Что-то вокруг колхозное, но что-то вокруг мое

В РЕДАКЦИЮ «БН» обратились из Любанского района. Молокосдатчики деревень Коммуна и Нежин возмущены тем, что буренок из ЛПХ не лечат от мастита, хотя плату за диагностику этого заболевания в районной ветлаборатории берут исправно. Еще, рассказали они, в местном сельхозпредприятии для подворных хозяйств не выделяют ни сена, ни соломы, а ветврачи и вовсе… отказываются лечить скот частников. Так ли на самом деле обстоят дела у «коммунаров» и нежинцев с их молочным бизнесом?

Если молоко от личной коровы сдаешь государству за деньги, то почему недешевые уколы для нее ветслужба должна отдавать бесплатно?..

В РЕДАКЦИЮ «БН» обратились из Любанского района. Молокосдатчики деревень Коммуна и Нежин возмущены тем, что буренок из ЛПХ не лечат от мастита, хотя плату за диагностику этого заболевания в районной ветлаборатории берут исправно. Еще, рассказали они, в местном сельхозпредприятии для подворных хозяйств не выделяют ни сена, ни соломы, а ветврачи и вовсе… отказываются лечить скот частников. Так ли на самом деле обстоят дела у «коммунаров» и нежинцев с их молочным бизнесом?

Часть I. Разошлись в приоритетах…

ЧТОБЫ прояснить ситуацию, отправляюсь на Любанщину. Согласитесь, высказанные претензии — весомые. Но тот факт, что жалобщики решительно не захотели представляться, меня насторожил, даже заставил усомниться в их искренности. Люди опасаются каких-то надуманных преследований?

Надо сказать, что Любанский район в Минской области слывет одним из лучших по развитию личных подсобных хозяйств. В той же деревне Коммуна населенческое стадо — примерно 150 голов. У хозяев в среднем в хлевах по 2—3 рогули, а у кого-то и до пятнадцати (!) буренок.

— Немалое поголовье и в целом по району, — рассказал корреспонденту «БН» Виктор Статкевич, начальник управления сельского хозяйства и продовольствия Любанского района. — Всего — 16 тысяч 300 голов дойного стада и коров мясного направления. На 1 октября 2012-го на корову надаивали 3690 литров молока, что на 123  килограмма больше уровня соответствующего периода прошлого года. Общее же поголовье КРС — 56 тысяч. Развивается и свиноводство: имеется более 23 тысяч голов. Причем в нынешнем году в ОАО «Заболотский» будет сдан в эксплуатацию свиноводческий комплекс на 24 тысячи голов, построенный совместно с израильской компанией «AgriGo». Его планируем открыть до нового года и начать заполнять скотом. А первую продукцию объект даст уже в 2013 году.

— Такое поголовье — большая нагрузка для местных ветслужб, на «плохую» работу которых, кстати, пожаловались наши анонимы — авторы письма в «БН». Доходили ли до вас эти жалобы? И достаточно ли в районе специалистов соответствующего профиля? — интересуюсь у собеседника.

— Не хватает доярок, механизаторов, ветфельдшеров, зоотехников... Специалисты отработают два года и уезжают в город, — рассуждает Виктор Статкевич. — Работать в сельском хозяйстве мало желающих, а ведь и жилье предлагаем, и достойную зарплату. Видимо, получился «разрыв» поколений — запросы-то разные? Мы когда-то, в возрасте нынешних молодых специалистов, были рады радиоприемнику, велосипеду или мотоциклу, а сегодня никого и машиной не удивишь... Наибольшим спросом как раз пользуются имеющие зоотехническое и ветеринарное образование. По главным специалистам в хозяйствах все вакансии заполнены. Но ведь главный специалист — это лишь одна вакансия. А нам, на добрый толк, нужно, чтобы трудилось целое звено профессионалов. В последние годы мало желающих связать свою жизнь с зоотехнической или ветеринарной службой, потому что работа не из легких.

— А верно ли, что ветврачи ОАО «БВО» не лечат животных в ЛПХ деревни Коммуна?

— ОАО «БВО» было преобразовано из СПК в 2010 году — путем присоединения ОАО «Кузьмичи». Сейчас там главный зоотехник — молодой специалист Дмитрий Цыганков. А главный ветврач тоже молодой специалист, Владимир Мазок. О проблеме с нелечением скота населения я слышу впервые. И думаю, что дело тут в самих сельчанах. Руководителям и специалистам хозяйств дано указание пролечивать скот сельчан, выделять для этого медикаменты. Но не раздавать препараты безвозмездно, а продавать! Наверное, в этом и кроется зерно «народного» недовольства? Никогда такого не было, чтобы ветеринар в деревне отказался лечить животное. Другое дело, что хозяин не хочет ради буренки с копеечкой расставаться. Бывают люди, которые только и ждут, чтобы всё им дали: сено, зерно...  — знакомит со своим видением ситуации Виктор Статкевич.

«Лечить хотят задаром»

Подобную же характеристику запросам некоторых жителей Коммуны дал и руководитель местного хозяйства.

— Да, в Коммуне есть пара «доброжелателей», таких, что если не пожалуются на кого-то, спокойно не уснут, — убежден Андрей Храков, директор ОАО «БВО».

— А остальные сельчане высказывали вам претензии по поводу трудностей с ведением ЛПХ?

— Нет, тишина...

— Андрей Николаевич, со стороны анонимов звучат нарекания на работу вашей ветеринарной службы…

— А у меня на данный момент по ветеринарному обслуживанию нет никаких вопросов. Главный ветврач — молодой парень Владимир Мазок, примерно два месяца назад, после Витебской государственной академии ветеринарной медицины, пришел к нам на работу. Трудится усердно, работу ветслужбы хозяйства организовал на должном уровне. Думаю, жалобы — это уколы отдельных личностей. Парень настроен остаться в хозяйстве, привезти сюда жену. И очень надеюсь, что такие вот «доброжелатели» не выживут его из деревни. Предположу, что «нарекания» эти — не по поводу работы Владимира, — считает Андрей Храков. — Многим не нравится, что с недавнего времени введена стопроцентная оплата за использование при лечении медикаментов. Понимаете, мы работаем в государственном сельхозпредприятии. Один укол антибиотика, который нужно ввести корове, чтобы ее спасти от мастита или эндометрита, стоит примерно 250 тысяч рублей, а уколов таких надо сделать несколько. Хозяйство лекарства покупает, так почему мы должны делать уколы бесплатно? Люди сдают молоко, получают за это деньги. Корова — это их источник дохода. Почему же услуги ветврача — а он приходит, лечит, порой в позднее время, после основной своей работы — должны быть бесплатными для хозяев ЛПХ? Сверхурочные оплачивает хозяйство, где тот трудится...

— А правда ли, что, по словам наших анонимов, местное хозяйство не обеспечило в этом году хозяев ЛПХ ни сеном, ни соломой?

Андрей Храков поясняет:

— Руковожу хозяйством только три месяца. Но знаю, что всем, кто обращался в ОАО «БВО» за сеном или соломой, ее выделили, но опять же — на платной основе. Хотя, например, в минувшем августе никто не просил выделить сено. Припоминаю, как-то две доярки завели подобный разговор, но потом так и не пришли в контору за выписками. А что до соломы, так выписываем ее всем без вопросов.

«Вчера только «на патологию» выезжал!»

Беседую с тем самым ветврачом хозяйства, что якобы отказывается лечить в Коммуне населенческий скот:

— Мы прилагаем все усилия, чтобы лечение животных с частных подворий проводилось своевременно и качественно, — поясняет мне Владимир Мазок, главный ветеринарный врач ОАО «БВО». — Предлагаем на выбор медикаменты зарубежных и отечественных производителей. Ведется журнал регистрации больных животных частного сектора. Да что тут говорить... На днях директор ОАО даже отпустил меня со служебной планерки, чтобы я мог принять патологический отел у коровы... Это было в шесть утра, а вечером, после работы, поехал на то подворье снова. К тому же поголовье скота в хозяйстве — 4500 голов КРС и около трех тысяч свиней, итого — 7,5 тысячи голов, да и населенческой скотины порядка четырехсот буренок. А по законодательству норма на одного ветврача — 850 голов. Но я же не ропщу, не жалуюсь…

Откуда же тогда недовольство со стороны любанских молокосдатчиков?

— В первые дни моей работы здесь случилось одно происшествие. Спустя три дня, как только заступил на новую должность, ко мне обратились за помощью. Но был конец месяца, надо делать отчеты, я и ответил, что смогу приехать только через два дня. И, к сожалению, через день корова, пролечить которую меня просили, пала. Хотя буренка эта была уже старая, а болезнь у нее — запущенная... Да и ничто не мешало вызвать работников райветстанции, оплатив вызов. Но… В итоге я получил замечание от руководителя ОАО. Есть официальный приказ: в случае, если подобное повторится, буду нести материальную ответственность.

— Какие-нибудь еще нарекания от населения слышите в свой адрес? — донимаю молодого специалиста неудобными вопросами.

— Многие возмущены тем, что колхоз перестал раздавать медикаменты «за спасибо», — подтверждает Владимир Мазок. — Их стоимость — согласно товарно-транспортным накладным. Список из 28 наименований наиболее часто используемых лекарств — на стенде в конторе хозяйства. И еще был вывешен на здании магазина. Что я думаю по поводу этих возмущений? — продолжает Владимир. — Ежемесячно из бюджета ОАО «БВО» на закупку медикаментов выделяется около 100 миллионов рублей. А если на частном подворье десять голов КРС или свиней, то, допускаю, лечение обходится в круглую сумму. Они хотят лекарства бесплатно, а мне что, потом заниматься фальсификацией? Списывать медикаменты на якобы пролеченный колхозный скот?! В некоторых любанских хозяйствах и вовсе нет главного ветврача, а есть исполняющие обязанности, так скот населения в тех деревнях лечат специалисты райветстанции... Тогда платить приходится не только за лекарства, но и за вызов, работу ветврача.

— Самое дорогое лекарство — мастинол — стоимостью 214 тысяч 500 рублей, остальные — в пределах 40—50 тысяч... Спросом пользуются чаще дорогие медикаменты или дешевые?

— Сложно сказать. Приехав,  я ставлю больному животному диагноз и назначаю лечение. А хозяин сам выбирает, какое лекарство ему купить — подешевле или подороже, лечить буренку антибиотиком за четыре тысячи рублей двадцать дней либо уколоть два раза лекарство за 200 тысяч. Мы предоставляем возможности, решение — дело каждого хозяина. Качественные лекарства быстрого действия стоят около 200—300 тысяч. И это еще не предел! Но кому нужно лечить буренок? Нам или хозяевам подворного бизнеса? А бесплатно — сегодня это уже вряд ли...

Согласен с этим мнением и Николай Дудик, председатель Коммунаровского сельского Совета:

— Деньги получают за сданное молоко, откладывают для детей и внуков. А лечить корову-кормилицу хотят даром? Да еще требуют: «Колхоз обязан!» Но ведь и хозяйству лекарства бесплатно не достаются! Это сугубо мое мнение. Хотя подчеркну: лично ко мне по этим вопросам сельчане не обращались…

Вот сейчас — самое время дать слово возмущенным хозяевам буренок, но... Свои имена люди не хотят видеть в газете: мол, почему только я, а не все население, что я, самый крайний? На мой же вопрос: «Если ветврач хозяйства отказывается лечить буренку, можно ли найти в деревне, например, ветврача-пенсионера?» — услышала от одной из хозяек рогатого источника дохода: «Это я-то буду искать? Ветслужба должна помогать, как «скорая помощь», я же сдаю молоко государству, себе даже на сметану не оставляю... А что говорят — деньги за это получаю, так это же копейки! Вон, в магазине пакет молока 6500 рублей...»

Часть II. Проба на мастит. Кому брать?

-ПО ветеринарно-санитарным правилам все поголовье дойного стада КРС должно ежемесячно исследоваться на клинические и субклинические маститы с составлением соответствующих документов. Иначе молоко на перерабатывающий завод приниматься не будет, — пояснила мне Людмила Котович, ветврач-эпизоотолог ГУ «Любанская райветстанция». — А что касается того, что процедура эта платная... Так ведь и производитель сырья зарабатывает на молоке. Считаем, что вполне подъемная трата — 5 тысяч 250 рублей в месяц за то, чтобы подтвердить безопасность своего товара. Другое дело: люди не хотят проводить эти исследования, тратить деньги на лечение животных. По причине своей занятости или просто лености, безалаберности... Заготовитель, который везет молоко на перерабатывающее предприятие, просто обязан доставлять туда заведомо безопасную, здоровую продукцию. Ведь если на заводе качество молока не подтвердится, сырье просто «развернут» обратно.

— Смысл — в подтверждении безопасности молочной продукции с личных подворий, — добавил Бронислав Свинко, заместитель главного ветеринарного врача Любанского района. — Согласно «Ветеринарно-санитарным правилам для молочно-товарных ферм сельскохозяйственных организаций, личных подсобных и крестьянских (фермерских) хозяйств по производству молока», утвержденным постановлением Министерства сельского хозяйства и продовольствия Беларуси от 17 марта 2005 года № 16: «Все стада дойных коров и других молочных животных должны (…) подвергаться исследованию на бруцеллез, туберкулез, лейкоз, мастит, а при необходимости и на другие болезни, в сроки и методами в соответствии с действующими инструкциями о мероприятиях по профилактике и борьбе с ними. (…) Ветеринарные мероприятия должны выполняться в соответствии с ежегодными планами противоэпизоотических мероприятий и по результатам проводимой диспансеризации». И далее, в 11-м пункте первой главы: «Для выявления животных, больных маститом, ветеринарная служба организации не реже одного раза в месяц исследует пробы молока (…) в одном из маститных тестов (с белмастином, димастином, мастидином)». У нас, как и по всей республике, широкое распространение получила белмастиновая проба.

— Но кто должен собирать эти пробы: ветеринарный врач хозяйства, работники районной ветеринарной станции или молокосборщик?

— Большого страха нет в том, что пробирки с молоком для анализа, подтверждающего качество и безопасность продукции, собрал человек, который, собственно, и везет молоко на завод, отвечает за него, — пояснил заместитель главного ветврача Любанского района. — А вообще, бывает по-разному...

— А как потом быть с лечением, если пробу изначально брал не специалист?

— Когда человек болеет, он сам себе измеряет температуру, а потом обращается к специалисту. Так и здесь: частник обращается к ветврачу хозяйства или к нам, в районную ветеринарную службу. А мы лечим — вот и все. Насколько затягивается лечение коровы от мастита? Это зависит от характера заболевания, его формы, течения болезни. Конкретных сроков нет, но в среднем это примерно 7—10 дней. Вообще, мастит — достаточно распространенное заболевание. Порядка 10 процентов коров в течение жизни переболевают разными формами мастита. Основные причины заболевания — травмы, нарушения условий содержания животных, неправильный туалет вымени. Еще буренка может заболеть, если хозяйка ее подоила несвоевременно, — говорит Бронислав Свинко.

Чтобы проследить за маститной ситуацией в деревнях Нежин и Коммуна, направляюсь в отдел лабораторной диагностики ГУ «Любанская райветстанция».

— Мы ведем специальные журналы. По маститам журнал, например, ведется с 2010 года. Здесь — сведения обо всех проведенных анализах, результатах проб уже пролеченных животных. Кто приносит пробы? По-разному: как молокосборщики-предприниматели, так и сами люди, в деревнях некоторых сельсоветов анализы делают ветврачи хозяйств. Стоимость анализа сегодня — 5250 рублей. Вот кассовый аппарат, вот журнал платежей — все регистрируется, — демонстрирует прозрачность процедуры Людмила Сенченя, заместитель главного ветврача района по диагностике. — В прежние годы было очень много больных маститом коров. Сейчас люди в основном следят за здоровьем буренок, ведь молоко от больных животных не принимают. Вас интересуют исследования, например, в Коммуне? Пожалуйста, последнее было 20 сентября, принесли 96 проб, 12 из них — положительные. Кстати, сразу же после исследования звоним молокосборщику и сообщаем, что коровы с таких-то подворий больны — молоко принимать нельзя! А хозяин буренки должен уже сам обратиться к врачу. Пройден курс лечения — вновь к нам, с пробой на мастит.  Повторное исследование мы проводим бесплатно. Болезни не обнаружено — даем выписку о том, что корова здорова. На основании этого документа молокосборщик вновь будет брать молоко с подворья. Дальше — по журналу: в июле 2012-го из Коммуны было исследовано 87 коров — ни одной больной не оказалось. В августе 116 буренок — три из них больные.

— Почему все время разные цифры исследуемого поголовья?

— Точно сказать трудно. Мы же не проверяем количество коров в каждом сарае! Но, скорее всего, за этот период численность коров в деревенском стаде не менялась, просто в первый раз хозяева нескольких коров не захотели тратиться на несколько анализов, а сдали только одну пробу. А спустя какое-то время с завода вернулась бочка с молоком — значит, чья-то корова больна. И тогда односельчане начали «уличать» друг друга. Хотя и нам хозяева порой не верят, твердят: мол, моя коровка здоровая, и молоко от нее хорошее. Да, раньше люди мастит определяли по комкам в молоке, выделениям из вымени и так далее. Но это — уже клинический мастит. А есть же еще и скрытый, субклинический, определяющийся только во время теста, — раскладывает «по полочкам» Людмила Сенченя.

— А обращались ли к вам молокосдатчики из Коммуны?

— Нет, к нам лично никто не обращался. Звонила пару месяцев назад какая-то женщина, но не из Коммуны, а из деревни Сосны, представилась старостой деревни. Я объяснила, почему мы делаем анализ и почему за него нужно платить...

— Людмила Васильевна, а насколько опасно маститное молоко для здоровья человека?

— Все-таки в больном молоке большое количество болезнетворных микроорганизмов, идут воспалительные процессы. Повторюсь, визуально определить можно только клинический мастит, а вот начальную стадию самому хозяину ЛПХ выявить невозможно. Препарат во время теста сразу определяет — больное молоко под воздействием того же белмастина свертывается, становится похожим на слизь, — подвела итог нашей беседе замглавветврача района по диагностике.

Согласимся, довод ветврачей резонен, болезни надо выявлять. А уж кто сделает первый шаг — «измерит температуру» — неважно. Но при этом нельзя не согласиться и с молокосборщиком.

— Люди постоянно жалуются на то, что именно я беру анализ на мастит. Говорят: вот если бы это делала ветслужба, то она потом была бы обязана лечить коров. А так как забор проб беру я, то, соответственно, автоматически никакого лечения буренки не получают. Нужны ли мне претензии от сдатчиков? Однозначно — нет! На то, что собираю и сдаю молоко на Любанский сыродельный завод, у меня с переработчиком составлен договор. А вот на то, чтобы я делал забор проб, у меня никакого договора нет, денег за это не получаю. Можно сказать, просто бесплатно помогаю райветлаборатории выполнять их план по платным услугам, — считает Андрей Михневич, молокосборщик, индивидуальный предприниматель, упомянутый в письме анонимов. — Это только кажется, что собрать пробы — плевое дело. Анализ — раз в месяц: один день уходит на то, чтобы баночки раздать и сообщить, что завтра сбор проб, второй день — баночки собрать, а также деньги за анализ, выдать сдачу. И в то же время нужно привезти вовремя молоко на завод, отчитаться за кислотность, жирность, плотность, чистоту... Считаю так: если ветслужба сама берет забор проб на туберкулез, лейкоз и бруцеллез, и это их обязанность, то мастит — это такая же болезнь коров. Почему проба на него стоит как бы особняком?

— А согласились бы вы на то, чтобы составили с вами отдельный договор на сбор этих самых проб?

— Нет, я лично под ним не подпишусь! У меня и своей ответственности по молоку много, пусть этим занимается райветслужба.

СПРАВКА «БН»

Молоко от коров, заболевших маститом, до их полного излечения нельзя употреблять людям и давать телятам. Немедленному уничтожению подлежат молоко и все молочные продукты от больного животного. При заболевании животных маститом в них резко повышается концентрация хлоридов — на 25—30 процентов, содержатся различные виды микробов — стрептококки, стафилококки, кишечные бактерии.

ОТ АВТОРА

Трудно согласиться с кем-то безоговорочно. Кто должен больше волноваться о здоровье буренок и качестве молока: молокосдатчики, сборщик или райветслужба? Думается, и те, и другие, и третьи — сообща, координируя усилия. Надеемся, что в скором времени в Любанском районе «придумают» простую и эффективную схему этой процедуры. Пусть появится человек, который раз в месяц займется маститным тестом. Или, уважаемые специалисты райветстанции, предложите свой вариант! «БН» не снимает вопрос с контроля.

Надежда БУТОВИЧ, «БН»


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости