Чтобы звезды светили, их нужно зажечь

Сегодня сборная Беларуси сыграет против финнов в четвертьфинале юниорского ЧМ

Сегодня сборная Беларуси сыграет против финнов в четвертьфинале юниорского (U–18) чемпионата мира. Так высоко наши юные хоккеисты не забирались уже 16 лет. Нынешний успех заставляет вновь задуматься о проблемах, с которыми сталкиваются в Беларуси молодые специалисты.

Магнитогорск. Выиграв у швейцарцев — 5:4, сборная Беларуси вышла в четвертьфинал юниорского чемпионата мира

В Канаде и США хоккеем занимаются порядка полумиллиона детей различных возрастов. В сопоставимой по населению с Беларусью Чехии — более 100 тысяч. В нашей стране на льду азы хоккейного мастерства постигают чуть менее шести тысяч. Причем ежегодно из пяти сотен выпускаемых спортивными школами молодых игроков востребованными в профессиональных клубах оказываются всего пару десятков. Приводя эти цифры, председатель Белорусской федерации хоккея Семен Шапиро подчеркивал, что при этом белорусская сборная находится среди лучших команд мира. Но даже это обстоятельство не может скрыть очевидного: с резервом в нашем хоккее нынче проблема.

Михаил Захаров
ФОТО ВИТАЛИЯ ПИВОВАРЧИКа
Со следующего сезона в командах высшего дивизиона национального чемпионата количество хоккеистов старше 28 лет не может превышать семи человек. В пользу нового поколения должен сыграть и лимит на легионеров. Главный тренер «Юности» Михаил Захаров, под руководством которого в нынешнем сезоне играли восемь попадающих в ветеранскую категорию хоккеистов, убежден, что возрастные лимиты — изобретение не сегодняшнего дня и пойдут хоккею на пользу:

— У нас уже была подобная практика в 2002 году. Сейчас ее просто восстановили. И это нормально: в мире нет ни одной хоккейной лиги, где не существовало бы ограничений, касающихся легионеров, ветеранов или уровня финансирования. В свое время в состав не мог пробиться Михаил Грабовский, Алексей Калюжный в 16 лет тренировался в московском «Динамо» с теми, кто не подходил основе. Это Глен Хэнлон сказал, что в Беларуси не нужны лимиты. Их убрали, но сколько игроков уровня Алексея Калюжного с тех пор выросло в нашей стране? Ни одного! Вот увидите: после введения ограничений из нынешних 19–летних парней через четыре года мы получим–таки несколько хоккеистов, которые смогут пробиваться в клубы КХЛ.

Алексей Калюжный
ФОТО ВИТАЛИЯ ПИВОВАРЧИКА
Главный смотр состояния дел в белорусском хоккее назначен на 2021 год. В Минске во второй раз в истории пройдет чемпионат мира, участниками которого должны будут стать и ребята, которые сегодня делают лишь первые шаги во взрослом спорте. Например, в составе выступающей на чемпионате мира юниорской сборной. Возглавляющий Центр подготовки юношеских и молодежных команд Алексей Калюжный верит в перспективы:

— Конечно, многое покажет чемпионат мира, но мне кажется, наша молодежь выглядит весьма неплохо. Некоторые ребята провели сезон в Америке. Они вышли из молодежного возраста, им нужно расти, и, думаю, уже скоро они окажутся полезны и сборной, и минскому «Динамо». При этом есть проблема: молодые игроки уезжают в Россию. Буквально сейчас мы пытаемся убедить родителей одного такого хоккеиста, которого, возможно, еще удастся вернуть. У нас есть ребята, способные выйти на хороший уровень уже в ближайшем будущем, но важно создавать для них условия.

Впрочем, куда больше вопросов вызывает будущее отдаленное. Работа детских школ и, главное, переход их воспитанников по этажам хоккейной иерархии становятся причиной жарких споров уже не первый год. Директор школы БФСО «Динамо», заместитель председателя Белорусской федерации хоккея Дмитрий Басков убежден, что ввод лимитов на легионеров и возрастных хоккеистов поможет работе и на самых нижних этажах селекционной пирамиды:

Дмитрий Басков
ФОТО ВИТАЛИЯ ПИВОВАРЧИКА
— Из–за различных форм собственности многие школы сегодня оказались отрезаны от клубов. Ограничив набор в команды возрастных хоккеистов, федерация пытается заставить тренеров задуматься о том, что происходит в школах. Они, по сути, были предоставлены сами себе. Детские тренеры работали безо всякой перспективы. Если клубы будут заинтересованы в появлении молодых игроков, начнется процесс, полезный для обеих сторон.

Который, хочется верить, сможет в какой–то мере решить и кадровый вопрос. Низкие зарплаты уже не первый год провоцируют текучесть кадров в детских школах. Минувший сезон стал первым за долгий период времени, когда количество принятых на работу хоккейных специалистов оказалось выше количества тех, кто решил уволиться. Семен Шапиро связывает это с началом реализации установки Президента, поставившего задачу создать детским тренерам приемлемые условия труда. Меньше 650 рублей на этом уровне уже никто не получает. У многих зарплаты превысили 1.000 рублей. Идут разговоры о возвращении в Беларусь (конечно, не в статусе детских тренеров) наших известных специалистов — Андрея Ковалева, Андрея Гусова, Андрея Сидоренко, Андрея Скабелки, Владимира Копатя. Не исключено привлечение к работе и Михаила Грабовского, если тот решит закончить карьеру.

— Год назад нас критиковали, что в хоккее работают тренеры из гребли или плавания. Мы навели порядок. Создали условия, проследили, чтобы у всех специалистов было соответствующее образование. По результатам работы тренеров в сезоне мы намерены их премировать. Организуются образовательные курсы. Главная движущая сила спорта — тренеры, и я думаю, белорусская школа хоккея может работать эффективно.

Семен Шапиро
ФОТО ВИТАЛИЯ ПИВОВАРЧИКА
В Минске сегодня работают 26 государственных и 3 частные школы. Число юных хоккеистов в них растет, но важным моментом в обсуждении перспектив развития белорусского детского хоккея является не только количество школ и суть происходящего в их стенах тренировочного процесса, но и умение показать ребятам перспективу. Курирующий сегодня подготовку сборных команд младших возрастов Алексей Калюжный с ходу называет несколько имен юных хоккеистов, которые уже в ближайшие пару лет могут заявить о себе на высоком уровне. Заинтересовавший «Лос–Анджелес Кингз» Степан Фальковский, попавший на драфт «Филадельфии» Максим Сушко, Влад Еременко, Влад Михальчук — на карандаше у скаутов. Дмитрий Басков, в свою очередь, парирует: в иной ситуации список этот мог бы быть гораздо длиннее. За океан наших ребят приглашают уже в более старшем возрасте, а российские скауты внимательно изучают не только свой резерв, но и детские соревнования в Беларуси. Как только здесь появляется подающий надежды парнишка, на него сразу обращают внимание и переманивают в российские школы. В итоге мы теряем этих хоккеистов уже на старте подготовки и вынуждены натурализовать иностранцев. Таких примеров Михаил Захаров может приводить множество: Павел Карнаухов, Кирилл Устименко, Кирилл Петков, Владислав Лоновенко... «В России сегодня играет множество наших молодых хоккеистов, и было бы здорово, чтобы они там гражданство не сменили. При этом хотя бы пару–тройку тех, кого здесь мы уже не увидим, добавить к составу нашей сборной, — это было бы то самое усиление, которого сегодня многие так ждут», — рассуждает Михаил Михайлович. Правда, Алексей Калюжный, в 13 лет также уезжавший тренироваться в Россию, убежден — внимание, которое в Беларуси уделяется каждому юному игроку, в перспективе может оказаться весомым аргументом для изменения ситуации:

— Да, в России сегодня играет целая плеяда наших молодых хоккеистов, но рано или поздно они все равно вернутся сюда, оценив создаваемые условия для развития. Ивацевичи, Горки, Лида... Все это я проехал, будучи уже не игроком, а отцом юного хоккеиста, который выступает на турнирах. Там действительно виден определенный прогресс, родителям помогают экипировать детей. В то же время на соревнованиях в России разговаривал с тренерами московского «Динамо»: мой сын начинал заниматься хоккеем в Москве. Там сейчас другая система. Детей приглашают со всей России, из Нижнекамска приезжают уже в 8 лет, но школа их не готовит, а занимается селекцией. Сегодня кто–то из ребят выделяется — зовут. Потом может случиться пауза в развитии — его выгонят. Станет опять лучшим — вернут обратно, а прежних выгонят. В итоге многие наши молодые ребята клюют на интерес и обещания российской школы с именем, уезжают туда. Потом оказывается, что им нужно постоянно доказывать свое право быть там, форсировать подготовку. Многие ломаются. Одновременно чем лучше они играют, тем больше на них давят по поводу смены паспорта. Когда кто–то из наших юниоров уезжает в США, можно быть спокойными: там никто не будет требовать, чтобы он отказался от белорусской сборной. Когда едет в Россию, все понимают, что вернуть его может оказаться сложно.

По словам Дмитрия Баскова, в перспективе существующую в Беларуси селекционную пирамиду планируется сделать еще стройнее:

— Мы делаем все, чтобы усилить конкуренцию в детском спорте. Делим чемпионат на дивизионы, увеличиваем количество матчей. Но при этом, глядя на эти матчи, мы видим, что многие тренеры для обеспечения результата начинают играть в два или полтора звена. Поэтому стараемся регулировать это регламентами, чтобы как можно большее количество детей получало игровую практику и имело возможность для роста. За конкуренцией и отбором не должна страдать база, из–за чего парней потом приходится в сборной учить техническим азам. Более того, если у кого–то из хоккеистов не получается за границей — всегда готовы принять их обратно и сделать все, чтобы они не потерялись. Но при этом мы не можем препятствовать им, если кто–то выбирает для себя другой путь. С тем же Устименко до его отъезда встречались, разговаривали. Сейчас он мог бы побороться даже за место в национальной сборной, но решил иначе. С другой стороны, в России сейчас тоже действует лимит на легионеров, и наши хоккеисты там считаются иностранцами потому, что россияне хотят растить свою смену, а не натурализовать легионеров. Поэтому и нам важно думать о том, чтобы создавать условия для появления своих звездочек.

komashko@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...