Честь взяток не приемлет. А люди забыли о ней

Осенью прошлого года «Р» сообщала, что сотрудниками управления КГБ по Могилевской области при получении взятки от предпринимателя с поличным были задержаны два старших государственных налоговых инспектора. Около месяца назад суд Ленинского района Могилева рассмотрел уголовное дело в отношении их. Сегодня мы сообщаем новые подробности этой нашумевшей истории. В силу некоторых обстоятельств фамилии бывших сотрудников фискальных органов изменены. Инспекторам инспекций Министерства по налогам и сборам по долгу службы приходится проводить соответствующие проверки и в государственных структурах, и в коммерческих, и в общественных организациях. К сожалению, редко где такие проверки заканчиваются без обнаружения нарушений финансово-хозяйственной деятельности, без предъявления штрафных санкций нарушителям законодательства и нормативных актов. Однако подобного рода ревизии имеют и свои положительные для объектов внимания контролирующих органов стороны. В частности, ревизоры подсказывают бухгалтерам, экономистам, руководителям, как избежать тех или иных ошибок, попросту учат их законному ведению дел. В обществе же с дополнительной ответственностью (ОДО), куда 7 октября прошлого года явились с проверкой старший государственный налоговый инспектор по Могилевской области Михаил Говоров и старший государственный налоговый инспектор по Центральному району Могилева Наталья Давыдова, контролеров к тому времени не было давно, а потому и образовалась естественная запущенность в учетных документах, далеко не все соответствовало требованиям законодательства. Чтобы убедиться в прегрешениях руководства и специалистов ОДО, проверяющим потребовалось всего несколько дней. Правда, в течение даже такого малого срока налоговые инспекторы сделали для себя попутно другой глубокий вывод: можно оградить руководство ОДО от максимально возможных штрафных санкций, если оно проявит «благоразумие». Проще говоря, решили налоговики поработать на свои собственные карманы, то есть получить за «благосклонность» взятку. Когда директору общества сказали, что от него требуется сумма в 4000 долларов США, он, естественно, заартачился. Впрочем, откуда директор мог взять столько «зеленых», когда его организация не являлась чисто коммерческой, где всегда имеется денежная наличка, а занималась сбором и переработкой макулатуры с последующим производством из нее картонной тары? Тогда проверяющие намекнули строптивцу, что ОДО может получить штраф в размере 70—80 миллионов рублей, что эквивалентно 35—40 тысячам долларов: мол, следует подумать, пока не поздно. Говоров даже пристыдил столь несговорчивого руководителя, заявив ему, что за подобную проверку он берет 5000 американских ден-знаков. Директор, живя и работая не в пустыне, конечно же, знал, что многие предприниматели, не желая накликать на себя гнев налоговых инспекторов, предпочитают «мирный» путь разрешения конфликтных ситуаций. Но знал и другое: стоит дать «в лапу» раз — и проверки пойдут чередой. Словом, после аналитических раздумий единственной организацией, куда в Могилеве можно было ему обратиться за реальной помощью, директор ОДО нашел региональное управление Комитета государственной безопасности. Местным чекистам не впервой сталкиваться с фактами вымогательства, взяточничества и коррупции. Потому и в данном случае их профессиональный механизм изначально заработал без сбоев, но и без какой-либо трафаретности. Проводя оперативные действия, офицеры отдела по борьбе с организованной преступностью и коррупцией все делали таким образом, чтобы собираемые ими доказательства преступных действий налоговых инспекторов были подтверждены в суде. Они быстро установили, что между Говоровым и Давыдовой действительно существует сговор на вымогательство денег от руководителя ОДО и то, что проверяющие готовы на «некоторые уступки», например, вместо 4000 долларов получить только 2500. Кстати, оперативники засвидетельствовали при проведении «торга» любопытный факт. Говоров, назначая директору ОДО окончательную сумму, сказал своему оппоненту, что в деньгах нуждается не столько он, сколько Давыдова, испытывающая большие бытовые трудности и желающая от них побыстрее избавиться. Поэтому его доля – только одна тысяча, остальные ее. В то же время областной налоговик своей районной коллеге жаловался, что жмот директор «колется» всего на 1000 «баксов», мол, перепадет всего по 500 долларов каждому. В общем, рассчитывал он на львиную долю ожидаемой взятки. Последняя же не заставила себя ждать, когда 14 октября у остановки общественного транспорта возле Заднепровского рынка города директор ОДО в назначенное Говоровым месте в салоне указанного заранее автомобиля передал старшему государственному налоговому инспектору области требуемую сумму «зеленых», каждая купюра которых перед тем была переписана по номерам оперативниками УКГБ. Счастливого инспектора чекисты приняли в свои объятия сразу по его выходу из автомобиля, а специфичность встречи засвидетельствовали понятые, коих на остановке транспорта оказалось предостаточно. Рассказывают, Говоров был в таком психологическом шоке, что ни объясняться, ни отпираться просто не стал, хотя и попытался спасти от подобного «рандеву» с офицерами УКГБ свою сообщницу Давыдову, которая в предвкушении «премии» за удачно проведенную проверку коротала время в парикмахерской. Во всяком случае, когда оперативники попросили налогового инспектора позвонить партнерше, дабы та вышла к условленному месту и села в автомобиль с определенным номером, он эту просьбу выполнил. Но обратился к ней не как обычно — «Наташенька», а по имени и отчеству. Правда, женщину это обстоятельство не насторожило, и она вышла – навстречу следствию и последующему суду. Дальше уже, как говорится, все было делом техники. Суд Ленинского района Могилева признал обоих виновными в получении взятки и приговорил Говорова к 6 годам и 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, Давыдову – к 6 годам лишения свободы без конфискации имущества. Возможно, более высокие судебные инстанции что-то изменят в этом приговоре, но… Во-первых, публикуя данные подробности, газета не задавалась целью каким-либо образом скомпрометировать налоговые органы вообще, поскольку в любом, к сожалению, ведомстве есть еще отдельные служащие, пытающиеся извлечь личную выгоду за счет своего служебного положения. Во-вторых, как выяснилось, заработная плата тех же налоговых инспекторов (350—370 тысяч рублей в месяц) явно не соответствует тому, чтобы ответственное должностное лицо могло обеспечить достаток своей семьи, чтобы у него просто не возникало соблазна залезть в чужой карман, используя государственные полномочия. К слову, у осужденных по данному конкретному факту взяточничества не было ни приличных квартир с добротной мебелью, ни автомобилей. У них остались двое малолетних детей, один из которых на долгое время стал, по сути, сиротой, потому как единственный из его родителей – мать — согрешила перед законом.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...