"Черные" археологи пошли ко дну

Белорусским комитетом Международного совета по памятникам и достопримечательным местам (ИКОМОС) 2003 год объявлен годом охраны подводных археологических памятников.
Белорусским комитетом Международного совета по памятникам и достопримечательным местам (ИКОМОС) 2003 год объявлен годом охраны подводных археологических памятников.

На западе Беларуси, в русле Щары, под водой историки нашли древний челн - четырехметровую лодку, выдолбленную из цельного ствола дерева. Плавсредство наших предков пролежало на речном дне около 300 лет. Удивительно, но до сих пор оно пребывает в отличном состоянии. Пресная вода - прекрасный консервант, сохраняющий природные материалы многие столетия. Так и лежит челн на дне (а нашли его примерно 10 лет назад), дожидаясь лучших времен, как, впрочем, и многие другие памятники археологии, которые достать из воды сейчас или неразумно, или попросту технически невозможно.

Подводную археологию чаще называют "мокрой". Определение возникло в Англии в 50 - 60-х годах и подразумевало исследование не только морского дна, но и затерянных в болотах, на границе воды и берега, "мокрых" следов прошлого. Таким образом, "мокрая" археология получила распространение и в Беларуси.

Еще во времена Советского Союза были проведены подводные раскопки городища возле деревни Масковичи под Браславом. И сразу удача. Масковичское городище оказалось единственным местом в республике, где были найдены кости животных со скандинавскими рунами. Неоднократно проводили археологи-подводники разведку на местах, где в древности стояли так называемые свайные поселения. В железном веке наши предки строились на воде для того, чтобы обезопасить свои жилища от хищников и враждебных племен. Благодаря уникальным свойствам пресной воды остатки таких поселений прекрасно сохранились. Правда, пока исследовать их некому.

Подводные археологические раскопки не ведутся на территории республики уже более 15 лет. В безденежные постперестроечные годы "мокрая" археология была благополучно забыта. Лишь редкие энтузиасты периодически снаряжали небольшие экспедиции. При этом белорусские археологи-подводники продолжали работать в Украине и России.

Прошлой зимой в Минске расчищали русло Свислочи. Реку сначала осушили, а после выгребали из нее хлам. Археологи, не имея возможности провести полноценные исследования, выхватывали некоторые находки буквально из ковшей экскаваторов. За несколько рейдов по дну осушенной реки было найдено множество осколков керамики и других предметов быта XVII - XVIII веков, но несравнимо больше потерянно навсегда. По словам начальника отдела средневековой археологии Института истории Национальной академии наук Сергея Тарасова, полноценные раскопки в русле реки могли дать тысячи находок, а особенно интересными были бы исследования древнего замчища, часть которого находится под водами Свислочи.

В прошлом году на Браславщине из воды был поднят знаменитый Друйский Борисов камень, - уникальный памятник раннего христианства, многими историками считавшийся утерянным навсегда.

Тема возрождения подводной археологии в стране обсуждалась недавно за "круглым столом", организованным Институтом истории НАН Беларуси и Белорусским комитетом ИКОМОС. Оказалось, проблемы изучения и спасения "мокрых" археологических памятников все еще волнуют многих ученых. Мало того, уже после первой встречи у археологов и профессионалов-подводников родились реальные планы дальнейших совместных действий. Сотрудники Института истории надеются, что полноценные подводные археологические исследования возобновятся в следующем году. Даже определены места первых разведок - озера Нарочь и Мядель, воды которых скрывают остатки средневековых поселений.

Впрочем, у "мокрой" археологии есть еще одна немаловажная проблема - "черные" копатели. Все большее количество дайверов-любителей имеет профессиональное снаряжение для погружения под воду. Естественно, они начинают искать "клады", и зачастую весьма успешно. Чаще всего трофеями становятся оружие, боеприпасы и амуниция времен Великой Отечественной войны. Для справки: во всем мире месторасположение памятников археологии - информация, доступная только узкому кругу специалистов. У нас же любой школьник, придя в библиотеку, может узнать, куда лучше отправиться за "кладом". Но случается, что за "черные" раскопки берутся профессиональные историки. В отличие от дилетантов, они знают, не только где копать, но и как. Ущерб, наносимый такими "спецами", несравнимо больший.

- В свое время мы прозевали сухопутных мародеров-копателей и однажды поняли: войну с незаконными раскопками на многих фронтах проиграли, - рассказывает Сергей Тарасов. - И сейчас следует подготовиться к тому, что в скором времени мародеры опустятся на дно белорусских озер и рек.

К счастью, пока подводная "черная" археология не приобрела массового характера. В то же время в России поиски исторических ценностей под водой становятся все более и более популярным видом развлечения, а нередко и способом поживиться.

Сейчас привлечь к ответственности "черного" копателя, работающего "по-мокрому" невозможно. Нет закона, который бы запрещал проводить самовольные раскопки. Мало того, многие памятники археологии, находящиеся под водой, официально таковыми не являются. И подобная неприятная ситуация продлится еще как минимум несколько лет - до тех пор, пока не будет отрегулирована законодательная база, позволяющая привлечь мародеров-копателей к ответственности.

Проблема приобретает еще большую актуальность в связи с тем, что в стране собираются запустить гродненскую, а затем полоцкую ГЭС. Немалая территория суши станет при этом водоемом, в том числе уйдут под воду и памятники археологии.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?