Чтобы рука не поднималась

В стране обсуждается концепция законопроекта «О противодействии домашнему насилию». Какие назревшие нормы предлагается в него внести?

Ежегодно в органы внутренних дел поступает около 120 тысяч сообщений о семейно-бытовых конфликтах. Как показывает практика, примерно в пятидесяти тысячах случаев виновные привлекаются к административной ответственности, а на 2,5 тысячи из них заводятся уголовные дела. Но большинство жертв и дальше терпят регулярные скандалы, побои и издевательства. А все потому, что по нынешнему законодательству административно-правовое воздействие по защите членов семьи от домашнего насилия, за исключением детей, сотрудники милиции могут предпринимать только после письменного заявления пострадавшего.

Однако пострадавшие зачастую не идут на такой шаг: боятся усугубить конфликт, не хотят платить штраф из общего бюджета, защищают детей от ярлыка «неблагополучная семья». Корреспондент «Рэспублікі» с помощью экспертов изучала концепцию закона, который должен расставить точки над «i» в этой сложной проблеме.

Коллаж Юлии КОСТИКОВОЙ

Дом, где согреваются сердца

На постсоветском пространстве сложилась добрая традиция называть кризисные центры для женщин дамскими именами. В нашей стране работает несколько таких учреждений. Название одному из них выбрано не случайно, ведь «Радислава» в переводе с древнеславянского означает «помогать добрым словом». С 2002 года одноименное общественное объединение не только словом, но и делом поддерживает женщин, пострадавших от насилия. Организация объединила приют для жертв, «телефон доверия» и консультационный центр по оказанию юридической и психологической помощи.

На первых порах убежище для женщин представляло собой комнату с четырьмя койками. Сегодня же приют разросся до целого дома, в котором одновременно могут проживать 30 человек. Жилище оснащено всеми мерами защиты: тревожная кнопка, решетки на окнах первого этажа, камеры наружного наблюдения.

Вообще, объединение создавалось женщинами, которые когда-либо в своей жизни сталкивались с домашним насилием. Председатель правления ОО «Радислава» Ольга Горбунова открыто делится собственной историей: 

— Когда я была подростком, мой отец начал злоупотреблять алкоголем, а потом и применять насилие. Страдала мама, доставалось и нам с сестрой. Сама я вышла замуж в двадцать пять лет, через год родила ребенка, а в тридцать три уже развелась. Бывший муж никогда не избивал меня, зато постоянно давил психологически. Долгое время я чувствовала свою вину, оправдывала бывшего супруга тем, что он устает на работе, пока я сижу в декрете. Потом поняла, что больше так жить не хочу, и подала на развод.

Сегодня Ольга вместе с 10-летней дочкой живет на съемной квартире. Ситуацию в семье родителей, которая не меняется десятилетиями, ей до сих пор трудно принять. С отцом женщина не поддерживает никаких отношений. 

Детскую травму Ольга пытается возместить нынешней работой, помогая десяткам женщин после насилия в семье устроиться в жизни. По звонку она в течение сорока минут прибывает на место и забирает клиентку, иногда — вместе с ее несовершеннолетними детьми. Среди пострадавших встречаются
представительницы совершенно разных возрастов и социального положения. Это и пенсионерки, и женщины с инвалидностью, и мигрантки… Все чаще за помощью обращаются молодые девушки до тридцати. И в каком-то смысле это радостный показатель: чем раньше женщина обратится, тем быстрее и эффективнее окажется ей помощь.

Хотя статистика доказывает, что построить нормальные отношения с мужем-агрессором практически невозможно. К сожалению, к этому выводу женщины приходят лишь после 10—12 фактов избиения или сексуального принуждения.

— Мы обеспечиваем женщин не только временным местом жительства сроком до года. Также с ними постоянно работают психологи и юристы, чтобы помочь разобраться, как строить жизнь дальше. Часто наши клиентки вспоминают о себе до насилия как об амбициозных и активных женщинах с множеством идей и планов на жизнь. Наша задача — укрепить их уверенность в себе, — Ольга Горбунова делится методами своеобразной реабилитации после семейного насилия с тяжелыми последствиями. — Один из наших проектов поможет оплатить женщинам дополнительное образование, и они смогут получить профессии парикмахера, бухгалтера, специалиста по маникюру и педикюру... 

Если бьет, то не любит

Первая попытка лоббирования Закона «О противодействии домашнему насилию» была предпринята еще в 2001 году. Однако то ли в силу своего несовершенства, то ли из-за неготовности самого общества она не увенчалась успехом. И граждане продолжали жить по принципам: «Бьет — значит, любит» и «Не выносить сор из избы». Спустя почти два десятка лет проблема назрела настолько остро, что правоохранители вернулись к разработке концепции закона. 

Согласно нынешнему законодательству, конфликты в семье относятся к делам частного порядка. Сотрудники милиции не имеют права применять меры правового воздействия без заявления жертвы. Исключение составляют лишь случаи, в которых доказана зависимость потерпевшего члена семьи от агрессора. Если финансовую зависимость доказать возможно хотя бы документально, то с психологической и эмоциональной — большой вопрос. 

Зачастую жертва отказывается писать заявление, потому что боится еще большей агрессии со стороны партнера либо опасается, что у нее отнимут детей в соответствии с Декретом № 18. Также сдерживающим фактором становится неэффективность самой распространенной меры наказания. На практике штрафы, которыми заканчивается 70 процентов «бытовых» судебных разбирательств, выплачивают сами жертвы из общего супружеского бюджета. 

— Дела, которые касаются темы домашнего насилия, должны быть публичного характера, чтобы обвинителями могли выступать и общество, и государство в лице прокурора. Новый закон должен быть универсальным и защищать любую жертву домашнего насилия вне зависимости от возраста, пола, места жительства, наличия тех или иных заболеваний. Причем документ должен содержать реальные меры помощи, — Ольга Горбунова рассказывает о предложениях в новый закон со стороны своего объединения. — Проблема в том, что такие сервисы, как наш, не повсеместны. Кроме нашего убежища в Минске и четырех проектов в системе «SOS — Детская деревня» в Могилеве, Боровлянах, Марьиной Горке и Минске, в стране работают кризисные комнаты. В них проживают люди, попавшие в тяжелую жизненную ситуацию. 

К сожалению, эти учреждения не специализируются на пострадавших от домашнего насилия, а значит, здесь часто не хватает для них мест, нахождение в таких комнатах становится небезопасным для жертв, а кадры не подготовлены для работы с данной категорией граждан. Надеемся, закон позволит не дожидаться заявления пострадавшего в милицию, а положит начало расследованию с момента поступления информации о факте насилия даже со стороны третьих лиц. 

Также ОО «Радислава» обеспокоено несовершенством системы работы с фактами насилия в семьях и нехваткой специалистов в этой области. А еще представители объединения предлагают ввести специальные курсы для семейных агрессоров как альтернативную меру наказания. 


По строгим правилам

По сути, новым законом планируется урегулировать общественные отношения по профилактике и пресечению домашнего насилия. Основными целями документа станут защита граждан от домашнего насилия, предупреждение, выявление и пресечение правонарушений в этой области, а также искоренение любых форм домашнего насилия, разработка комплексных подходов при применении мер защиты и оказании помощи пострадавшим. В законе предполагается расширить само понятие домашнего насилия и ввести определение экономического насилия, четко разграничить его виды.

Также концепция закона пре­дусматривает расширение круга лиц, которые могут быть привлечены к ответственности за насилие в семье. Предполагается, что в эту категорию попадут все близкие родственники независимо от места проживания; граждане, которые когда-либо вступали в партнерские отношения (юридический или гражданский брак), а также совместно проживающие люди. Желательно, чтобы в законе появилась и норма, пре­дусматривающая, что для начала разбирательств достаточно будет самого факта сообщения о домашнем насилии даже со стороны третьих лиц.

Немаловажная роль в концепции законопроекта отводится коррекционной программе для семейных агрессоров. Сегодня подобная полугодовая программа психологической помощи лицам, совершающим насилие в семье, по формированию у них ненасильственного поведения уже работает в отдельных регионах — Минске, Кобрине, Борисове, Гродно. Она включает групповые и индивидуальные консультации психолога. Планируется внедрить такую программу повсеместно, в том числе и в учреждениях уголовно-исполнительной системы. 

Также на законодательном уровне предполагается закрепить мероприятия по оценке рисков наступления домашнего насилия в каждой конкретной семье. Сегодня сотрудники милиции используют специальную анкету и определяют предполагаемый уровень риска повторения насилия. 

На данный момент документ прошел самый важный этап — процесс согласования с заинтересованными госорганами и организациями. Сейчас проект закона поступил в Совет Министров.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Ольга СОКОЛОВСКАЯ, заместитель начальника отдела организации работы участковых инспекторов милиции управления профилактики ГУОПП МОБ МВД, подполковник милиции:

— Разумеется, в нынешнем законодательстве прописаны некоторые постулаты, связанные с домашним насилием. Сегодня мы применяем меры индивидуальной профилактики к лицам, совершившим правонарушения в отношении членов семьи, предусмотренные Законом «Об основах деятельности по профилактике правонарушений». Также вторая часть статьи 9.1 Кодекса об административных правонарушениях предусматривает ответственность за совершение насильственных действий в отношении близких родственников или членов семьи – побоев, умышленного причинения боли, физических или психических страданий, статьи 9.3 и 17.1 этого же законодательного акта – за оскорбление и мелкое хулиганство соответственно. 

По сути, сегодня работа с семейными агрессорами юридически может начаться только после привлечения их к административной ответственности. Исключение составляют профилактические беседы, которые на практике оказываются малоэффективными. Более того, круг лиц, в отношении которых мы можем применять какие-либо меры реагирования, ограничен непосредственно членами семьи, то есть совместно проживающими гражданами и ведущими общее хозяйство. Соответственно, законодательство не распространяется на бывших супругов, которые продолжают проживать на одной жилплощади и, возможно, имеют общих детей, но уже не ведут совместное хозяйство. А таких случаев – множество.

Новый закон не только поможет правоохранительным органам регламентировать свою деятельность в отношении «бытовых» правонарушений, но и в целом оградит общество от стереотипов о том, что семейные проблемы – это закрытые вопросы. Все мы заинтересованы в том, чтобы закон помогал обществу строить нормальные, здоровые семейные отношения, основанные на взаимном уважении, любви, взаимопомощи и понимании своей ответственности. 

В ТЕМУ

За прошлый год совершено почти 2,5 тысячи уголовных преступлений на бытовой почве, причем 77,4 процента из них – в состоянии алкогольного опьянения. 78 процентов потерпевших – женщины, 22 процента – мужчины. Более трети всех бытовых преступлений зарегистрировано в сельской местности.

veronulas@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...