Сельская газета

Черный Командор

Рота советских солдат погибла в Панджшерском ущелье из-за генеральских амбиций, а виновным в этом хотели сделать подполковника Сумана

15 ФЕВРАЛЯ 1989 года после девяти с лишним лет кровавой войны, унесшей жизни более 14 тысяч и покалечившей более 53 тысяч советских граждан и более миллиона афганцев, завершился вывод советских войск из Афганистана.
В правительстве СССР уже через два месяца после вступления военных формирований в Афганистан ставился вопрос о их выводе. Но большинство членов Политбюро ЦК КПСС это не поддерживало. В конце февраля 1980 года в высших эшелонах власти вновь заговорили об этом. Считалось, что, свергнув афганского короля Амина, закрепив демократическое правительство Бабрака Кармаля, советские войска свою задачу выполнили. Но оказалось, что у нового руководства нет собственной военной опоры для защиты. Поэтому на ближайшие два года поставлена задача создания афганской армии, боеспособной, преданной правительству. Два года растянулись на долгие девять с лишним лет. Среди тех, кто стойко выдержал это тяжелейшее испытание, — наш земляк полковник запаса Петр СУМАН (на снимке).


СТАРШИЕ братья Петра Сумана, Николай, Василий и Максим, как и отец Роман Харитонович, с первых дней Великой Отечественной войны ушли на фронт. Мать осталась с девятимесячной дочуркой на руках. Фашисты сожгли родительскую хату в лесной деревушке Слобода.Пососедям, родственникам перебивалась Вера Томашевна с грудным ребенком, но уберечь девочку не смогла.Не дождалась и сыновей с войны, хотя надеялась и верила. С мужем-фронтовиком сложили деревянный дом. В первый послевоенный год родился мальчик. По-спартански воспитывал сына Роман Харитонович. Брал с собой зимой в лес дрова заготавливать, а летом вместе косили, по хозяйству управлялись, на летних каникулах с ровесниками работал в колхозе.

После окончания Холопеничской средней школы Крупского района, в которой несколькими годами ранее учился и будущий летчик-космонавт дважды Герой Советского Союза Владимир Коваленок, педагоги напутствовали успешного выпускника найти себя в жизни. Отличник Петр Суман понимал, что родителям не с чего ему помогать. В колхозе только расставались с трудоднями. Иного выхода, как идти работать, у парнишки не было. Уехал с друзьями в Донбасс, где поступил в горнопроходческую школу города Антрацит Луганской области. Получив профессию шахтера, пошел в забой. Был комсомольским вожаком шахты, занимался спортом. Вечерами готовился к поступлению в военное училище, о котором мечтал с детства. Успешно сдав вступительные экзамены, стал курсантом Харьковского гвардейского высшего танкового командного училища, которое окончил с отличием. Имел преимущество в выборе места службы и остановился на Белорусском военном округе — одном из лучших в Вооруженных Силах бывшей большой страны.

В парадной форме лейтенанта приехал в родную Слободу. Вся деревня его встречала. Родители не могли нарадоваться на красавца-сына. Долго дома не задержался. Ждала служба. В напутствие мать попросила беречь солдат и по совести служить Родине! Ведь такими же солдатами были и братья, которых забрала ненавистная война.

От командира взвода, роты до начальника штаба полка дошел крестьянский сын Петр Суман и всегда помнил материнский наказ. Возглавлял штаб Отдельного батальона истребителей танков на бронированных «Драконах». Представлял Белорусский военный округ на Всеармейском совещании отличников боевой и политической подготовки в Москве, проводимом под руководством министра обороны СССР Маршала Советского Союза Андрея Гречко.

В семейном архиве Петра Романовича хранится фотография, где он у Знамени Победы вместе с дважды Героями Советского Союза генералом армии Иосифом Гусаковским и генерал-полковником Александром Родимцевым. Из рук трижды Героя Советского Союза легендарного летчика Ивана Кожедуба он получил на том памятном совещании библиотечку военной литературы.

Легко давалась офицеру Суману учеба в Военной ордена Ленина Краснознаменной академии бронетанковых войск имени Маршала Советского Союза Р. Малиновского. Дипломную задачу по прорыву мотострелковой дивизией глубокоэшелонированной обороны противника защитил на отлично. Теоретические знания умело применял на практике.

31-й гвардейский танковый полк, которым командовал, был лучшим в дивизии и армии. Это подтверждает и аттестационный документ подполковника Сумана на должность заместителя командира дивизии Белорусского военного округа, где отмечалось, что командует полком уверенно, в сложной обстановке ориентируется быстро, способен принимать правильные решения и достоин назначения на должность заместителя командира дивизии.

МОЛОДОЙ офицер готовился к поступлению в Военную академию Генерального штаба, но в начале лета 1983 года обострилась ситуация в Афганистане, и его командируют в Ташкент, где он получает назначение в Кабул. Пять дней в афганском дворце Тадж-Бек вновь прибывшие командиры изучали особенности и группировку афганских бандформирований.

Газеты всего мира пестрели заголовками о событиях в этой горной стране. В разные уголки бывшего Союза из Афганистана отправлялись цинковые «грузы 200». Советские войска несли потери. Военные формирования нуждались в опытных кадрах. По распоряжению высшего командования подполковник Суман прибыл в 285-й танковый полк, который размещался в городе Баграме. Прилегающая территория контролировалась бандформированиями Гульбеддина Хекматияра при постоянной поддержке спецслужб США.

Подразделения полка охраняли дорогу на Кабул, движение по навесному мосту через реку Пянжкор, аэродром в Баграме, госпиталь и медсанбат. При проведении операций дивизии на вновь прибывшего подполковника Сумана возлагались обязанности заместителя начальника оперативной группы. Он обеспечивал взаимодействие мотострелковых, парашютно-десантных, танковых, саперных и артиллерийских подразделений, согласовывал действия наземных войск с авиацией.

— Но самым главным моим делом было оказание командирам практической помощи, — отмечает полковник запаса Петр Суман.— Если бой складывался не в нашу пользу и подразделения несли потери, спешилвыяснить обстановку и вместе с комбатом оперативно вносил коррективы в план военных действий. Разве можно забыть тот первый бой, когда из разведбата доложили, что есть убитый. Резануло в сердце. Дал команду привезти в пункт оперативной группы. Через десять минут на большой скорости подъезжает БМП, лихо разворачивается, и при развороте бойцы швыряют под стену дома что-то длинное, завернутое в плащ-палатку. Подошел, глянул и меня передернуло — это было тело убитого солдата. Внутри все закипело. Еле сдержал эмоции. После случившегося жестко установил порядок: всех «200-х» и «300-х» (раненых) встречал специально назначенный офицер.

— Петр Романович, часто ли приходилось в Афганистане общаться с сельским населением и как оно относилось к советским военным?

— Афганистан — страна горная. Кишлаки раскиданы по горам, а в долинах пахотная земля в основном принадлежала феодалам. Народная власть Афганистана проводила земельную реформу. Сложнее было с обеспечением водой. Получив землю и семена, сельские жители, называемые дехканами, испытывали давление со стороны феодалов, которые ушливгоры,стали моджахедами и всячески вредили во время сельхозработ. Чтобы помочь бедноте, в отдельных кишлаках оставались танковые подразделения. Они в тесном взаимодействии с царандоем (милицией) поддерживали там порядок. Наших военных дехкане боготворили за защиту от ночных набегов моджахедов.

В одном из таких кишлаков, который называется Гулямали, стоял взвод старшего лейтенанта Леонида Вороны. Высокого стройного блондина не брал южный загар. Звание он получил в Афганистане за храбрость и мужество. Ему всегда приходилось вести бой с полным напряжением моральных и физических сил, проявлять непреклонную волю к победе, разумную инициативу и военную хитрость. Когда пришло время его замены, дехкане кишлака со слезами на глазах прощались с бледнолицым «шурави». Собрали деньги и куп или ему в п одарок джинсовый костюм в знак благодарности и любви. Но солдат объяснил, что не может принять такой подарок. Дехкане приехали к главе местной администрации, чтобы получить разрешение вручить презент. Стремились встретиться и со мной, но в целях конспирации штаба не смог их принять. Вместе с руководителями местной администрации выехали в кишлак Гулямали и присутствовали при торжественном вручении подарка старшему лейтенанту Леониду Вороне, который по праву заслужил уважение и любовь не только сослуживцев, но и афганских крестьян…

В ТАКОМ уважении местных жителей к советскому солдату заслуга и подполковника Петра Сумана. Мудро воспитывал подчиненных, укреплял уверенность в себе, был надежен. Будучи всесторонне подготовленным, умело
обучал новичков, которые заменяли демобилизованных. Не возмущался, если солдат неверно выполнял команды. Спокойно предлагал подчиненному посмотреть, как можно сделать лучше. Молодежь незаметно овладевала очередным новым приемом без упреков за ошибки. Моджахеды называли его Черным Командором. Как истинный танкист он не расставался с черным комбинезоном, всегда безупречно чистым.

За его голову враги назначили крупное вознаграждение — больше, чем за иных военачальников. На негативно-агрессивные действия моджахедов Петр Романович всегда изобретательски обрушивал ураган неприятностей, действовал жестко. К дехканам, старикам относился с почтением.Умел находить общийязык с детворой, щедро угощал их советскими сладостями. И в прозвище Черный Командор был заложен не злой смысл, а, скорее, восточное уважение командирского таланта и силы.

Subbat50@mail.ru

Фото автора

(Окончание следует.)

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Михаил Александрович, 76 лет, Из Санкт-Петербурга
В этом материале о событиях в АФГАНИСТАНЕ есть досадная и грубая ошибка: АМИН (Хафизулла) не КОРОЛЬ!, как в тексте, а генеральный секретарь ЦК НДПА, председатель Революционного совета Афганистана. Куда смотрят редактора и выпускающие номера? Исправьте в продолжении статьи.
----7
Помню, как сразу после ввода советских войск в Афганистан, один мой знакомый,   тоже как и я из  числа замполитов, потирая руки, сказал: ну, до Персидского залива 200 км! Да русские именно так и понимают своё величие. Бомбить, бомбить и ещё раз бомбить. А те народы, ну вроде нас белорусов которые мечтают просто о комфортной жизни, у них вот считаются бездуховными слабаками.    
  Даже активная часть общества тогда так и не поняла, а зачем же была нужна эта война. Мы только теперь знаем о потерях в той войне. И вот у никого же не встает вопрос, а за что же погибли те ребята белорусы? Лет 20 назад сценка в автобусе под 9 мая. Пьяненький дедок-ветеран разбушевался: "Да я! Да мы! Ужасы прошли! Да за вас!" Подходит к дедку молодой парень: "Дед, я   может и поболее твоего ужасов видел! И кровь ребят моих не остыла! Но ты, дед, счастливый человек. Ты-то за Родину воевал, за родных. А вот мы за кого? Вроде и не было нас!" Стих дед, затих и автобус. А сколько таких эпизодов по стране?
  Все люди тогда понимали, что это не наша война, и матери   кого только была такая возможность, именно тогда всё делали, чтобы откосить своих сыновей от армии, или же хотя бы устроить их в городские гарнизоны. Ну  а в итоге в той войне не погиб ни один из сынков даже руководителей районного масштаба, не говоря уже  о ком-то повыше. Любая война ожесточает людей, и ее больше никогда не должно произойти. После Афгана в Россию и СНГ хлынул поток наркотиков и незарегистрированного оружия. Общество резко криминализировалось. Убить человека стало проще, чем срезать кочан капусты, что и происходило в лихие 90-е.
  Но  солдат нельзя винить за исполнение неправильного приказа. Иначе следующий солдат будет отдавать себе приказы сам, не обращая внимания на политическое руководство (каким бы оно ни было). Есть вина власти, пославшей их на эту войну!
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости