо! А вот, может, у кого-то проблемы со здоровьем, сейчас узнаем»...

Корреспондент «БН» отдежурила несколько ночных часов в медпункте Лунинецкого вокзала.

ЗА ПОЛНОЧЬ. На железнодорожном вокзале Лунинца суета: прибывают электрички, уходят поезда — ночью железнодорожная жизнь города кипит! В здании вокзала тепло, дамы катят чемоданы, студенты тащат банки с домашними закатками, мужички в зале ожидания травят анекдоты. «Подскажите, где медпункт?» — обращаюсь к милиционеру. «Как выйдете с вокзала, поверните направо, за углом будет медпункт. А что, вам плохо?» — мужчина оказался любезным. «Мне? Нет, спасибо! А вот, может, у кого-то проблемы со здоровьем, сейчас узнаем»...

Не успела я зайти в медпункт, как за мной девушка привела пожилую женщину с побелевшим лицом. «Спасибо тебе, деточка, а то могла бы и под колеса попасть: голова закружилась, в глазах потемнело. Как только с автобуса сошла, меня так в сторону и повело. Все давление!..» — огорченно рассказывает женщина. С пациентки фельдшер медпункта Людмила Конопацкая быстренько сняла верхнюю одежду, усадила на кушетку. Давление действительно подскочило не на шутку: 170 на 90. В процедурном кабинете медработник сделала укольчик. А я с Дарьей Тимофеевной Музыко разговорилась.

— Я ведь на последнем городском автобусе приехала. Думала, пару часиков посижу на вокзале, дождусь поезда на Брест и уеду. У меня направление в областную больницу, надеялась подлечиться. А в итоге до вокзала еле добралась, — делится пережитым Дарья Тимофеевна. — Теперь не поеду в Брест.

— Автобусы уже не ходят. Хотите, такси вызовем? — предложила помощь фельдшер Людмила Александровна.

— Придется... — вздохнула Дарья Тимофеевна. — Я ведь и сама медработник, некогда главной медсестрой Лунинецкой больницы была. И в железнодорожный медпункт часто прихожу: станет в городе плохо — всегда помогут.

Медработник измерила давление второй раз — нормализовалось: 130 на 80.

— Дарья Тимофеевна, раз фельдшеры здесь хорошие работают и помощь всегда оказывают, давайте благодарность им в книгу напишем! — предложила я.

— А что? Можно.

Минут 15 мы вместе с бывшим медработником Дарьей Тимофеевной сочиняли благодарность: то эпитеты получше подбирали, то фразы местами меняли. Получилось!

Когда мы с фельдшером и санитаркой остались одни (стрелки часов показывали половину первого ночи), я поинтересовалась:

— Тяжело ночью работать, наверное?

— Мы привыкли: с пяти вечера и до девяти утра держимся. Если уж совсем никого нет и в сон клонит — выпьем кофе, у нас электрочайник есть, — показала Людмила Александровна.

СПРАВКА «БН»

В Беларуси действуют 15 медпунктов на БЖД: шесть — в областных городах и девять — в густонаселенных районных центрах и на крупных железнодорожных узлах (в Орше, Лиде, Волковыске, Барановичах, Жлобине, Калинковичах, Полоцке и других городах). Наличие на железнодорожном вокзале медпункта напрямую зависит от пассажиропотока. На тех станциях, где по нормативу пассажиропотока не хватает, медпункт работает либо только в ночное время (как в Лунинце), либо только днем. Всего существует три категории медпунктов вокзала. Минский пассажиропоток настолько велик, что позволяет держать врачебный здравпункт — помощь пассажирам оказывает врач, а не фельдшер.

В медпункте тепло и все удобства для жизни: вода, туалет, радио, телефон, а на подоконнике, словно в уютном доме, цветет розовая фиалка. Схема работы железнодорожной службы 103 отлажена: в пути кому-то становится плохо — машинист связывается с дежурным по станции, а тот, в свою очередь, сообщает в медпункт, где и принимают решение. Если ситуация несложная, встречают больного на перроне с необходимыми инструментами и медикаментами, чтобы оказать первую медицинскую помощь. Если ситуация посложнее — вызывают городскую «скорую».

— Лет пять назад было: муж с беременной женой ехали из гостей домой, в Лунинецком районе живут. Нам сообщили: скоро прибудет поезд, у женщины начались схватки, — вспомнила форс-мажор санитарка Людмила Варонич.

— Помню-помню, — подхватила фельдшер Людмила Конопацкая. — Вот так женщина четвертого ребенка чуть на перроне не родила. Ее сразу сняли с поезда и в роддом увезли.

Но этот случай — из редких. Самые частые посетители медпункта — пожилые люди. У кого давление подскочит, у кого тахикардия начнется, у кого сердце схватит (в момент моего «дежурства» приходили именно такие). В смену — с пяти вечера до девяти утра — с разными жалобами на здоровье обращаются в среднем человек 15. Причем не только приезжие. Лунинчане, которые живут недалеко от вокзала, чтобы не ехать в больницу, приходят сюда. Еще одна обязанность фельдшера медпункта — проверять на трезвость водителей 13-ти организаций и осмотрщиков вагонов перед началом рабочего дня. Людмила Александровна достала прибор и предложила мне дохнуть.

— Ноль промиллей, — сообщила фельдшер результат и улыбнулась: — К работе допускаю.

— А часто случается, что промилли «зашкаливают»? — интересуюсь.

— На моей памяти такого не было. Лунинец — город небольшой, работу найти нелегко. Люди дорожат той, что имеют. Вот и не выпивают, зная, что утром на работу.

— Зима — пора травмоопасная. И хотя перрон ото льда очищен, все-таки с переломами и ушибами люди обращаются? — спрашиваю.

— Нам повезло — с переломами не приходили еще. А ушибы, разрывы связок были, — охотно рассказывает Людмила Александровна и ищет в журнале «травмы на льду». — Бывает и такое: человек с растяжением или ушибом дожидается поезда или электрички и приходит за обезболивающим, когда замучает боль.

— Людмила Александровна, к ночной работе вы привыкли, а как же близкие?

— У меня сын Лешка уже взрослый, ему 12 лет. Он дома остается один, привык, что каждую третью ночь мама на работе, — говорит фельдшер.

Провести ночные часы в медпункте оказалось вовсе не утомительным делом: душевные женщины, знают свое дело и охотно помогают людям...

— Так у вас все гладко, что даже не верится: может, медикаментов не хватает или перевязочного материала?

— Что заказываем — все подвозят! — ответила медик не раздумывая.

— А почему тогда работаете только ночью, а вдруг днем кому плохо станет?

— Основной железнодорожный транспортный поток через Лунинец проходит ночью, вот поэтому и трудимся в такое время.

Наталья СЕРГУЦ, «БН»

НА СНИМКЕ: фельдшер Людмила КОНОПАЦКАЯ измеряет давление бывшей главной медсестре Лунинецкой ЦРБ Дарье МУЗЫКО.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?