Черная касса раздора

В предвыборный период у каждого своя арифметика: избирательные комиссии пересчитывают электорат, журналисты — количество претендентов, а политологи — рейтинги кандидатов. Белорусская оппозиция по традиции считает деньги, которые заработает на избирательной кампании, и проявляет завидную изворотливость в способах их добывания.

Если гоголевский Чичиков наживался на «мертвых душах», то оппозиция — на белорусских избирателях, а вернее, на их автографах.

В предвыборный период у каждого своя арифметика: избирательные комиссии пересчитывают электорат, журналисты — количество претендентов, а политологи — рейтинги кандидатов. Белорусская оппозиция по традиции считает деньги, которые заработает на избирательной кампании, и проявляет завидную изворотливость в способах их добывания.

Ни одни выборы в стране не обошлись без сетований оппозиционеров на недостаточное финансирование ее электоральных телодвижений. Вот и на сей раз, стоит затронуть в общении с претендентами на власть тему бюджета избирательной кампании, как глаза у них становятся точь-в-точь, как у диснеевского Скруджа МакДака. «Для проведения настоящей, полноценной кампании с прицелом победить нужно порядка 20 млн. долларов», — озвучивает общие умонастроения один из «кандидатов в кандидаты». Сумма впечатляет: получив такие средства черным налом (а по-другому невозможно, закон ограничивает максимальный размер избирательного фонда, чтобы поставить кандидатов в равные условия), можно уже и рукой махнуть на президентские амбиции: на зарплату президента столько за всю жизнь не насобираешь.

Разумеется, львиная доля средств по традиции осядет в карманах оппозиционной верхушки, но кое-что перепадет и рядовым. Например, на этапе сбора подписей. По закону члены инициативной группы выдвиженца работают безвозмездно, то есть даром. В силу своих политических убеждений и гражданской позиции. Но в оппозиционной практике все выглядит иначе. Каждая подпись белорусского избирателя в поддержку оппозиционного кандидата имеет свою цену в американских рублях. Платят, разумеется, не избирателю, а сборщику подписей. Чтобы убедиться в этом, достаточно немного порыться в Интернете.

Так называемых волонтеров (ибо настоящие волонтеры должны работать за идею) оппозиция начала активно использовать в избирательных кампаниях еще с начала 2000-х. Отныне участие в сборе подписей превратилось в способ заработка, а расценки зависят от размеров черной кассы кандидата.

Вначале это были скромные цифры — 10—20 центов за подпись. Но, учитывая тогдашние размеры средней зарплаты по стране, в итоге набегало в разы больше заработка инженера, рабочего или учителя. Поскольку выборы в Беларуси проводятся достаточно часто (то президентские, то парламентские, то в местные Советы), бизнес-волонтеры вошли во вкус.

Особенно доходными становятся для охотников за автографами президентские выборы — здесь ставки повыше. Например, на выборах 2001 года за добытую подпись в поддержку оппозиционного кандидата платили от 50 до 80 центов. На выборах 2006 года ставки доходили до 1 доллара. В нынешнюю избирательную кампанию знающие люди прогнозируют, что они могут достичь и 3 долларов.

Ставка на черную кассу превращает избирательную кампанию оппозиционных кандидатов в довольно неприглядное зрелище. Сначала более состоятельный претендент перекупает на корню актив у конкурентов, потом скупает у этого актива подписи избирателей. А венчает все внутренние разборки по поводу взаиморасчетов сокраментальный вопрос: в чьих карманах осели деньги и почему не все получили обещанный навар…

Алексей МАЦЕВИЛО, БЕЛТА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?