Сельская газета

Что позволено фермеру, не позволено совхозу

ОДНОЗНАЧНО утверждать, кто сегодня лучше хозяйствует на земле, с наибольшим экономическим эффектом, — фермер или сельхозпредприятие, —  не всегда корректно. Отчасти потому, что работают они в разных условиях и на разных землях. Но порой бывает так, что финансовые и производственные результаты находящихся рядом субъектов хозяйствования различных форм собственности сильно отличаются.

Фото bisnesideya.ru

Недавно встречался с руководителями одного из лучших на Гродненщине фермерских хозяйств «Спадчына-плюс», что в Свислочском районе, Борисом Линкевичем и Александром Пацем. Их КФХ имеет стабильную прибыль, развивается. В то же время соседние крупные сельхозорганизации УСП «Совхоз «Вердомичи» и «Совхоз «Порозовский» не могут свести концы с концами. Почему?

Свой частный бизнес, кстати, Линкевич, как и многие предприниматели в 1990 годы прошлого века, начинал с торговли. Казалось, дела шли неплохо. Но с детства руки тянулись к сельскому труду. Хотелось работать на земле, получать реальный результат. Для ведения крестьянского хозяйства ему выделили 20 гектаров. Посадил картофель, посеял сахарную свеклу, гречиху. Урожай вырастил неплохой, получил доход. Появилось желание расширить площадь. Правда, со временем понял, одному работать сложно — даже в отпуск поехать нет возможности. А если заболеет? Решил: необходимо с кем-то кооперироваться. Вскоре нашел единомышленника. Им оказался фермер-сосед Александр Пац. Теперь Линкевич и Пац имеют на двоих почти 700 гектаров земли и свиноводческую ферму более чем на 2 тысячи голов. Выращивают овощи — морковь, столовую свеклу, капусту, лук, картофель, — а также рапс и зерновые на корм скоту.

По мнению Бориса Евгеньевича, аграрии порой несут экономические потери там, где они, казалось бы, должны быть в выигрыше. Например, при проведении тендеров на покупку оборудования и запасных частей. Фирмы, участвующие в них, диктуют порой запредельные цены. Говорит, ему зачастую аналогичные товары обходятся в разы дешевле, чем государственным сельхозпредприятиям.

Сажают на финансовую мель хозяйства и банковские кредиты, которые они берут на свое развитие под высокие проценты. Фермеры такими услугами банков стараются не пользоваться. Они прекрасно понимают: непосильная ноша. А если покупают дорогостоящую технику, то стремятся это делать по лизингу.

Не всегда стоит гнаться за высокими показателями в производстве продукции. Во всем необходим точный экономический расчет. Возможно, не стоит идти на большие финансовые затраты, чтобы получить 60 центнеров зерна с гектара, достаточно и 50. Главное — иметь от этого как можно большую рентабельность.

Кстати, глава фермерского хозяйства высказал пусть и спорную, но интересную мысль. Государство, мол, вкладывает огромные деньги в строительство современных животноводческих комплексов, но не всегда они дают тот результат, на который рассчитывали. На крупных молочно-товарных фермах продолжительность жизни коровы 3—4 года. Он, как и любой серьезный специалист, знает: самый высокий удой от нее можно получить только по пятой лактации. Увы, буренка не доживает до пика своей продуктивности и выбраковывается.

У руководства Свислочского райсельхозпрода по этому поводу несколько иное мнение. Частник, дескать, чувствует себя более свободно. В отличие от крупного сельхозпредприятия, он не несет социальной нагрузки, которая требует дополнительных финансовых расходов, а работает только на себя. К тому же проверить, сколько продукции и по какой цене продал, также значительно труднее. Поэтому у него есть лазейки, чтобы уменьшить уплату налогов. С этими доводами также нельзя не согласиться.

Немаловажен и фактор своего и чужого. Когда-то великий российский реформатор Петр Столыпин сказал, что нельзя полюбить чужое наравне со своим. Помнится, в советские времена сельчанам в колхозе намеряли «дялки» кормовой и сахарной свеклы. Человек должен был пропалывать свой надел, а потом осенью сдать выращенный урожай в местное хозяйство. На помощь родителям приезжали по выходным дети из города, а также родственники. Работали с полной самоотдачей, дотемна. Пусть земля и не их личная, а колхозная, но каждый понимал: чем выше он вырастит урожай, тем больше заработает. Платили ведь не за часы, проведенные на поле, а за конечный результат.

Конечно, есть такие успешные хозяйства, как СПК «Свислочь» и ПК имени В. И. Кремко Гродненского района. Однако там все держится на высокой дисциплине, достойной зарплате и авторитете руководителя. Но если человек знает: сколько бы он ни старался, больше 200—250 рублей в месяц не получит, желания ударно трудиться у него не прибавится. Впереди должен маячить какой-то серьезный стимул. А если его нет, то и работает спустя рукава — лишь бы день до вечера, как говорят в деревне.

gennadijj-gil@rambler.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Александр,54,Бобруйск
Уберите идеологов вон из реального сектора экономики,не там их место,тем более,на селе,где главными должны быть специалисты---агрономы,зоотехники,ветврачи......
Tide
на  двоих 700 га земли , нет слов ,,  жадность до работы или желания захапать  побольше  и пожизненно народную землю (в стране которой она и так ограничена)?   а если  появятся и ещё  тесятки тыщи желающих "фермичать" им то и земли уже не будет,а?
а что потом? а потом чрез десятки лет  нанимать работников  и сезонных рабочих - тот же "колхоз" но частный бесправный без соц. гарантийный в правах,  "хозяин - барин", вот такая вот перспектива  
всё же считаю что сельхоз. должно быть общественным и обязательно коллективным ,- так и сёла , и деревни подольше сохраняться  ,и населения прибавиться  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?