Минск
+13 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Юрий Куклачев — о жизни, кошках и любви

Что коту Масленица

На Кутузовском проспекте в Москве есть Театр кошек. Единственный в мире. Его основал человек‑легенда Юрий Куклачев. Это камерный, по‑домашнему уютный театр, где повсюду на вас смотрят кошки. Говорят, клоунам стареть не положено, но Юрию Куклачеву все же набежало 70 лет. 

— Юрий Дмитриевич, вы ведь по образованию клоун? 

Юрий Куклачев: Я семь раз поступал в цирковое училище. Не брали, говорили: «Профнепригоден».
МИХАИЛ МЕТЦЕЛЬ / ТАСС
— И в сердце тоже! Клоуном я стал в восемь лет — копировал Чарли Чаплина, которого увидел по телевизору. После восьмилетки пошел в ПТУ на печатника. Там платили хорошую стипендию, давали проездной на транспорт. Семь раз поступал в цирковое училище, но меня не брали.

— Почему не брали?

— Считали профнепригодным. Говорили: «Посмотри на себя в зеркало, какой из тебя клоун?» Тогда я пошел в народный цирк при Доме культуры «Красный Октябрь».

И в 1967 году стал лауреатом Всесоюзного смотра художественной самодеятельности. После этого меня наконец взяли в цирковое училище. 

— Как же появился номер с кошками? Вы же сначала выступали как обычный клоун Василек? 

— Судьба подала знак. Это было в начале 70‑х годов. Мы с супругой шли по улице и нашли маленького котенка. Жена уговорила взять его домой. Принесли, она чаем ему глаза промыла, постирали его в рукомойнике. Котенок высох, стал пушистеньким. Мы пригляделись и решили его оставить. А уж когда он залез мне на руки, обнял лапами и посмотрел в глаза, я подумал: «А почему бы нам не выступать вместе?» Назвали Кутей.

— И все‑таки почему именно кошки?

— Театр кошек — наш российский продукт. За мной бегали полгода китайцы. Они пытались кошек дрессировать. Но то, что я делаю, к дрессировке не имеет никакого отношения. К кошке можно найти подход только через любовь. Это животные, которых нельзя обмануть. Кошка, если тебя любит, с тобой разговаривает. 

— Но кошки своенравные?

— Они гордые и свободные. За кошкой нужно наблюдать, находить с ней общий язык. Я это понял и научился общаться с кошками. Однажды я приехал работать в Англию, а моих кошек не пустили. Тогда я насобирал на улице кошек и за три месяца сделал с ними номер. 

— А кошки как‑то помогают вам создавать номера?

— Конечно! Первая моя кошка Стрелка любила спать в кастрюле. Так родился номер «Кот и повар». Сколько призов мы за этот номер получили! Помню, был юбилей ООН — мы работали на Манхэттене. Приходят представители ООН и говорят: «Да это феноменально!» И нам вручают статуэтку «Оскара». Все ведущие газеты вышли тогда с нашей фотографией. Мы взорвали Америку! Я — единственный клоун в мире, который имеет собственную марку. Ее можно купить в Монте‑Карло. Дорогая, 40 евро.

— Как поживает кот Борис?

— Кот Борис здравствует. Ему 17 лет. В спектаклях он уже не участвует. Он — пенсионер. Народный артист сцены. Можно прийти в театр до спектакля и посмотреть, как он умывается. У Бориса 70 котят и многие из них выступают. 

— Сколько сейчас кошек в вашем уникальном театре?

— 350. Российская культура вообще уникальна. Есть несколько музеев кошек, но театра кошек нет. У нас живые кошки. В 90‑м году, чтобы удержать меня в стране, мне бесплатно предоставили здание кинотеатра на Кутузовском проспекте. 

— Знаю, что вместе с вами в театре работают и жена, и невестка, и трое ваших детей. Язык кошек передается по наследству? 

— У каждого свои спектакли, свои артисты‑кошки. Дима, когда ему было 15 лет, начал работать с кошками в Англии, принцесса Диана была в восторге. Там Дима получил приз «Золотая кошка».

— А дома кошки у вас живут?

— Конечно. Почти все они — пенсионеры театра. Как‑то задумался о приюте для кошек, но когда увидел, в каких они там условиях существуют, решил: пусть кошечки доживают свою жизнь в комфорте. 

— Бывало, что кошки вас спасали?

— 350 кошек прошло через мою жизнь. Помню, в Японии снимали фильм, и вдруг кошка Стрелка выскочила из гостиницы на улицу. Все побежали за ней. Выбежали из здания, и тут началось землетрясение. Гостиница упала на землю. А мы остались в живых.

Сын Дмитрий пошел по стопам отца: у него в Театре кошек своя программа. И свои кошки!
ВИКТОР ВАСЕНИН

— 15 октября в Цирке на проспекте Вернадского у вас — юбилейное представление. Кто будет выступать?

— Выступит жена — она еще в форме. Будет выступать сын Дима. Еще старший внук — он окончил хореографическую академию и уже служит в Большом театре. Станцует и у нас. Дочь Катя будет рисовать песком. А благодаря иллюзионистам братьям Сафроновым произойдет моя телепортация. 

— Юрий Дмитриевич, а что вас связывает с Беларусью?

— Минск — мой любимый белорусский город. Белорусы отзывчивые и душевные. В Минском цирке мы отсняли фильм «Кот и клоун». Кстати, я почетный профессор Белорусского университета культуры. В свое время даже заключал Договор дружбы между Московским и Белорусским университетами культуры. В Беларуси выпускают мою игрушку. Ей более 40 лет. Эту игрушку создал художник из Беларуси, изготовили ее на гомельском заводе.

— Вы счастливый человек?

— Моя главная заслуга не в создании Театра кошек, а в том, что я создал программу «Школа доброты» — для занятий с детьми в начальных классах. Работая с кошками, понял, как воспитывать детей — только на языке доброты. Кстати, по тому же принципу, что и кошек, я воспитывал и своих детей. 

— А вы всех кошек в театре знаете по кличкам?

— У каждого из нас свои кошки. Я с Димиными кошками работать не могу, потому что кошка привыкает к конкретному человеку. Для кошки ты должен стать родным. 

Татьяна Хорошилова.

sh@rg.ru
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: САЗОНОВ Андрей
5
Загрузка...