Черное и белое

Съезд ученых лично мне запомнился тезисом: «Без села не может быть Беларуси, России и Украины. Это традиционно наш животворящий источник, который позволяет сохранить нацию». Как по мне, даже не тезисом – аксиомой. 

Из аксиом в науке следуют последовательно-логические выводы. Село предполагает сельскую культуру. Не плохую, не ущербную, не недоразвитую – а именно отличную от, скажем, городской. Феномен села и его культуры приводит к существованию некоего образа жизни, нравственных устоев и мировоззрения вообще. Опять же – понятного «городу», но все же отличного. 

Город развивается быстрее, новое «всасывает» резче, все время чего-то ищет и куда-то стремится. Город открыт миру, город хочет нравиться миру, а мир давит на него, заставляя соответствовать. Чему? Например, неким «путям развития цивилизации» – а как понять, что это не тупики, в которые раз за разом забирается ведомое интеллектуальными шалунами человечество? 

Мир стал «информационным» – и те, кто посильней, уже не просто поддавливают и влияют, они зачастую «бомбят» новостями, «взрывают» комментариями и «оккупируют» понятиями, правилами и подходами. На том же съезде ученых было и еще сказано: «Сегодня идет глобальная мировая война - новыми методами, и прежде всего в СМИ». И это каждый, пусть и в разной степени, может ощутить буквально на себе при малейшем желании честного анализа. Ощущают и общества в целом – отсюда и многие странные молодежные движения, и расколы в рядах патриотически, но по разному настроенных взрослых, и шарахания разумных с виду людей в национализм, в экстремизм, в революцию. 

Но до села, как до морально-ценностной глубины, эти волны с поверхности слабо доходят. Это же не в селе придумали постмодернизм в искусстве, феминизм в общественно-социальной жизни и ЛГБТ-движение со всеми его ответвлениями в биологической? Это же не село ратует за «соблюдение прав человека», «однополые браки» и «ведущую роль» самого большого кошелька в мире, правда ведь? 

Город предполагает повышенные гибкость и подвижность, в том числе в области морали и ценностей, - но как определить, когда подвижность сустава переходит в вывих, а тот становится патологически «привычным»? Тем более находясь под непрерывным информационным давлением со всех уровней, начиная от групп в соцсетях, продолжая «современными трендами» в обществе и заканчивая чужими новостями, которые приходят вместе с не твоими, не присущими тебе изначально ценностями, традициями и масштабами лицемерия.   

Потому, наверное, и хочется иногда самым разным городским интеллектуалам уехать в глушь, «сходить в народ», нырнуть на ту сельскую глубину, чтобы там оглянуться и разобраться. В себе и в мире. В людях и в ценностях. В том, что правильно, что неправильно, в добре и зле. 

Город как скопление людей, вынужденных быть и жить рядом, лжеязычен и лицемерен. Кто из городских говорит в глаза правду? – да никто. Умение «отказать, не обидев», «не согласиться, не оттолкнув» «высказаться без конфронтации» и «сказать много, не сказав ничего» быстро оттачивается до той степени, когда думается одно, говорится другое, делается третье – и все с вежливой обаятельной улыбкой на лице. Принципы, даже если они были, сначала расшатываются, а потом и вовсе пропадают. А зачем они, если одной и той же наработанной вербальной формой можно и белое защитить, и черное, и полный отказ от признания существования разных цветов?

«Создать систему всесторонней гуманитарной экспертизы важнейших законодательных инициатив и проектов не только с точки зрения права, но и с позиций социологии, психологии, культуры и традиций общества» - это, безусловно, правильно. Вот где бы еще найти тот камертон, по которому можно сверять и свои личные душевные струны, – гармонично ли натянуты, не чужие ли песни на них уже звучат…

Нечто похожее вспоминается из городских дворов моего детства. Вот это – свои. Своих не сдают, не бросают, не предают. А там – чужие (понятно, что тоже свои, но – «не наши»). И при всей условности разделения, осознаваемой даже на том, детском, уровне, оставалось понимание: ты можешь не сильно их любить, невысоко ценить, даже драться с ними, но вот это – свои. А хочешь быть чужим – иди. Только так и скажи честно: я – чужой. Прежде всего – самому себе. И живи потом с этим.  

Ни один сельчанин не ответит вам прямо на вопрос: «Вот это - хорошо или плохо?» Скорее всего, начнут привычно мямлить «как сказать», «надо посмотреть» или «кто ж тебе, барин, скажет». Даже четкого и ясного осуждения чего-то или кого-то неблаговидного от них не всегда дождешься. Но при этом сами живущие землей и на земле будут точно знать, чувствовать, ощущать, как делать правильно, а как - нет. И будут продолжать делать правильно, привычно кивая на требования модных нововведений. 

Вот бы и нам, городским, так научиться. 

Андрей МУКОВОЗЧИК.

mukovoz@sb.by


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости