Чулпан Хаматова учит родной язык ради роли Зулейхи

Актриса и Гузель Яхина, автор романа «Зулейха открывает глаза», по которому снимается сериал для канала Россия, выросли в Казани, жили в одном районе и даже ходили в одну школу. Но знакомы не были: будущая актриса училась двумя классами старше будущей писательницы.


Посвящение бабушке

А идея романа у Яхиной родилась так. В 1930 году семью ее бабушки раскулачили и отправили из татарской деревни в Сибирь. Переселенцев высадили в глухой тайге. Сначала они мерзли в землянке, а потом построили поселок, который назвали Пит-Городок. Бабушка прожила там 16 лет. На ее глазах утонула баржа с запертыми в трюмах переселенцами. Она бегала в школу в соседний поселок через лес, опасаясь нападения волков. Ее учил математике ссыльный
профессор по им же написанному учебнику. Они мыли золото в ледяной речной воде… Когда бабушки не стало, Гузель начала писать историю о татарке, отправленной в сибирскую тайгу. Правда, бабушку Гузели звали не Зулейха, а Раиса, и в 1930 году она была семилетней девочкой, а когда вышла замуж, муж не то что не бил, а пальцем ее не трогал… Над Зулейхой же измываются муж и свекровь, а в Сибирь она попадает 30-летней вдовой. Но основой романа «Зулейха открывает глаза» стали бабушкины воспоминания.

Книгу, вышедшую в 2015 году, уже перевели на 20 языков, причем первым издали татарский перевод и Гузель посвятила его бабушке. 

Роман о Зулейхе родился из учебного сценария. Гузель, прежде работавшая в области рекламы, пошла учиться в Московскую школу кино. Любопытно, но, сочиняя там этот сценарий, она думала, что Упыриху, жестокую свекровь Зулейхи, отлично бы сыграла Роза Хаируллина, — так и вышло. Самым подходящим исполнителем роли коммуниста Ивана Игнатова, раскулачивавшего татар, убившего мужа Зулейхи, а потом влюбившегося в нее, ей казался Анатолий Белый. А в роли Зулейхи Гузель видела Чулпан Хаматову, в которой есть та же нежность и сила, что и в ее героине.

Евгений Морозов и Роман Мадянов

Татарский бы выучил только за то…

Интересно, что Чулпан Хаматова, прочитав роман, мысленно примеряла на себя роль Зулейхи, жалея, что героиня моложе нее и она может не пройти возрастной ценз. Позже, познакомившись с Гузель и узнав, что «Зулейха» писалась практически под нее, Чулпан, конечно, очень обрадовалась.

«Я считаю, этот роман — большое событие в русской литературе, — сказала Хаматова, — и сейчас все усилия съемочной группы направлены на то, чтобы «Зулейху» не испортить. Трагедия тридцатых годов теперь ставится под вопрос, и это вызывает у меня большое раздражение и недоумение. Мне интересно, как развивается путь Зулейхи, какой бы она была, живи по-прежнему с мужем в татарской деревне. Как ее перековала и обогатила труднейшая жизнь, последовавшая за раскулачиванием и переселением». Чтобы играть Зулейху, Хаматова учит родной язык. Хотя она татарка, в ее семье говорили только на русском, а в ее школе изучение татарского шло из-под палки и пользы не принесло. «Это ужасно, мне стыдно, — призналась Чулпан. — Мой прадедушка говорил и писал на арабском и татарском, а я не знаю даже татарского… Я ведь тоже винтик колеса истории. Это системная ошибка, произошедшая в СССР, — и я из-за нее не говорю на родном языке и учу его для роли».

Евгений Морозов и Сергей Маковецкий

У прадеда Чулпан была небольшая обувная фабрика, поэтому его раскулачили, о чем в семье никогда не говорили. А Евгению Морозову, играющему полюбившего Зулейху «красноордынца» Игнатова, дедушки и бабушки рассказывали про репрессии. «Один мой дед, — говорит Морозов, — из
оренбургских казаков. В его станице было 230 старших чинов, в 1937-1939 годах их всех куда-то вызвали, и назад вернулись только 30. Другой дед — с Западной Украины. Он под раскулачивание не попал, а его соседей дважды раскулачивали, из большой семьи уцелел только один человек и в исподнем убежал в горы».

Хотя съемки начались недавно, Морозову уже пришлось бегать по реке по бревнам, спасать тонущую вместе с баржей беременную Зулейху… «Бревна в бурной реке были закреплены, но все равно скакать по ним было опасно, и частично это делал за меня дублер, — продолжает Морозов. — Спасение тонущей Зулейхи тоже далось тяжело. Мы были в одежде, она немилосердно тянула ко дну. Зулейха беременна, не умеет плавать, надо ее держать одной рукой, а другой — грести. Слава богу, нас окружали спасатели. Дублей восемь сняли — и с Чулпан, и с ее дублершей. Но куда сложнее была следующая сцена. Меня посадили на бревно, дали папку с надписью «Дело». А там список людей — причем реквизиторы постарались и это были имена реальных переселенцев, перемежавшиеся с именами героев фильма. Сотни человек. И я семь минут, слюнявя карандаш, зачеркивал фамилии и рядом писал «убыл» — то есть «умер». Отмечал утонувших на барже. Я так пропустил это через себя, что потом несколько дней ходил в подавленном состоянии».

Елена Шевченко, Александр Сирин и Чулпан Хаматова 

Под небом голубым поселок золотой

Татарский поселок, где жила Зулейха с мужем, находился под Казанью. И снимать его хотели там же — но обнаружили, что в окрестностях столицы Татарстана не осталось деревень со старыми домами. Поэтому снимали под Пермью, в музее под открытым небом «Хохловка».

Зато поселок Семрук, который по сюжету переселенцы построили в Сибири на берегу Ангары, кинематографисты возвели под Казанью, в городке Лаишево на берегу Камы. Снимать сериал в Сибири, а уж тем более в тайге запредельно долго и дорого. Чтобы от фильма осталось столь же светлое впечатление, как и от романа, Семрук построили из свежеоструганных досок, сияющих на солнце. Строительство на площади 6000 кв. м заняло три месяца. Причем кинематографисты облюбовали тот же красивый берег, что и местные жители. И рядом с декорациями, возводившимися кинокомпанией «Русское», в выходные соседствовали пляжные зонты и мангалы дачников. Поэтому землянку, где жили переселенцы первый год, не стали строить зараенее, за нее возьмутся в октябре, когда поток отдыхающих схлынет.

Такой таежный поселок Семрук построили под Казанью

В сериале заняты всенародно любимые артисты. Любовницу Игнатова Настасью играет Юлия Пересильд, энкавэдэшника Зиновия Кузнеца — Роман Мадянов, полусумасшедшего доктора Лейбе — Сергей Маковецкий. Но в некоторых ролях снимутся люди, и не мечтавшие об актерской карьере. Решая, кто сыграет домработницу Лейбе Груню, написавшую донос на профессора, чтобы занять его комнату в коммуналке, перебрали десятки актрис, а утвердили… второго режиссера Лилию Пысларь! Тот самый типаж — крупная, властная. Лилия согласилась, но теперь она, привыкшая командовать съемочными группами, трепещет: в кадре ей придется целоваться и обниматься!

Елена ФОМИНА, ТЕЛЕНЕДЕЛЯ.

Фото предоставлены пресс-службой телеканала Россия и кинокомпанией «Русское».

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости