Честь дороже любых денег

Вадим Девятовский говорит: эта история похожа на преодоление висячего моста в горах. Сначала под тобой твердь, потом долгий путь по раскачивающимся, «уходящим» перекладинам. Лучше и не скажешь! Теперь, когда допинговый скандал и лишение олимпийских медалей позади, мы вновь пройдем путь по «висячему мосту в горах», вспомнив каждый шаг. С людьми, сумевшими отстоять свою спортивную честь, — Вадимом ДЕВЯТОВСКИМ и Иваном ТИХОНОМ.

Молотом по голове

В ушах ребят еще стоял гул трибун, приветствующих «серебряного» и «бронзового» призеров пекинской Олимпиады-2008, когда к белорусским спортсменам «подкралась» черная новость о допинге. Голова шла кругом от поздравлений, а из лаборатории уже прислали скупые холодные строки: «Тесты на допинг дали положительный результат. Это подтвердило вскрытие проб «B». Материалы исследований переданы в Международную ассоциацию легкоатлетических ассоциаций (ИААФ) и Международный олимпийский комитет (МОК)».

— Уже то, что нас оповестили письменно, не по телефону, имело неприятнейший душок! Типа: и разговаривать-«пачкаться» о вас не хотим, — вспоминает Иван Тихон. — Хотя, что тут говорить, все давно привыкли к допинговым скандалам. Почему общественность и специалисты насчет нас должны были сомневаться?

Вадим Девятовский сначала вообще не воспринял весть о тестостероне всерьез: «Первое апреля давно прошло, что за шутки?»

В ИААФ же поверили сразу. Ее президент Ламине Диак сказал буквально следующее: «Здесь все ясно — их ждет дисквалификация. Расследованием займется МОК». В оперативных высказываниях спортивных чиновников звучал вердикт: «Виновны!». И мысленно они уже поставили крест на «серебре» и «бронзе» белорусской пары Тихон — Девятовский. Масла в огонь подлил комментарий чиновника-анонима ИААФ о препарате тестостероне: «Мол, не сомневайтесь, все так и есть…»

Маховик наказания стал раскручиваться с поразительной силой: 11 декабря 2008-го на заседании МОК в швейцарской Лозанне принят суровый «приговор»: медали — отобрать, а спортсменов — дисквалифицировать. Как это водится, несчастье одних резко контрастировало с ликованием других: венгр Кристиан Парс, получавший «серебро» Девятовского, назвал в честь этого «события» новорожденную дочь Олимпией, а японец Коджи Мурафуши посадил во дворике своего дома целых три сакуры, желая отблагодарить судьбу за такой подарок. Кстати, после скандала Девятовский продолжает общаться со спортсменом, примерившим его медаль.

— Было очень тяжело. Особенно неприятна такая вещь, когда ловишь себя на мысли: я-то все отрицаю, а люди подумают, что оправдываюсь, — Вадим Девятовский даже сейчас внутренне содрогается, вспоминая первые шаги по «висячему мосту».

— А плакат на центральной — Молодежной — улице родного Новополоцка, с гербом города, моим фото в форме национальной сборной… Мысль о том, что думают люди, глядя на снимок, не давала покоя...

«Не верим в допинг. Вы победите!»

Но переживания были скрыты, показывать их нельзя. И тогда спортсмены решились на невероятное — бросили вызов системе! Еще 16 октября 2008 года, до лишения медалей, белорусы представили объяснения в Дисциплинарную комиссию МОК.

— Весь пакет документов, включающий медицинские и юридические обоснования невиновности наших легкоатлетов, мы отправили в Дисциплинарную комиссию за день до истечения предоставленного нам срока, — вспоминает тренер сборной Беларуси по легкой атлетике Анатолий Бадуев. — Это была наша первая контратака: все свои доводы изложили в письменном виде.

В деле молотобойцев с самого начала было много странностей. Например, если взять официальную расшифровку результатов проб, то получается, что запрещенный препарат Тихон и Девятовский употребили... прямо на Олимпиаде. На таком уровне это совершенно нереально! Грубо говоря, не дураки же они, чтобы так делать? Это, не принимая в расчет таких подробностей, что, например, спортсмены тренируются у разных наставников, которые друг к другу, мягко говоря, относятся как соперники. Не общаются и практически не пересекаются. МОК долго не отвечал на объяснения: это лишний раз уверило белорусов в том, что ряды обвинителей не так уж «спаяны», в них есть «пробелы»... Значит, надо действовать!

Спортсмены заручились поддержкой тогдашнего министра спорта и туризма Республики Беларусь Александра Григорова и подали аппеляцию в Спортивный арбитражный суд.

— Куда бы в Беларуси я ни приехал, ко мне всюду подходили люди и говорили: «Мы не верим в допинг. Вы победите!» Мобильный телефон вообще разрывался: десятки людей откуда-то узнали мой номер, — улыбаясь теперь, рассказывает призер пекинской Олимпиады Вадим Девятовский. — На асфальте под окнами квартиры Тихона болельщики писали гигантскими буквами: «Тихон, МОК врет, мы с тобой!»

«Майкл Морган – наш спаситель...»

Атлеты не сидели сложа руки, консультировались со швейцарскими и российскими адвокатами, но выбор остановили на Майкле Моргане. Спаситель «свалился» буквально с небес: в белорусский НОК пришло письмо английского болельщика, бывшего чиновника федерации легкой атлетики Великобритании, который рекомендовал Майкла. Почему Тихон с Девятовским выбрали все-таки Моргана? И сами точно не знают. Может, интуиция подсказала? Но Моргану удалось невозможное: он считает, 80 процентов дела — это наука. Суду было предоставлено 13 ящиков доказательств, в каждом — 4 огромные папки, страниц по 400 в каждой! И Майкл Морган умудрился все это проанализировать и, переведя научные доказательства на юридический язык, убедить суд!

А «супротивная» сторона что-то мудрила: МОК трижды брал «дополнительное время», спортивные чиновники писали, что пока не могут принять участие в заседании. Что случилось в их стане — непонятно. Вполне возможно, «верхушка» МОКа, поняв свою неправоту, спешно налаживала «оборону»?

Арбитражные слушания состоялись  25—27 января 2010 года. Дело рассматривали три арбитра — из Канады, Германии и Швейцарии. После завершения слушаний они должны были подготовить официальное решение суда и уведомить о нем самих спортсменов, Международный олимпийский комитет, ИААФ. Но суд вновь отложил объявление окончательного вердикта, продлив дело до 10 июня 2010 года. Привыкшие к такой «политике», Тихон и Девятовский не знали еще, что это последний шаг из их «хождений по мукам».

— Морган убедил нас, что это начало конца, то бишь грядет победа! Еще до того, как он подробно ознакомился с материалами дела, у Майкла возникла уверенность в нашей правоте, — рассказывает Иван Тихон. — Сразу сказал: «Неужели есть еще судьи, которые могут заподозрить спортсмена в применении такого «древнего» и легко выявляемого препарата, как экзогенный тестостерон? Он же просто выявляется допинг-контролем».

«Это невероятно, чтобы два организма отреагировали на применение препарата абсолютно одинаково, как об этом свидетельствуют результаты анализов Пекинской лаборатории. Ведь у всех атлетов — разные стероидные профили, метаболические процессы в организме (то есть обмен веществ происходит с различной скоростью). И даже если предположить, что парни употребили препарат одновременно, то у них не могли быть одинаковые показатели анализов», — вспоминают доводы Майкла Моргана белорусские спортсмены.

Адвокат, проведший немало допинговых дел, впервые столкнулся с такой небрежной работой лаборатории — обычно они проводят тесты и ведут документацию очень аккуратно. В Пекинской же все было выполнено очень «грязно». Нарушений и отклонений от международных стандартов выявилось много, ряд из них был настолько вопиющим, что закрыть на это глаза просто невозможно. Некоторые аргументы, приведенные представителями лаборатории и МОКа, были просто нелепыми. Они строили свое обвинение на том, что, дескать, белорусы из одной команды и что у них один и тот же доктор. А нестыковки со временем объясняли тем, что в компьютерах лаборатории сбились часы…

«Вот теперь женюсь!»

Наконец 10 июня 2010-го Спортивный арбитражный суд (CAS) в Лозанне вынес вердикт, по которому обвинения в принятии допинга были аннулированы, а спортсмены вновь признаны призерами Олимпиады. Решение арбитражного суда, принятое в пользу белорусских атлетов, вышло на 77 (!) листах и опубликовано на официальном сайте САS. Согласно ему, атлетам должны возместить ущерб в размере 50 тысяч евро.

— Первым делом, когда услышал вердикт, захотел сесть — ноги уже не держали. Еще одна мысль — поскорей бы все это забыть — пришла позже. Ведь я так свыкся с этим судом, казалось, он стал частью моей жизни, — рассказывает теперь Вадим Девятовский. — Сейчас главное — восстановить форму к Олимпиаде 2012 года.

...За эти два года у Тихона родилась дочь, а Девятовский возглавил Новополоцкую городскую организацию РОО «Белая Русь». Теперь Вадим подумывает жениться. Да и с Иваном Тихоном отношения стали теплее, теснее — жесткое соперничество на спортивной площадке как бы ушло на второй план. Не думают ребята и о 500 тысячах долларов, которые были потрачены на тяжбы. Часть денег «вернется» после того, как им дадут положенные 1- и 2-комнатную квартиры, а также 50 тысяч евро компенсации.

Но хотя спортсмены  еще по-прежнему в долгах, на душе у них спокойно. Снова можно заниматься любимым делом. Ведь теперь, начиная с 7 августа 2010 года, белорусским метателям молота разрешили выступать в любых соревнованиях!

Денис ТРОФИМЫЧЕВ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости