Что делал Гудериан в Гадовичах?

СНАЧАЛА мы петляем по асфальтированной дороге, затем сворачиваем в лес, оставляем машину — дальше не проехать, — и идем пешком. Приходится в прямом смысле продираться сквозь кустарник и траву чуть ли не в человеческий рост. Я стараюсь идти очень осторожно, шаг в шаг за своим провожатым: отклонение от маршрута чревато — везде ямы да овраги. Что-то осталось с военных времен, что-то — дело рук черных копателей. Последние здесь работают с завидным упорством, хотя, говорят, пока ничего не находят. Возможно, потому что копать решаются далеко не везде: никто не поручится, что не заминировано. Конечно, после войны в этих местах долгое время работали саперы. Но даже они вполне могли что-то пропустить. Ведь пропустили же так много необычного — того, что было обнаружено лишь спустя долгие годы и до сих пор не исследовано…

В оршанских лесах со времен Великой Отечественной войны на глубине четырех метров хранит свои тайны неизвестная ставка немецкого генерала

СНАЧАЛА мы петляем по асфальтированной дороге, затем сворачиваем в лес, оставляем машину — дальше не проехать, — и идем пешком. Приходится в прямом смысле продираться сквозь кустарник и траву чуть ли не в человеческий рост. Я стараюсь идти очень осторожно, шаг в шаг за своим провожатым: отклонение от маршрута чревато — везде ямы да овраги. Что-то осталось с военных времен, что-то — дело рук черных копателей. Последние здесь работают с завидным упорством, хотя, говорят, пока ничего не находят. Возможно, потому что копать решаются далеко не везде: никто не поручится, что не заминировано. Конечно, после войны в этих местах долгое время работали саперы. Но даже они вполне могли что-то пропустить. Ведь пропустили же так много необычного — того, что было обнаружено лишь спустя долгие годы и до сих пор не исследовано…

МЫ с Виктором Мурашко, руководителем профсоюза АПК Оршанского района, в лесу недалеко от деревни Гадовичи. Виктор Владимирович здешние места знает как свои пять пальцев, интересуется историей, особенно всем тем, что связано с Великой Отечественной войной. Он-то и поведал мне эту таинственную историю.

Несколько лет назад в деревне Бородино Оршанского района умерла пожилая женщина. Уроженка Смоленщины, девчонкой-подростком она попала в эти места в начале сороковых, да так здесь и осталась. Перед самой смертью она открыла родным тайну, которую тщательно хранила всю свою жизнь.

Оказывается, в годы войны она вынуждена была работать на немцев — ходила в прислужницах у генерала Гудериана, родоначальника танкостроения в Германии и танкового рода войск в мире, во время вторжения в Советский Союз командующего 2-й танковой группой в составе группы армий «Центр», непосредственного противника наших войск в битве на Курской дуге.

По словам женщины, генерал доверял ей даже убирать свой личный кабинет. На полу в кабинете была мозаикой выложена красная роза — его любимый цветок. А когда в конце июня 1944 года немецкие войска отступали, Гудериан пообещал ей жизнь в обмен на молчание.

Почему фашистский генерал, который, по словам многих очевидцев, отнюдь не отличался лояльностью к местному населению, пощадил свою домработницу, остается только догадываться. Она, в свою очередь, хранила данное ему слово до самых последних дней. Хотя, конечно, причиной ее молчания был совсем не страх мести со стороны Гудериана и его приспешников: сам факт работы на немцев полностью бы перечеркнул жизнь девушки.

Но где же находился пресловутый кабинет немецкого генерала с мозаичной розой на полу? Женщина рассказывала о целой ставке, расположенной в лесу недалеко от деревни Гадовичи. Но могло ли случиться, что в сравнительно небольшой Беларуси затерялась немаленькая, судя по воспоминаниям очевидицы, генеральская резиденция?

И ТОГДА местные жители вспомнили о заброшенном пионерском лагере.

Детский лагерь «Василек» прекратил свое существование в начале «лихих девяностых». Лагерь закрыли, домики растащили на стройматериалы, что-то сгорело. Но примечательным был вовсе не печальный конец центра детского отдыха, а то, как он появился на свет.

Возник лагерь не на пустом месте. Пионеры с вожатыми въехали в уже готовые просторные и добротные домики в лесу. Были там и хозяйственные постройки, и электрический генератор, и система канализации, и водопровод, хотя где он проходит, никто не знал. И только его прорывы время от времени давали о себе знать. А между строениями даже были проложены дорожки.

После войны на этом месте основательно поработали наши саперы, потому что и домики, и находящиеся неподалеку блиндажи, и прочие коммуникации были заминированы отступающими немцами. Именно в этих домиках и обосновался пионерский лагерь.

Сегодня можно предположить, что домики эти построили сами немцы в период с 1941 по 1943 год. Причем в обстановке строгой секретности: никаких документов о их возведении до сего дня не обнаружено. Никоим образом не намекал о них и в своих многочисленных воспоминаниях сам Гейнц Вильгельм Гудериан, хотя Оршу упоминал не единожды.

МЕЖДУ тем, кроме бывшего пионерского лагеря, от которого сегодня остались лишь поросшие травой холмики, здесь есть и еще одно, может быть, более таинственное место.

Это поляна строгой прямоугольной формы — навскидку метров пятьдесят в длину и тридцать в ширину. По периметру ее плотной стеной окружает глухой лес. Но на самой поляне — никакой растительности выше полутора метров. Есть еще одна странность — земля здесь идеально ровная. Ни рытвин, ни канав, ни оврагов, которыми испещрена эта местность. Когда-то благодаря этому пионеры приспособили поляну под футбольное поле.

Чуть поодаль, в лесу, в глубоком овраге, одна сторона которого полностью бетонная — небольшое прямоугольное отверстие. Такое же отверстие в бетонной стене оврага есть и на противоположной стороне «поляны». Куда они ведут, проверить никто не пытался — есть опасность того, что эти ходы могут быть заминированы до сих пор.

Зато года четыре назад здесь велось исследование специальными приборами. И оказалось, что под слоем земли метра в три-четыре — полностью забетонированное пространство.

Все это дает основания предполагать, что футбольное поле — не что иное, как крыша штабного бункера Гудериана. И, вполне возможно, что именно там находится тот самый кабинет с той самой красной розой, выложенной в полу.

Если разобраться — это вполне правдоподобная версия. Сегодня мы многое знаем о «Вервольфе» — ставке Гитлера в Винницкой области Украины. Чуть менее известны «Хегевальд» (в переводе с немецкого — заповедный лес) — ставка Гиммлера под Житомиром и «Штрайнбрук» (каменоломня), построенный для Геринга. Почему бы не существовать и тайному бункеру в оршанских лесах? Тем более что Гудериан был, по воспоминаниям очевидцев, человеком амбициозным, вспыльчивым и плохо управляемым. Он остро переживал тот факт, что командование всячески препятствовало его военной карьере, и вполне мог организовать строительство даже без приказа из «центра».

К тому же бункер в этом случае находился бы в удобном месте для Гудериана, который частенько покидал фронт: когда для встреч с Гитлером, а когда и вовсе для того, чтобы отдохнуть с женой на курорте, о чем он пишет достаточно подробно в своей книге «Воспоминания солдата». Так что этот штаб мог стать для генерала хорошей перевалочной базой на пути с фронта в Германию и обратно.

Строились такие бункеры в обстановке полной секретности, обычно пленными, которых потом безжалостно уничтожали. Так, к примеру, по мнению разных исследователей, в месте строительства «Вервольфа» было расстреляно от 4 до 14 тысяч военнопленных. Уничтожались не только люди — даже документы, в которых упоминалось строительство и последующие казни. Так что отсутствие бумаг в этом случае скорее подтверждает предположения, чем опровергает их.

Кстати, если о строительстве бункера под Житомиром лидеры партизанского движения не раз упоминали в своих донесениях в Москву, то о штабе Гудериана в советском руководстве не знали. Возможно, благодаря тому, что масштабы этих ставок были несопоставимы. А возможно, сыграли свою роль особенности местности: совершенно глухие оршанские леса, по которым беспрестанно вьется и петляет дорога,  за машинами, которые по ней движутся, практически нереально проследить ни с земли, ни с воздуха.

ТАК или иначе, но тайна бетонного бункера в лесу под Оршей еще не раскрыта. И кто знает, какие еще секреты скрывает белорусская земля? Это ведь только кажется, что сегодня нет «белых пятен» на карте. Стоит внимательно посмотреть — и окажется, что они все еще ждут своих исследователей…

Юлия БОЛЬШАКОВА, «БН»

Фото автора

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости