Чти кодекс. Трудовой

Две  истории,  в  которых  виноваты  дилетанты

Две  истории,  в  которых  виноваты  дилетанты

Жалобы в редакцию на неразрешимые трудовые споры стали уже делом привычным. Не продлили контракт, не вовремя выплачивают зарплату, перевели на другую должность без согласия работника… Но, как ни парадоксально, такая активность читателей радует, значит, работники знают свои права и готовы их отстаивать. Правда, наша юридическая грамотность зачастую оставляет желать лучшего. Подтверждением тому – две истории, в которых корреспондент «Р» попыталась разобраться. Имена действующих лиц изменены, поскольку их судебные дела еще не завершены.

Вы  беременны?  Вы  уволены!

26-летняя Ольга Б. устроилась секретарем в частную фирму. Первые полгода ее работа полностью устраивала нанимателя. По крайней мере, ни выговоров, ни взысканий у нее не было. Все изменилось в одночасье: директор узнал, что молодая женщина ждет ребенка, и… предложил написать заявление на увольнение по соглашению сторон. И, по словам Ольги, пообещал, что в противном случае не будет ее отпускать к врачу, перестанет оплачивать проезд, поскольку офис фирмы находится за пределами Минска, а также будет выплачивать зарплату только по ведомости, а не так, как раньше, в конверте. И свои намерения подтвердил тем, что отказался подписать заявление на отпуск, который попросила женщина.

Тем не менее Ольга уволиться отказалась. За что и поплатилась: теперь нанимателя в ее работе не устраивало практически все. Начались постоянные придирки, мол, и обязанности она свои выполняет непрофессионально, и допускает несоблюдение трудовой дисциплины. Но особенно руководителя волновало, что женщина вынуждена была много времени проводить в больницах.

Выйдя после очередного больничного, она с удивлением узнала… что уволена за прогулы. Еще больше удивилась Ольга, когда заглянула в свою трудовую книжку. Оказалось, что уволена она была, когда еще находилась на больничном.

Женщина решила отстаивать свои права. Проконсультировавшись у специалистов, подала на нанимателя в суд. А кроме того, разослала письма в высшие инстанции. «Я хочу родить второго ребенка, а если Бог даст, то и третьего, — написала Ольга. – Но столкнуться с такими проблемами на работе я еще раз не хочу. По какому праву директор лишает меня законных выплат, которые гарантированы мне государством? Почему в течение 40 часов рабочей недели я должна испытывать жесточайший прессинг, а дома переживать, что завтра снова на работу и снова нер-вотрепка? И это в моем положении…»

Вместе с представителями Департамента государственной инспекции труда Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь на проверку в фирму, где работала женщина, вышла и корреспондент «Р». Проверка установила, что контракты в организации составлены неправильно: в них не указаны меры стимулирования труда, заработная плата работников, трудовой отпуск у них до сих пор 21 день, а не 24, как положено в соответствии с изменениями в трудовом законодательстве. Не обнаружилось в организации графика трудовых отпусков, должностных инструкций и правил внутреннего распорядка, книги регистрации приказов. Штатное расписание составлено неверно… Все эти нарушения потянули на штраф в 25 базовых величин.

Нашелся и приказ об увольнении Ольги. Почему-то не подписанный самой Ольгой и… оформленный совершенно на другую дату – не на ту, что указана в трудовой книжке женщины. И это уже гораздо серьезнее, чем отсутствие правил внутреннего распорядка или ошибки в контракте. Налицо грубое нарушение законодательства о труде. Именно это нарушение, надеются специалисты, даст основания суду для восстановления женщины на работе.

По словам главного государственного инспектора труда Ольги Моисейчиковой, такая юридическая безграмотность в отношении трудового законодательства, к сожалению, пока не редкость. Между тем огромного числа ошибок и нарушений можно было бы избежать… просто проконсультировавшись в межрайонной инспекции труда или Департаменте госинспекции труда.

Не  читая   подписал… себе  приговор

История Владимира Р. началась больше года назад, когда на очередной планерке руководство выдало ему, ведущему инженеру-энергетику, предписание: восстановить освещение, отсутствующее на одной из дорог, которые обслуживает их организация.

Поскольку весь служебный транспорт был занят, а предписание обычно выдается, когда есть реальная угроза для людей или машин, Владимир решил ехать на объект на своем личном автомобиле. К слову, для служебных целей личной машиной он пользовался до этого не раз. Захватив одного помощника, Владимир подъехал к трансформаторной подстанции и, войдя туда, попытался обнаружить причину неполадок с освещением…

Буквально через несколько секунд Владимир катался по земле, пытаясь сбить с себя охватившее его пламя: прямо в руках у мужчины взорвался искатель напряжения… Через некоторое время с ожогами четвертой степени тяжести Владимира доставили во 2-ю минскую клиническую больницу. Реанимация, долгие месяцы реабилитации, инвалидность… Даже сегодня, спустя год после взрыва, он практически ничего не может делать руками, ему предстоит еще несколько операций.

Как оказалось, физические увечья – еще не все печальные последствия несчастного случая. Взрыв не был расценен как несчастный случай на производстве! А это значит, что на страховые выплаты ему рассчитывать не приходится. Как такое могло произойти? Оказалось, что в действиях своего инженера-энергетика руководство усмотрело самоуправство. Он, мол, не только самовольно залез в трансформаторную подстанцию, но и выкрал(!) у руководства предписание на устранение неполадок. В подтверждение этому были представлены документы, подписанные… самим Владимиром буквально через пару дней после трагедии.

— Я помню, что когда находился в реанимации, ко мне приходили с работы, и я подписывал какие-то бумаги. Но что это были за бумаги, не знаю, поскольку испытывал сильнейшую боль, мне было не до этого. К тому же я был без очков, так что прочитать их не мог бы при всем желании. Потом зашел врач и, увидев посторонних, просто выгнал их из палаты, – рассказал Владимир. – Что же касается самоуправства, то не могу себе представить человека, который бы так стремился работать, что тайком проникал в кабинет руководства, изымал из его стола предписание и без промедления несся его выполнять… Это просто глупо. Я выполнял свою работу. И если бы я ее не сделал вовремя, за это на нашу организацию был бы наложен штраф.

Поскольку в настоящий момент дело Владимира находится в суде и решение по нему еще не вынесено, государственные чиновники не могут его комментировать. Однако случай этот далеко не единичный. Буквально на днях в редакцию позвонил рабочий одного из столичных заводов и рассказал, что за пятнадцать минут до окончания рабочей смены прямо в цеху он получил травму ног, которая была оформлена как непроизводственная...

— С подобными вопросами к нам обращаются не редко, — рассказала заместитель директора Департамента государственной инспекции труда Ирина Шиляева. – К сожалению, работники, подписывающие документы не читая, очень сильно рискуют. Это относится не только к расследованию несчастных случаев на производстве, но и к оформлению обычных трудовых договоров, контрактов, когда люди подписывают пустой контракт, а потом руководитель сам заполняет его по своему усмотрению.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости