Народная газета

Черный вход в недра

Кто зарабатывает на песке

Чем на самом деле богаты недра нашей страны, так это песком. Он повсюду. В буквальном смысле этого слова — куда ни ступи. Точное его количество не может назвать ни один геолог, да и зачем? Ведь лишь разведанных запасов с лихвой хватит на нужды многих поколений белорусов. Возможно, именно поэтому к незаменимому ингредиенту всей строительной кухни сложилось весьма своеобразное отношение: неплохо зарабатывая на продаже песка, многие дельцы действуют хищнически, руководствуясь принципом “после меня хоть трава не расти”

Слагаемые стоимости полезного ископаемого


Мне для собственных нужд понадобился грузовик песка. Еще несколько лет назад проще всего было бы банально притормозить возле дорожных строителей, перекинуться парой слов и несколькими денежными купюрами с водителем самосвала, чтобы в назначенное время сыпучая смесь была выгружена возле моего забора. Но сегодня основной рынок песка переместился в интернет. 

Звоню в одну из компаний. Отвечает приятный женский голос. Менеджер Татьяна быстро задает контрольные вопросы: сколько и какого песка нужно, куда и когда везти? Молниеносно высчитывает сумму. 20 тонн песка (примерно 12—13 кубометров) обойдется в 190 рублей. Еще одна контора предлагает тот же объем за 170 рублей. Уже лучше. Мелкий торговец без опознавательных знаков (предприниматель он или вообще лицо физическое, мне как потребителю неважно) окрыляет — обещает доставить товар по условно смешной цене в 120 рублей, но только вечером. Почему такая разбежка в стоимости?

Если кварцевый песок для стекольной промышленности в достаточно большом дефиците по всему миру, то вот строительного песка у нас на самом деле много, гораздо больше, чем необходимо потребителям. Были времена, когда это сырье даже отправлялось на экспорт на Дальний Восток. Начальник управления по геологии Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Сергей Мамчик рассказал, что обычный строительный песок в нашей стране относится к общераспространенным ископаемым. Он буквально повсюду. Только разведанные и подготовленные к его добыче запасы в чистом виде составляют около 612 млн кубических метров на 214 месторождениях. К этим объемам нужно добавить также 209 месторождений песчано-гравийных смесей — еще 800 млн “кубов”. Причем речь идет о самом качественном сырье, пригодном для производства строительных материалов. Что касается менее “породистых” залежей — используются, скажем, для отсыпки дорог, — их запасы разведываются по мере необходимости и сегодня составляют немногим более 140 млн кубических метров. Что касается ресурсного потенциала, то объемы полезного ископаемого могут оказаться в десятки, если не в сотни раз больше, говорит Сергей Мамчик:

— Сегодня у нас официально разрабатывается около 200 месторождений песка, причем на одной площадке может работать несколько пользователей, поэтому карьеров несколько больше. Впрочем, это только те карьеры, которые разрабатываются официально. К сожалению, отмечаются случаи нелегальной разработки.

Легко ли получить разрешение на загрузку?


Предположение отнюдь не голословное. Один из свежих примеров — в окрестностях Бреста. Пользуясь расцветом частного строительства в пригородах областного центра, ушлые предприниматели наладили подпольный промысел по продаже песка. Самостоятельно отвели себе “надел” практически на окраине города, в урочище Красный Бор на территории бывшей воинской части. На берегах Мухавца впору было бы обустраивать зоны отдыха, а вместо этого там появились глубокие траншеи и ямы. “Черные копатели” вторглись даже в водоохранную зону. Выгребали и вывозили песок сотнями тонн. При этом демпинговали цены, вводя официально работающие компании в убытки. Потребителям же — индивидуальным застройщикам — до происхождения песка дела не было. Главное — дешевизна и оперативность выполнения заказа.

— Процесс открытия каждого нового карьера — дело непростое, — объясняет одну из возможных причин подпольного промысла Сергей Мамчик. — По закону песок может добывать либо пользователь на своем собственном земельном участке, либо специализированное предприятие для определенных нужд — выпуска стройматериалов, прокладки дорог и так далее. Во втором случае компании предстоит достаточно долгий путь. Информацию о месторождениях песка можно получить в ГП “Белгосгеоцентр”. Если месторождение не подготовлено к промышленному освоению, нужно выполнить его разведку и утвердить запасы. Далее надо подать заявку на получение горного отвода в местный исполком, подготовить проект разработки, пройти его экологическую экспертизу. Причем получение горного отвода, а также земельного участка под карьер — лишь первый этап. Ведь после выработки месторождения потребуется провести его рекультивацию, что требует немалых затрат. Разумеется, куда проще втихую нагрузить несколько самосвалов где-нибудь в лесу.

Впрочем, существуют и другие, условно более цивилизованные, способы хищения песка. В Логойском районе до суда было доведено дело о бесхозяйственной разработке песчаного карьера. На карьере не было организовано пропускной системы, а водители самосвалов загружали и вывозили песок без сопроводительных документов. Определенную часть полезного ископаемого сбывали налево. Директор об этом знал, но за умеренное вознаграждение предпочитал делать вид, что ничего криминального не происходит.

Показательный случай был раскрыт сотрудниками Комитета государственного контроля в Смолевичском районе. У карьера был официальный хозяин со всем набором необходимых документов и разрешений. Вот только методы добычи были сомнительными. КГК установил, что на протяжении 2 лет фирма со штатом 5 человек копала и продавала песок. Выручка составила 3,6 миллиарда неденоминированных рублей. В доход государства недополучено 509 млн старых рублей.

Кстати, в этом случае были претензии к карьеру и у представителей Госпромстройнадзора. Разработка велась с грубейшими нарушениями: первый же оползень грозил похоронить под собой работающую в котловане технику и людей.

Трагические случаи при обрушении песчаных разработок, к сожалению, происходят регулярно. В основном гибнут играющие на опасных склонах дети. Причина одна и та же — несоблюдение собственниками карьера техники безопасности, нарушение законодательства при эксплуатации объекта. Но хватает и других нарушений. Причем без них обходится редкий карьер.

Штрафы никого не пугают


По словам главного специалиста управления Комитета госконтроля Минской области Евгения Телятицкого, большинство нарушений, несмотря на свое разнообразие, так или иначе приводит к незаконной добыче песка. В качестве доказательств — итоги последних проверок. Например, в Логойском районе предприятие имело во временном пользовании карьер для добычи песчано-гравийной смеси для собственных нужд. Оговоренный срок —10 лет — истек, организация подала прошение на продление срока пользования недрами. По закону до решения местных властей все работы на карьере нужно было остановить. Однако дельцы продолжили добычу полезного ископаемого. Фактически на протяжении трех месяцев велся незаконный промысел. Иными словами, песок воровали. За нарушение земельного кодекса и несвоевременный возврат земельного участка суд обязал юридическое лицо выплатить штраф в размере 50 базовых величин (1150 рублей).

В Воложинском районе сельхозорганизация долгое время разрабатывала собственный карьер. Затем появилось желание передать его в пользование строительной организации. Так как отвод частично располагался на землях сельхозназначения, сотрудники КГК выехали на место. И увидели, что вместо регламентированных кодексом о недрах 5 метров экскаваторы вычерпали котлован как минимум в два раза глубже. Куда по факту делся неучтенный песок — неизвестно. А хозяйственник отделался смешным штрафом в 15 базовых величин (345 рублей).

Такие и похожие нарушения — не редкость. Некоторые дела еще не прошли через суд, и говорить о результатах рано, но Евгений Телятицкий категоричен: наносимый экономике и экологии страны ущерб несоизмерим с грозящими наказаниями. Может быть, здесь и стоит искать корень хищнического природопользования? С одной стороны, запасы песка, по сути, стратегический товар. С другой — мизерные наказания не могут испугать не только юридическое, но и частное лицо, которое при наличии минимального набора техники подобный удар по карману легко способно отбить за полсмены.

А что же официальные продавцы песка? Неужели они не заинтересованы в наведении порядка в этом сегменте рынка? Созваниваюсь с представителями бизнеса. Они в один голос заверяют, что хотя конкуренция на песочном рынке серьезная, но в разгар строительного сезона работы хватает всем, и возможные потери от нечестной конкуренции подсчитать сложно. Хотя не исключают, что “серые” схемы торговли песком существуют.

— Если вам предлагают привезти самосвал по очень низкой цене, значит, он будет загружен в обход существующих правил, — пояснили в компании “ДабраБуд”. — Ведь в стоимость продукта для конечного потребителя мы вкладываем не только перевозки, но и зарплаты водителей, других работников компании, амортизационные расходы на содержание техники, коммунальные платежи и так далее. В официальных фирмах стоимость песка будет примерно одинаковой. А вот “черные” вполне могут себе позволить демпинговать, ведь они не платят налоги. Иное дело — какого качества будет привозимый песок.

Теоретически вход на рынок песка достаточно простой. Нужно просто купить автотехнику, открыть ИП и заручиться согласием добывающей организации на приобретение песка по утвержденным расценкам. Также понадобится банковский счет, так как все сделки по торговле полезными ископаемыми ведутся по безналичному расчету — все предельно прозрачно. Те же, кто копает незаконно, действуют наскоками — разведал место, черпанул оттуда 50—100 самосвалов и свернул деятельность, поменял номера телефонов.

Руководитель компании “Песоквам” Иван Киндрук говорит, что песок — очень дешевый продукт. В среднем для посредников его цена — около 100 рублей за 12 кубических метров (стандартный 20-тонный самосвал). Учесть проезд по платным дорогам, техобслуживание техники, зарплату водителю — на круг выходит минимум. Единственный выход — брать объемами. А они в последнее время сокращаются за счет свертывания строительства. Если еще год назад Иван “крутил” десятками тысяч кубометров песка, то нынче на порядок меньше.

Не отходя от трассы


Эксперты, с которыми я говорил, сходятся в одном: песочный теневой рынок сегодня достаточно объемный. Крупных строительных организаций там не много. В основном спрос определяют частные застройщики.

Между двумя кольцевыми дорогами Минска расширяют трассу Р-58. Здесь с утра до вечера возятся экскаваторы. Груженые самосвалы мчатся один за другим. Под видом застройщика из соседней деревни подхожу к первому попавшемуся водителю МАЗа Вячеславу. Диалог стандартный:

— Мне песка бы прикупить. Нужно 5—6 грузовиков. Есть возможность?

— Не вопрос. Оставь номер телефона, через пару дней привезу.

— Сколько будет стоить?

— Рейс обойдется в 60 рублей.

Это самая низкая цена. Но о документах на груз спрашивать, конечно, неуместно. В другом месте водитель Николай называет уже другую таксу — 120 рублей. Только просит обождать недельку, пока все уляжется: “Наших хлопцев чутка погоняли на днях за продажу песка на сторону, навели шухер”. Он достает маленькую записную книжку, помечает мой телефонный номер и заказанный объем. Записная книжка сплошь исписана похожими данными — дело поставлено на поток.

Что выбрать?


Мытый. Самый популярный у нас песок. Добывается в карьерах, затем просеивается через сита и промывается проточной водой. В результате гранулы очищаются от глины, пыли и частиц гравия. Применяется для изготовления высококачественного бетона, тротуарной плитки и различных строительных смесей, при кладочных и отделочных работах.  Цена: 200—250 рублей за 20 тонн с доставкой.

Сеяный. Используется в кладочных и отделочно-штукатурных работах, для заливки монолитных полов. Перед продажей ископаемое проходит через систему сит с разными по размеру ячейками. От зернистости зависит класс. Первого класса — самый мелкий, во втором классе присутствуют более крупные зерна и дробленый гравий. Цена: 180—200 рублей за 20 тонн с доставкой.

Кварцевый. Наиболее ценный из всех, добываемых в карьерах. Практически не содержит примесей и полностью состоит из кварца. После добычи кварцевая смесь промывается и обогащается различными элементами. Применяется в производстве облицовочных материалов и сухих смесей, для выработки стекла и в качестве очистителя воды (например, в системах фильтрации бассейнов и аквариумов). Цена: от 250 рублей за 20 тонн с доставкой.

Штукатурный. Песок “мелкого помола”. Строительные смеси из такой “пудры” отличаются хорошими показателями водонепроницаемости и морозостойкости. Цена: от 230 рублей за 20 тонн с доставкой.

Речной. Лучше всего подходит для приготовления цементных стяжек и дренажных сооружений. Однако нужно учитывать, что в бетонном растворе частицы речного песка имеют свойство быстро осаждаться, поэтому необходимо постоянно перемешивать смесь. Цена: около 200 рублей за 20 тонн с доставкой.

Многие фирмы сегодня предлагают песок, фасованный по мешкам весом 40 кг. Стоимость — от 50 копеек до 1,5 рубля в зависимости от вида и качества.

Мнения


Георгий Гриц, заместитель директора по науке Центра системного анализа и стратегических исследований Национальной академии наук:


— Меня не удивляет, что в песочной сфере имеется изрядная доля “серости”. К сожалению, потребительское отношение уже прочно сформировано в нашем сознании. Действует принцип: если государство не дает, я сам возьму. У многих выработалось своеобразное жизненное кредо: уворовал — молодец, попался — дурак. Обелить рынок, взывая к совести людей, не получится. Воровство будет продолжаться. В качестве эксперта мне доводится общаться с правоохранительными органами. Так вот они подтверждают: более 60 процентов всех заключенных осуждены именно за экономические преступления! Причем среди них представители всех уровней — условно от водителей самосвалов до директоров предприятий. Они знают, что за преступление грозит конфискация имущества, серьезные тюремные сроки, перед их глазами — печальный опыт предшественников. И все равно воруют в открытую, ни капли не боясь последствий. Складывается ощущение, что они считают любую должность своей персональной кормушкой, этаким широким жестом со стороны государства. Есть мнение, что работникам нужно больше платить, и они перестанут запускать руку в чужой карман. Однако, как показывает практика, уровень зарплаты здесь не играет никакой роли.

Я искренне недоумеваю, почему сложилась такая тенденция, но уже готов приравнять ее к национальной катастрофе. Причем связана она не с мягкостью, беззубостью законодательства. Наоборот, экономическим преступникам у нас в стране никаких поблажек не светит. Возможно, давно настало время принимать экстраординарные меры. Пусть бы партию песка со строящегося объекта купила межведомственная группа из представителей налоговых, природоохранных, правоохранительных органов — ведь речь идет о хищении государственного имущества. Пару десятков показательных уголовных дел с подробным освещением в прессе — и, уверен, черный рынок существенно свернется. Никакой подковерной игры — государство должно защищать свои интересы.

Александр Карабанов, директор Института природопользования НАН доктор геолого-минералогических наук:


— Вообще песок — древнейшее полезное ископаемое. Но на территорию конкретно нашей страны он “прибыл” вместе с ледниками. И хотя с каждым годом этот вид полезных ископаемых все более востребован в строительной сфере и объемы его добычи постоянно увеличиваются, запасов хватит не только нам, но и многим будущим поколениям. Впрочем, нельзя забывать о том, что песок абсолютно невозобновляемый ресурс. Рано или поздно его запасы будут исчерпаны. И если сейчас у нас этих “денег” много, то это вовсе не означает, что ими можно разбрасываться направо и налево. Выработку месторождений нужно вести рационально, наводя после себя порядок. С этим же сегодня существуют большие проблемы. В стране более 1000 карьеров, многие из которых попросту неучтенные, в некоторых полезное ископаемое добывается с нарушениями или вообще несанкционированно, территории после выработки не рекультивируются, превращаются в свалки. Нужно заглядывать в будущее, а не жить одним днем.

muravsky@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Альберт Богдасаров, профессор
С большим интересом прочитал статью С.Муравского “Черный вход в недра” о песчаных запасах Беларуси. Между тем именно в песчаных и песчано-гравийных карьерах геологи уже давно обнаружили наличие самородного золота. Так что вход в недра может быть в отдельных случаях и золотым.
Оценка золотоносности белорусских недр была начата организациями Академии наук и ПО “Беларусьгеология” еще в 1965—1967 годах. В Оршанском, Столбцовском, Лунинецком, Толочинском и других районах были выявлены проявления золота не только в породах осадочного чехла, но и в породах кристаллического фундамента, составлены геологические карты и выделены перспективные площади.
С 1992 года золотом начало заниматься Белорусское государственное научно-исследовательское геологическое предприятие “Белгео” на качественно новом уровне по следующим направлениям: оценка осадочных пород на россыпное золото, комплексная оценка железных руд с выделением попутного золота, разработка технологии добычи самородного золота в тонких классах и общая оценка сырьевых ресурсов драгоценных металлов. Впервые удалось зафиксировать положительные перспективы на россыпное золото в четвертичных отложениях. А все виды и сорта песка, отмеченные в статье С. Муравского, “родом из четвертички”.
Геологи нашей страны выявили десятки проявлений золота с содержаниями промышленного уровня от 60 до 100 мг/м3. Кстати, значительная часть этих проявлений приурочена к действующим карьерам, где добывают песок и песчано-гравийные смеси. Значит, можно ставить вопрос о попутном извлечении золота. А в Витебской и Брестской областях обнаружено рудное золото на глубинах от 30 до 120 метров. На 1 января 1994 года разведанные промышленные запасы золота составляли более 50 тонн. Сколько его сейчас и известны ли другие точки золотопроявлений, очевидно, хорошо знают в Минприроды. Но то, что из более чем 100 отобранных проб в 90 были промышленные содержания золота, говорит о том, что проблема поисков и разведки золотопроявлений актуальна до сих пор. А несколько килограммов золотого песка, намытого в бытность работ “Белгео”, лишь косвенно подтверждают это.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости