Чей козырь в рукаве?

Все-таки тесен этот мир.
Все-таки тесен этот мир. В случае перебазирования из Германии на польский аэродром Кшесины, что возле Познани, эскадрильи из 16 боевых самолетов, о чем договариваются США и Польша, подлетное время американцев к нам сократится до 20 - 30 минут. Что называется, рукой подать.

Доселе понятная нам соседняя Польша, где не бывал редкий белорус, вдруг начала выкидывать такие фортели международного масштаба, которые стали полной неожиданностью для всего Старого Света. Началось с того, что она рьяно поддержала и политически, и воинством численностью в 200 штыков из спецподразделения "Гром" американо-английскую коалицию в иракской военной кампании. Но это было только начало. Что же происходит за родным для обеих наших стран Бугом и далее на запад?

Союзник хочет доить

Какой-то скептик заметил, что поляки и в США, и в ЕС видят дойных коров. Кто больше дает, к тому и тянутся. Власти страны подготовили по запросу американской администрации список около 100 фирм, у которых могут быть интересы в Ираке. Причем они думают вкладывать не свои средства, ведь польская экономика сейчас весьма стеснена в них, а выступать субподрядчиками компаний США, то есть участвовать в освоении заокеанских денег. И такая возможность самой проамериканской на сегодняшний день стране Европы дана. Кроме того, что Польше обещают собственную оккупационную зону, американцы назвали полякам свои первые компании, которые будут реализовывать проекты в Ираке. Мол, присоединяйтесь к ним. И, как сообщил вице-министр экономики Вацлав Зелиньский, с этой целью уже создаются консорциумы, а в Персидский залив отправляется группа польских предпринимателей, которые будут бороться за контракты по восстановлению и модернизации нефтяной отрасли.

Золушка и ее завистливые сестры

Когда американцы во время иракской войны поделили Европу на "старую" и "новую", Польша, уже сменившая ориентацию на заокеанскую, дерзко рискнула противостоять Старому Свету. Но как ужиться с ним, если граждане страны выскажутся за вступление в Евросоюз на предстоящем в июне референдуме? Сейчас по всей стране ведется пропагандистская кампания: поляков призывают проголосовать "за". Поучаствовал в ней и премьер-министр Лешек Миллер, выступивший недавно с большой речью. Но послушайте, что он говорил: "Польша - Золушка, а Франция и Германия - ее завистливые сестры". По мнению главы правительства, недовольство завистников вызывает укрепление позиций Варшавы на международной арене, в том числе ее союз с Америкой и Великобританией. Польский премьер-министр даже не поднял телефонную трубку, чтобы сообщить своему "сердечному приятелю" Шредеру, что подписался под знаменитым "письмом восьми", в котором ряд европейских стран заявил о поддержке войны в Персидском заливе.

В мгновение ока были испорчены и отношения с Францией, президент которой Жак Ширак осудил вышеозначенное письмо и погрозил пальчиком ослушникам, а один из министров во время визита в Варшаву намекнул, что процесс расширения Евросоюза еще не окончился и он может выглядеть иначе, чем это себе представляют претенденты.

- Такого нажима не позволяли себе даже кремлевские секретари ЦК во времена СССР. Ширак хуже Брежнева, - возмущалась варшавская политическая элита.

- Польша - это троянский осел Европы, - пришел ответ из Парижа.

Но Варшава уже опьянена своей смелостью, она уже любит быть нелюбимой. "Французам и немцам не удастся подчинить себе объединенную Европу". Ширак - мужлан, грубиян, посмешище и даже "личный друг Саддама Хусейна", занимающийся бесцельным поучением поляков. Это все из прежде благопристойных варшавских изданий - газет "Речь Посполита", "Газета выборча" крупного демократического деятеля Адама Михника, самого массового еженедельника "Впрост".

Заняв позицию козыря в рукаве янки, польская политика заговорила со стариками-европейцами грубым американским тоном. Зачем Совет Безопасности ООН, если в нем имеют право вето Россия и Китай, - вопрошают, например, варшавские радикалы. Если Соединенные Штаты не вправе быть единственным мировым жандармом, то они вправе начать перестройку мировых организаций.

Поверьте, это все извлечено из достопочтенных изданий. Конечно, звучат и альтернативные точки зрения, ведутся полемические дискуссии, высказываются умеренные мнения. Но это, как заметил один публицист, больше для обозначения того, что в стране существует свобода слова.

Прыжок в глубокую воду

Польша возьмет на себя ответственность за одну из оккупационных зон в Ираке, подтвердил министр иностранных дел РП Влодимеж Цимошевич. Это опасный прыжок в глубокую воду, предостерегают многие натовские эксперты. Американцам он нужен для того, чтобы показать широкий международный характер операции. Это политическое решение, трудно осуществимое для 1,5 тысячи военных, которых Варшава готова отправить для выполнения полицейской миссии. В ответ прозвучало: "Польская оккупационная зона в Ираке не смешнее, чем была французская в поверженной Германии".

В нынешней Германии, которая служила главным проводником поляков в Евросоюз, нет недостатка в голосах о том, что Польша не доросла до роли, доверяемой ей Соединенными Штатами, что ей не стоит забывать о географии, своем месте на карте. Варшаве прямо говорят, что за этим американским предложением кроются стремление углубить разделы в Европе, попытка ослабить Германию и Францию.

Тогда поляки предложили послать в оккупационную зону датско-немецко-польский корпус, который базируется в Щецине и подчиняется военному комитету НАТО. Это вызвало изумление. Берлин и Копенгаген от участия в "стабилизационной операции" под польским руководством отказались. Правда, неожиданно выразила желание присоединиться к международному корпусу Литва.

В Европе двух скоростей

После подписания договора объемом 5 тысяч страниц Польша перестала быть кандидатом, а стала "вступающей страной", как сейчас называют десять новичков ЕС. Их представители могут участвовать в работе всех институтов союза, но без права голоса. Декларируемая политиками дружба при подписании таких договоров заканчивается, когда начинают толковать об интересах. А где интересы, там противоречия, споры, склоки. Что уже и наблюдается. "Разноскоростная степень интеграции", "Европа двух скоростей" - в официальных документах эти определения не фигурируют, но вовсю обсуждаются в политическом закулисье. Европейский котел, подогретый иракской войной, закипел.

Польша, по мнению Брюсселя, по численности населения является большой страной, а с точки зрения экономического потенциала остается малой. На одном поле с европейскими грандами она должна вести себя, намекают, как любитель среди профессионалов. Здесь идет такая жесткая игра, что даже за "обладание" наименованием сыра готовы ноги переломать, а споры о том, считать португальскую морковку овощем или фруктом, ведутся годами. В ЕС никакие квоты, лимиты, охранные периоды не даны навсегда. Все можно изменить, если нет достаточной поддержи. А за поддержку надо отплатить каким-то товаром, возможно, политического свойства.

Сейчас польские переговорщики в Брюсселе борются за дополнительные средства на металлургию, ибо в своем государстве не хватает денег на поддержку сталеваров. Поляки добиваются выделения дотаций на реформу отрасли авансом, а Еврокомиссия требует: сначала закройте часть металлургических комбинатов, проведите трудоустройство уволенных работников, а потом получите евро. Жестко.

Но Берлин и Париж беспокоит не только проамериканская политика Польши. Она теряет свой главный козырь: динамизм экономического развития. Вместо ожидавшихся 4 - 6 процентов роста ВВП вот уже третий год кряду экономика тянется в замедленном темпе - 1 - 2 процента. Из "тигра Европы", как уже называли было Польшу, она превратилась в линялого кота. В кругах ЕС растут опасения, что в их клуб вступает "Греция в квадрате", страна, которая долгие годы будет снижать все показатели сообщества и тем самым отдалять шанс догнать когда-либо Соединенные Штаты. К тому же среди всех вступающих стран у Польши самые большие долги.

Именно в Европе выяснится, стоило ли полякам втягиваться в розыгрыш американской партии.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости