Минск
+3 oC
USD: 2.21
EUR: 2.39

Четверть века назад в Минске прошел первый и единственный Международный фестиваль теноров памяти Зиновия Бабия

Фестиваль, проходивший с 28 января по 4 февраля 1995 года, был приурочен к памятной дате — 60-летию со дня рождения «белорусского Карузо», народного артиста БССР Зиновия Бабия.

Народный артист Беларуси Зиновий Бабий. Архивное фото

Самого Зиновия Иосифовича на тот момент уже более десяти лет не было в живых. Ему было всего 49 лет, но эра Бабия в Большом театре Беларуси закончилась еще в конце 1970-х, когда врачи запретили ему выходить на оперную сцену.

Легенда гласит, что молодой многообещающий тенор Зиновий Бабий переехал из Львова в Минск ради партии Отелло. У него не было высшего образования, не было ничего, кроме уникального голоса и таланта. Во Львове его обожала публика и ненавидело начальство, и он предпочел перебраться в Беларусь — такую гостеприимную к голосистым украинским певцам, которым по разным причинам не находилось место на родине.

— Помню, когда театр брали на гастроли, спрашивали: «А Бабий будет?» Если будет, театр берут!  — рассказывала много позднее народная артистка СССР Светлана Данилюк — тоже украинка.  

Анатолий Соловьяненко в партии Ленского. Архивное фото

Она с восторгом вспоминала одну из первых своих «Кармен» 15 августа 1962 года в Перми, где ее партнером был Зиновий Бабий.  

Дездемона - Л.Шимко, Отелло - З. Бабий. Архивное фото

В январе 1963 года Зиновий Бабий с женой Стеллой поселяется в гостинице «Минск», в марте у них рождается сын Игорь, а 19 апреля 1963 года с грандиозным, невиданным успехом проходит премьера «Отелло», вскоре повторенная в Москве. Это один из немногих примеров в истории, когда партию венецианского мавра пел 28-летний юноша.

Столь же успешен был Зиновий Бабий и в своей концертной деятельности.

— Зиновий Иосифович очень любил сцену как концертный исполнитель, —рассказывал главный дирижер Национального академического народного оркестра, народный артист Беларуси Михаил Казинец. — Это заметил другой замечательный музыкант — Иосиф Жинович  — и пригласил его работать в концертах оркестра. Ленинград, Москва — это был бум Бабия. В Ленинграде за билетом очередь растягивалась на несколько кварталов.

Кармен — Лидия Галушкина, Хозе — Зиновий Бабий. Начало 1970-х годов. Архивное фото

Зиновий Бабий был не только замечательный артист, но и артист, любимый коллегами, и его друзья-тенора задумали большой фестиваль, который носил бы его имя и объединял выдающихся оперных артистов из разных стран СНГ.

История эта за давностью лет подзабылась, но в декабре 2019 года для участия в X Минском международном Рождественском оперном форуме приехал главный режиссер Национальной оперы Украины Анатолий Соловьяненко-младший. В разговоре с журналистами он обмолвился, что его отец, народный артист СССР Анатолий Соловьяненко, скончавшийся 27 июля 1999 года — ровно через четверть века после Зиновия Бабия, — в последний раз в жизни пел партию Ленского именно в Минске.

Разумеется, я вспомнила, что была на том спектакле и даже о нем писала. Покопалась в своих архивах, и оказалось, что он состоялся 2 февраля 1995 года в рамках того самого фестиваля теноров памяти Зиновия Бабия.

Анна Лебедева, Михаил Галковский, Светлана Данилюк после спектакля  «Аида. Начало 1970-х годов. Архивное фото

Идея фестиваля принадлежала  солисту Большого театра Беларуси, заслуженному артисту БССР Михаилу Галковскому. Он пел те же партии, что и Зиновий Бабий, но был моложе его по возрасту и рангу.  Отношения между ними сложились трогательные, хотя оба тенора отличались неукротимым темпераментом.

— Мы с Зиновием Иосифовичем поочередно сидели за одним и тем же гримерным столиком, — рассказывал Галковский уже в 2000-е годы. — Поскольку у нас было одно амплуа — Герман, Радамес, — мы часто договаривались друг с другом насчет поездок на гастроли. Он мне звонил: «Майкл, у меня 20-го числа Радамес. Споешь?». — «Ну конечно, Зиновий Иосифович». А через месяц наоборот, я звонил, а он мне говорил: «Езжай-езжай, Мишенька! Надо осваивать больше театров, привыкать к сцене».

Галковский и Бабий дружили семьями, выезжали на пикники.

—Как-то приехали мы в Степянку, в лес, — рассказывает Галковский. — Разжигаем костер, набиваем шампуры и поем. И тут подъезжает на «Волге» народный артист Виктор Ровдо и чуть не выпрыгивает из машины: «Ребята, я за пять километров услышал ваши голоса!»

Зиновий Бабий (в центре) с Иосифом Жиновичем (справа). Начало 1970-х годов. Архивное фото

Но фестиваль Галковский придумал не только по дружбе, не только потому, что ощущал вечную благодарность к человеку, у которого многому научился.  

Главной была идея объединения артистических сил и помощи молодым певцам в трудные для культуры 1990-е годы. Именно с этой целью три выдающихся тенора из сопредельных стран — народный артист СССР Владислав Пьявко, народный артист России Александр Дедик (в 1974—1979 годах — солист Большого театра БССР) и народный артист СССР Анатолий Соловьяненко — обратились в Правительство Беларуси с предложением основать Международный благотворительный фонд имени Зиновия Бабия для поддержки молодых талантливых певцов и ветеранов сцены, а также сделать Международный фестиваль теноров ежегодным.

Удивительно, но всего год спустя в стране появился специальный фонд Президента Республики Беларусь по поддержке талантливой молодежи, а начиная с 2010 года в Большом театре Беларуси проводится Минский международный Рождественский оперный форум.

Анатолий Соловьяненко. Конец 1980-х годов. Архивное фото

Тот оперный фестиваль был первым в независимой Беларуси, и хотя бы по этой причине он заслуживает нашей благодарной памяти. Не говоря уже о том, какие артисты выступали в Минске в эти дни.

29 января 1995 года в Белорусской филармонии состоялся концерт с участием таких корифеев, как Анатолий Соловьяненко, Михаил Галковский, Светлана Данилюк. Они выступали без оркестра, под рояль, но даже в таких стесненных условиях их пение произвело на публику незабываемое впечатление.

Одновременно в Большом театре проходила «Аида» с участием Владислава Пьявко и его ученицы, солистки Берлинской государственной оперы Людмилы Магомадовой. Чтобы успеть на третий акт, пришлось бежать через весь город из филармонии.

И, конечно, несколько событий с участием 62-летнего, но по-прежнему неотразимого и блистательного Анатолия Соловьяненко. Поколение телезрителей 1970-х —начала 1980-х годов знало его исключительно как исполнителя украинских народных песен, любимца Генерального секретаря КПСС Леонида Брежнева. И лишь потом выяснилось, что он был всемирно известным мастером бельканто. В 1990 году он стал одним из 14 величайших теноров мира, приглашенных на празднование 100-летия со дня рождения Беньямина Джильи, состоявшегося на знаменитой Arena di Verona. Это событие увидели по телевизору миллиард зрителей на всех континентах Земли. Несомненно, в этом концерте участвовал бы и Зиновий Бабий, если бы был жив.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...