Что происходит (?) (!) (.)

Как прошел первый эфир общественно-политического ток-шоу «Что происходит»

Корреспондент «СГ» побывала на первом прямом эфире общественно-политического ток-шоу
НА СЪЕМОЧНОЙ площадке — рабочая суматоха. Операторы проверяют камеры, участникам программы поправляют микрофоны, в полной «боевой» готовности ведущий Егор Хрусталев — посматривает в сценарий и время от времени заводит непринужденную беседу с гостями. Скажу по секрету, даже такой мэтр тележурналистики немного волнуется. 



Итак, «Что происходит»? Это мы выясним в прямом эфире, да и сам выпуск на этот раз будет нетипичным. Наблюдать за процессом будем не со съемочной площадки, а из аппаратной. 

«Что происходит» — это очень емко!»

Здесь большие мониторы с многочисленными картинками, отображающими, что прямо сейчас происходит в студии. Если Хрусталев рулит в студии, то в этой комнате парадом командует режиссер эфира Глеб Шаппо. Он сидит по центру и переговаривается с кем-то по микрофону. Рядом у компьютеров несколько его помощников, чуть дальше возится с настройками звукорежиссер. Однако пока меня интересует другая персона. Здесь в 21.30 воскресного вечера наблюдать за происходящим будет и генеральный директор ЗАО «Столичное телевидение» Юрий Козиятко. 

— Юрий Васильевич, часто присутствуете на съемках этой программы?

— Часто, потому что ток-шоу — одна из главных наших программ, наряду с новостями и другими общественно-политическими передачами. В управлении ЗАО «Столичное телевидение» — телеканалы СТВ и РТР-Беларусь. По СТВ идет программа «Такова судьба», но она больше социально-культурологическая. А вот общественно-политического ток-шоу у нас не было. И в год, предшествующий 15-летию СТВ (1 января 2016 года), наконец появилось. Одна из причин — проблема со студией, ведь чтобы пригласить на программу до 100 человек, нужно большое помещение. У нас на Коммунистической, 6 такого нет. Год назад стали арендовать его на журфаке БГУ. 

— Программа впервые вышла в эфир в апреле. Хорошее у нее название... 

— Помните, говорил капитан Врунгель: «Как корабль назовешь, так он и поплывет». Я вел много программ, и опыт показывает, что название должно стрелять. «Что происходит» — это очень емко! Здесь можно поставить и восклицательный знак, и вопросительный, и точку. 

Сегодняшний выпуск не совсем типичный. История СТВ — это фактически большая часть истории суверенной Беларуси. Мы шли вместе со страной и к нашему дню рождения решили сделать цикл фильмов «Я шагаю по стране». Мы шагаем здесь не только по стране, но и от нулевого километра истории, показываем, что было 15—20 лет назад и что имеем сегодня. Для истории это никакой отрезок времени, а создана интересная красивая страна, в которую приезжают гости и восхищаются ею…



Юрий КОЗИЯТКО.

Строго до платочка

Действительно, слышу, как во вступительной речи Егор Хрусталев уже произносит фразу: «Для того чтобы понимать, что происходит, время от времени надо оглядываться и смотреть, что было. Наша маленькая страна смогла отшагнуть от пропасти». На экране завязывается беседа о темах, которые поднимаются в фильме, а многочисленные гости, приглашенные сюда, делятся своими мнениями. Здесь и сами авторы, которые работали над ним.

— Чтобы ток-шоу отличалось от других, предусматривали какие-то фишки? — продолжаю допытываться у Юрия Козиятко.

— Все ток-шоу в мире как-то похожи. Принципы те же. Отличие — в подборе ведущего, который отстаивает свою авторскую позицию, и группе, которая эту программу создает. Мы могли начать с вопроса нашему ученому-экономисту Владимиру Николаевичу Шимову: «Помните, как было 20 лет назад?» Но нет, стартанули с белорусских мехов и изумрудов… Это авторский взгляд Егора Хрусталева. Он так решил? Хорошо. 

То и дело слышу от Глеба Шаппо различные комбинации «один», «два», «пять», причем, чем дальше, тем быстрее звучат эти команды. На экране тут же появляется нужная картинка, которую и видят телезрители. При этом ему нужно «ловить» выражение лиц, реакцию собеседников на высказывания… 



Интересно, а как у операторов получается моментально среагировать и направить камеру на нужного собеседника? Все отрабатывается до эфира. В тот момент, когда ведущий знакомится с новыми гостями, операторы стараются подсекать эти моменты и запоминать, кто и как выглядит. У ассистента режиссера по титрам, находящегося в аппаратной, есть заранее заготовленный список имен. Как только на экране появляется новое лицо, он моментально находит нужное и выдает «Титр есть». Один «клик» кнопки — и надпись на экране. У Глеба все строго, после эфира признается: «Самое главное, чтобы все четко выполняли мои команды. В ситуации форс-мажора (что-то пошло не по сценарию) нужно в считаные секунды принять оптимальное решение. Бывают разные ситуации. Например, Егор поднимет к лицу папку, значит, что-то идет не так, и я должен с ним поговорить». 

Сложнее выкрутиться в такой ситуации ведущему. Ведь он может отвечать лишь условными знаками. Например, едва уловимым кивком, причем незаметно для зрителя. Однако сейчас на связь с Егором вышли во время рекламы на РТР-Беларусь. Кто-то в студии нашептал режиссеру, что ведущему нужно поправить платок. Нажав кнопку, тот связался с Хрусталевым. Ведущий тут же все уладил и показал большой палец, дескать, все в порядке. 

Неподалеку от режиссера я заметила юную особу, у которой не было под рукой компьютера и диковинных кнопок. Это дочь автора и ведущего итоговых выпусков новостей «24 часа» Игоря Позняка Мария. Ее отец тоже принял не последнее участие в проекте «Я шагаю по стране». Представительница телединастии рассказывает:

— Брать на работу папа начал меня с восьми лет, а с 12 стала ходить сюда уже как по расписанию. Иногда помогаю ему, как настоящий корреспондент. Знаю, что такое синхрон, стендап... Все это безумно интересно и увлекательно. В будущем сама хотела бы стать теле- или радиоведущей. 

«Даже мама заметила, что волновался» 

Только посмотрев, как внутри создается эта программа, понимаешь, какая выдержка требуется. Признаюсь, ожидала большего волнения во время первого прямого эфира, но… все складывается в красивую мозаику, команда все отрепетировала еще в четверг. А вот среди гостей не было подсадных актеров и наигранных речей. Все по-настоящему. 

— В России над ток-шоу работает огромный штат, там гораздо больше финансовый ресурс, — поясняет Юрий Козиятко. — Понятно, что каждого гостя там готовят. А посмотрите, как сейчас отвечала на вопрос ведущего наша юная биатлонистка Дарья Блашко. Так вот, ее никто не готовил, это видно, но сказала, что думает, от души. В этом и прелесть. 

— Многие подобные ток-шоу идут в записи. И зритель зачастую этого даже не замечает. А почему «Что происходит» решили выпускать в прямом эфире?

— Прямой эфир — это огромный выброс адреналина, полет в космос. Ты чувствуешь, что тебя сейчас смотрят. Поэтому и программа получается более живой, энергичной. У тебя нет права на ошибку, и это тоже к чему-то обязывает. Это как ходьба по канату. Шаг влево, шаг вправо, и можно сорваться. Поэтому собираешься с мыслями и получаешь удовольствие. Играет что-то в крови и у тех, кто в зале. Получается интересно. 

Программа закончилась выступлением белорусского участника детского «Евровидения-2015» Руслана Асланова. Последняя команда от Глеба Шаппо поступила звукорежиссеру: «Один куплет и припев». После все расслабились. В аппаратную с улыбкой заходит Егор Хрусталев. 

— Егор Вячеславович, волновались? 

— А как же! Вот даже мама прислала СМС: «Все хорошо, но поначалу было видно, что немного волновался». Сегодня не было конфликта, а была промо-история о новом проекте СТВ. Множество сюжетов, гостей, и сложно было все это выстроить. 

В продолжение темы быть или не быть прямому эфиру отвечает:

— Быть. Телевидение может противостоять интернету тогда, когда это прямой эфир. 

— Знаю, сегодня вы отработали третий выпуск, недавно вернулись из Москвы, где работали продюсером. А что вам ближе?

— Тем и хороша жизнь, что есть такие повороты. Когда я вел на ОНТ ток-шоу «Выбор» пятый или шестой год, мне было смертельно скучно. Повторялись темы, гости, не видел никакого роста. Смена деятельности важна, но в какой-то момент я понял, что соскучился по этой профессии. И мне кажется, сам стал другим, потому что по-другому формулирую вопросы, совершенно точно понимаю, как лучше выстроить историю вначале интервью, зная, к чему нужно прийти в конце. Это мне доставляет большое удовольствие.

— А бывали в момент прямого эфира у вас ляпы?

— Конечно. Однажды сказал после рекламного блока: «Напоминаю, вы смотрите телевизор». Вспоминать смешно, но это не есть хорошо. 

— В чем состоит ваша закадровая работа сейчас?

— Сначала придумываем тему. Есть группа редакторов, которая собирает информацию и ведет переговоры с гостями. Как правило, мы вырабатываем какую-то стратегическую линию в начале недели, потом она обрастает идеями и персонами. Ну а за день до эфира выстраиваем линию беседы. Я собираю всю информацию, вот сегодня целый день над ней работал. 

— На этот раз конфликта не было. В ситуациях с высоким градусом предпочитаете быть нейтральным или не прочь поспорить? 

— Я не спорщик и стараюсь как-то отпасовать, сделать так, чтобы основные эмоции остались гостю. Я один из тех журналистов, который пытается сыграть так, чтобы собеседнику было комфортно.

— А как же вы обычно достигаете какого-то накала, где надо и поспорить?

— Прошли времена, когда зрителя можно увлечь тем, откуда выходит ваш гость, в каком кресле он сидит. Это было вначале, когда развивалось телевидение и за декорации можно было спрятать, что угодно. Сейчас, если у вас нет контента, интересных людей, ничего не произойдет. Американский тележурналист Ларри Кинг делает передачи в маленьком кабинете, и все 30 минут заслушиваешься.

Можно, конечно, спорить с собеседником, но надо смоделировать вопрос, который подразумевает развитие его точки зрения. Популярный российский радиоведущий Владимир Соловьев в радиоэфирах может так отбрить слушателя: «Если вы идиот, не звоните на радио». При этом он умный человек. У меня характер не такой, чтобы так себя вести. Можно сказать по-другому: «Ваша позиция настолько слаба, что не выдерживает никакой критики» или «не подтверждена никакими фактами». И Соловьев, и я получаю ответ, но мне мой подход ближе. 

P.S. Следующая программа «Что происходит» выйдет в воскресенье в 21.00. Информационным поводом станет Форум регионов Беларуси и России, который начался в Сочи в четверг. Ну а фильмы «Я шагаю по стране» зрителям начнут показывать в конце сентября на СТВ.

korshuk@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Сергей ЛОЗЮК
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости