Чти не только Закон Божий, но и мирской

В то время как по всему миру едва ли не каждый день происходят конфликты на религиозной почве, в Беларуси мирно сосуществуют представители различных конфессий. Можно ли говорить, что белорусское законодательство в области свободы совести, вероисповедания и религиозных организаций играет в этом процессе ключевую роль? На этот и другие вопросы отвечает Уполномоченный по делам религий и национальностей Леонид ГУЛЯКО.

Уполномоченный по делам религий и национальностей Леонид ГУЛЯКО — о неофициальных общинах, новых храмах и национальной самобытности

В то время как по всему миру едва ли не каждый день происходят конфликты на религиозной почве, в Беларуси мирно сосуществуют представители различных конфессий. Можно ли говорить, что белорусское законодательство в области свободы совести, вероисповедания и религиозных организаций играет в этом процессе ключевую роль? На этот и другие вопросы отвечает Уполномоченный по делам религий и национальностей Леонид ГУЛЯКО.

— Леонид Павлович, законы в различных сферах нашей жизни постоянно совершенствуются, в них вносятся изменения и дополнения. На этом фоне Закон «О свободе совести и религиозных организациях», можно сказать, консервативен. За многие годы лишь раз вносились изменения. С чем это связано?

— Да, этот закон первоначально был принят в 1992 году, а изменения в него внесены 10 лет спустя. Но они были значительными. В чем суть основных из них? Так, по закону 1992 года для регистрации религиозной общины необходимо было 10 человек, а по закону 2002-го — 20. Эти изменения связаны с мировой практикой. Дело в том, что если в общине всего 10 человек, то велика вероятность, что она может в любое время прекратить существование, стоит кому-то, например, куда-то переехать. Поэтому и понадобилось укрупнение. Государство, принимая новый закон, не ставило цель уменьшить количество верующих или их общин. Это показала и перерегистрация, во время которой исчезли лишь единичные религиозные организации — они сами приняли решение о ликвидации.

Сегодня в республике зарегистрировано более 3 тысяч религиозных организаций 25 направлений. Это и общины, и объединения, и созданные ими миссии, духовные учебные заведения, монастыри, братства, сестричества. Ежегодно регистрируются от 30 до 50 новых организаций. Это лучшее доказательство того, что законодательство обеспечивает возможность на практике реализовывать право каждого на свободу совести.

Еще одна деталь новой редакции закона касается приезда священнослужителей из-за рубежа. Некоторые поднимали вопрос: зачем их регистрировать? Но, простите, в любом государстве иностранец обязан уведомить, чем он будет заниматься, и получить на это разрешение. Если ты собираешься работать в рамках закона, тебе нечего бояться. Кстати, условия, которые надо соблюдать при приглашении в нашу страну для религиозной деятельности, значительно демократичней, чем во многих европейских государствах.

— В Беларуси нет межконфессиональных конфликтов. Но, думается, как и в других странах, есть соперничество. Всегда ли оно корректное? Доводилось слышать, что представители некоторых конфессий останавливают людей на улицах, звонят в квартиры, заводят агитационные разговоры, раздают религиозную литературу.

— Ярко выраженной конкуренции нет. Но следует признать, что представители некоторых конфессий действительно в нарушение законодательства ведут миссионерскую деятельность вне культовых заведений. Этим отличаются представители Свидетелей Иеговы. Жалобы на них отмечены в ряде районов страны.

При Уполномоченном по делам религий и национальностей есть экспертный совет, в который входят специалисты в сфере религиозной деятельности, в основном это преподаватели вузов и ученые. На его заседаниях мы рассматриваем литературу, которая поступает в нашу страну для различных конфессий. И не всегда даем «добро» на ее распространение. Однако иной раз неразрешенные брошюры все же распространяются. В таких случаях в дело вмешивается местная власть.

— Следующий вопрос будет очень деликатным. Он затрагивает интересы некоторых верующих. Иногда доводится слышать в отношении отдельных конфессий, что они, мол, сектанты. Как вы к этому относитесь?

— Хочу обратить внимание на то, что слово «секта» не следует считать оскорбительным или запрещенным. Это общемировая историческая трактовка. Другое дело, чем занимаются там люди, не нарушают ли закон.

Могу заметить, что сектами, как правило, называют незарегистрированные общины. Они, к сожалению, на территории страны есть, хоть их и не много. Мы стараемся слово «секта» не употреблять, чтобы незарегистрированные организации не считали, что их стремятся обозвать или оскорбить. В целом же для Беларуси сектантство не характерно.

Но чтобы местные власти ориентировались в вопросе незарегистрированных религиозных организаций, мы раз в год делаем анализ ситуации в республике и в специальном документе по этому поводу сообщаем, на что следует обратить внимание, какие организации требуют особых подходов.

— В одном из райцентров был такой случай. Пастор незарегистрированной баптистской общины построил большой дом  якобы для личных целей, а на самом деле это здание стало использоваться как культовое.

— Действия таких организаций являются незаконными, и местные власти вправе привлекать их к административной ответственности.

Почему организации не хотят регистрироваться? Они полагают, что если сделают это, то попадут под контроль государства, будут в чем-то ущемлены. Возможно, у них сохранился страх перед властью, которая преследовала их в другие времена. Но таким общинам надо иметь в виду, что любые религиозные притеснения сейчас исключены. Более того, такие организации должны знать, что при отсутствии регистрации они не могут претендовать на те льготы, которые государство предоставляет религиозным общинам. Это прежде всего снижение и даже отмена налогов на земельные участки, где расположены культовые здания, налога на недвижимость в отношении таких зданий и др.

Какие проблемы создают неофициальные общины? Возьмем их взаимоотношения с местными школами. Если религиозной организации по документам нет, то учебное заведение не может устанавливать с ней контакты и, скажем, вместе участвовать в воспитании детей.

Да и, в конце концов, каждый человек должен иметь право защитить свои права, пожаловаться на незаконные действия какой-либо организации или призвать ее к ответу по суду, если были серьезные нарушения и до этого все-таки дошло. Но когда религиозная организация не зарегистрирована, как человек может защитить свои права?

— Коль мы заговорили о школе, хочется затронуть такой вопрос. В обществе уже давно дискутируется проблема обучения основам религий. Здесь есть две точки зрения. Одни говорят, что в школах надо вести предмет «Закон Божий», другие являются сторонниками лишь религиоведения, и то в форме факультатива. Что вы думаете по этому поводу?

— Ответ на этот вопрос четко сформулирован в Законе «О свободе совести и религиозных организациях». В статье 9 «Образование и религия» указано: «Национальная система образования в Республике Беларусь носит светский характер и не преследует цели формирования того или иного отношения к религии. Граждане имеют право на равные возможности доступа к национальной системе образования независимо от их отношения к религии. В учреждениях образования не допускаются создание и анонимная или иная противоречащая законодательству деятельность религиозных организаций». Все предельно четко и понятно.

— Леонид Павлович, скажите, а если завтра какая-то из ранее неизвестных религиозных организаций захочет зарегистрироваться в нашей стране, кто решает, удовлетворить просьбу или отказать.

— При Уполномоченном по делам религий и национальностей действует экспертный совет. В этом случае ему на оценку передаются поступившие от новой организации документы. Совет имеет право полгода их изучать, чтобы выдать положительное или отрицательное заключение. Если принято решение отказать в регистрации, мы обязательно приглашаем людей, подавших документы, и знакомим их с мнением экспертного совета.

— В Беларуси проживают представители более 140 национальностей. Многие хотят сохранить свою самобытность, поэтому создают национально-культурные объединения. Как на практике это осуществляется?

— В нашей стране зарегистрировано более 180 национально-культурных объединений граждан 25 национальностей. Для координации их деятельности при Уполномоченном создан Консультативный межэтнический совет, возглавляемый руководителем армянского сообщества Георгием Егиазаряном. На заседаниях совета рассматриваются различные вопросы, в том числе и распределения финансов, которые выделяются из республиканского бюджета для поддержки работы объединений. Кстати, раньше наше ведомство делило этот «пирог», но вот уже четвертый год этим занимаются сами заинтересованные лица, то есть руководители республиканских объединений. Почему пошли на такой шаг? Чтобы не было нареканий на необъективность распределения денежных средств.

На какие цели идут государственные деньги? Скажем так, на развитие национальной самобытности. Например, средства могут выделяться на покупку национальных костюмов и музыкальных инструментов. Еще одно направление — поддержка издания газет и журналов. Свою печатную продукцию у нас издают евреи, литовцы, цыгане, украинцы и представители других диаспор. Деньги выделяются и для покупки национальной литературы, аудио- и видеозаписей.

Есть в этом вопросе и еще один аспект. Мы стараемся уходить не только от слова «секта», как уже говорилось выше, но и от выражения «национальные меньшинства», чтобы еще раз подчеркнуть, что все граждане в нашей стране равны.

— Вы ведете прием по личным вопросам, бываете в трудовых коллективах. С какими проблемами чаще всего обращаются люди?

— Приемы по личным вопросам я веду как на рабочем месте, так и с выездом в конкретные районы, в трудовые коллективы. Люди задают вопросы, которые касаются не только этноконфессиональной политики государства. Бывают и различного рода жалобы, которые стараемся разрешить на месте.

Чаще поднимаются вопросы отвода земельных участков под культовые здания и льготного налогообложения. Иногда люди жалуются на священнослужителей, которые отказались, к примеру, провести погребение. Это редкие случаи, но мы незамедлительно информируем об этом руководителей епархий.

Бывают случаи, когда граждане высказывают обиды на то, что местные власти не отводят землю под храм. Начинаем разбираться. Оказывается, в районе уже много лет строится несколько храмов этой конфессии, но из-за нехватки финансовых средств неизвестно, когда хотя бы один из них будет достроен и в нем начнутся богослужения. Искусственно чинить препятствия никто не заинтересован. Храмов должно быть столько, сколько их нужно людям, но нельзя республику превращать в долгострои, которые иногда из проблемы конкретной конфессии превращаются в проблемы государства.

Беседовал Василий ГЕДРОЙЦ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости