Минск
+17 oC
USD: 2.02
EUR: 2.27

Зачем Беларуси центр профилактической медицины

Чтобы сердце дольше билось

Болезнь легче предупредить, чем лечить. С такой прописной истины мы начали разговор с Владиславом Подпаловым, председателем правления Белорусского общественного объединения по артериальной гипертензии. Профессор Подпалов, возглавляющий кафедру терапии № 1 факультета повышения квалификации специалистов и переподготовки кадров Витебского медуниверситета, — один из немногих региональных ученых, которые трудились над Национальной программой демографической безопасности на 2006 — 2010 годы. Уже тогда с коллегами он предлагал организовать республиканский центр профилактической медицины. Не все задуманное, к сожалению, воплотилось в жизнь. Сегодня, по мнению Владислава Павловича, есть повод снова вернуться к этой идее. 


— Благодаря той программе наша медицина достигла среднеевропейского уровня развития: города областного значения доукомплектовали компьютерными и магниторезонансными томографами, в регионах поставили ангиографы, аппараты искусственного кровообращения, создали кардиохирургию, отечественная фармацевтическая промышленность начала выпускать весь перечень жизненно важных препаратов. Но на все задумки в области профилактики не хватило средств. К сожалению, к врачу мы продолжаем относиться как к пожарному, призванному тушить огонь болезни, разгоревшийся у нас в организме. Но такой подход к здравоохранению требует гораздо больше денег, чем вложения в профилактические мероприятия. Скрининг сердечно-сосудистых заболеваний я начал проводить с конца 1980-х, выезжая в регионы, пострадавшие от чернобыльской катастрофы. Кроме того, наша научная группа наблюдает 3,5 тысячи жителей Витебска. Наблюдения, а также результаты европейских и американских коллег показывают: за последние 10 лет распространенность артериальной гипертензии не изменилась. Все так же часто встречаются основные факторы риска, а по некоторым наблюдается рост: увеличивается количество людей с избыточной массой тела и ожирением, больных сахарным диабетом, снижается уровень физической активности. Прогнозировать ситуацию на 5 — 10 лет вперед и помогать бороться с факторами риска мог бы республиканский центр профилактической медицины. 

— Чем он может помочь конкретному пациенту? 

— Центр должен разрабатывать рекомендации на уровне государства. А вот чтобы они дошли до пациента, должна быть соответствующая вертикаль. Существующие сегодня отделения профилактики при лечебных учреждениях слишком маломощны. Поэтому зачастую профилактика ограничивается популистскими призывами типа «Бросай курить!». Но ведь есть множество наработок, внедрение которых не требует огромных вложений. Японцы, к примеру, давно определили минимум двигательной активности — 10 тысяч шагов в день. Это элементарно контролировать при помощи шагомера. Японцы же предлагают бороться с избыточным весом при помощи пластиковых муляжей блюд. Объем — перед глазами. И больше в тарелку не клади! Проводя собственные исследования на основе известной всем электрокардиограммы, мы пришли к выводу: если сумма амплитуды зубцов SV1+RV5–6 выше 24 мм, то необходимо начинать вести здоровый образ жизни, чтобы снизить риск развития артериальной гипертензии и таких осложнений, как инфаркт, инсульт. Это не единственная наша наработка, которая применяется на практике. Благодаря им в том числе смертность на Витебщине от болезней системы кровообращения одна из самых низких в стране.

— Как же здорового человека мотивировать пойти к врачу?

— В Южной Корее, например, ежегодное профилактическое обследование проходят бесплатно. Если проигнорировал — лечись потом за свой счет! У нас, на мой взгляд, стимулировать прохождение профосмотра может работодатель, заинтересованный в здоровых сотрудниках. Для этого нужно разработать и принять Кодекс о здоровье. Об этом, как делегат пятого Всебелорусского народного собрания, я еще 3 года назад говорил. Также значительным шагом в работе должно стать введение института врача общей практики. В Беларуси оно намечено на 2021 год. Семейный доктор будет больше общаться с пациентами и членами их семей, выявлять факторы риска, добиваясь взаимопонимания, выполнения рекомендаций. 

— Говорят, что далеко не все пациенты, знающие о проблемах с сердцем, принимают лекарства.

— По статистике, их более половины. Некоторые затягивают с лечением, потому что им «стыдно» казаться больными. Кто-то считает таблетки вредной химией… Но ведь препарат не назначат, пока он не пройдет хотя бы одно независимое многоцентровое исследование. Важно, чтобы лекарство принималось регулярно. Со временем по рекомендации врача пациент может уменьшить его дозу. Но если неконтролируемая гипертензия растягивается на полгода-год, в сердце, почках, сосудах наступают структурные изменения, которые без лекарств приведут к тяжелым осложнениям.

— Ваши американские коллеги из этого исходили, когда артериальную гипертензию стали диагностировать не как в Европе, при давлении 140 на 90, а при 130 на 80?

— Международное исследование SPRINT, завершившееся 3 года назад, показало: если артериальную гипертензию лечить интенсивно, снижая давление меньше чем 130 на 80, то смертность уменьшается. Это революционное исследование! Медикаментозную терапию в США и Европе сегодня начинают при давлении 140 на 90. Но задел в 10 мм ртутного столба заокеанские коллеги используют как поле для профилактики — изменения режима питания, увеличения физической активности, борьбы с курением и злоупотреблением алкоголем. Такой подход, на мой взгляд, практичнее. Чтобы обратить на него внимание, на X международную научно-практическую конференцию по артериальной гипертензии, которая недавно в ВГМУ проходила, мы пригласили из Флориды президента Международного общества по профилактике АГ Мафуса Эль Шахави. Побывал у нас и руководитель Европейского общества по АГ Константинас Ксиофисис. В результате ученые из Беларуси, России, Польши, Литвы, Швеции, Норвегии договорились дать старт международному проекту по мониторингу ситуации с АГ. Но, помимо этого, нам необходимо сформировать научное направление по профилактике неинфекционных заболеваний с помощью Госкомитета по науке и технологиям. 

— А как вы относитесь к термину «рабочее», или «индивидуальное», давление?

— Рабочее давление — миф. Существует целевое, которое должно быть ниже 130 на 80. Тогда у пациентов резко снижается вероятность развития инсульта, инфаркта, внезапной смерти. 

Процент пациентов, достигающих целевого давления, Европа хочет довести до 75. К тому же и мы должны стремиться. Амбициозно? Да! Но при совместной работе врача и пациента достижимо. Для этого потребуется скорректировать подготовку кадров. Особенно на последипломном этапе. И начать нужно с увеличения срока интернатуры, сделав акцент на профилактике.

golesnik@sb.by

Фото автора.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...
Новости и статьи