Через расстояния и время

Гость «СОЮЗа» — известный российский ученый–филолог Казбек Султанов

Казбек Султанов в особом представлении не нуждается: он авторитетный эксперт, профессор МГУ имени М.В. Ломоносова, возглавляет в Институте мировой литературы РАН отдел литератур народов РФ и СНГ. Корреспондент «СОЮЗа» побеседовал с Казбеком Камиловичем о том, что представляет сейчас литературный процесс на постсоветском пространстве.

Казбек Султанов: Рад, что белорусы воплотили в жизнь идею Международного гуманитарного интернет-портала
ФОТО АЛЕКСАНДРА КОРОЛЬКОВА

— Казбек Камилович, на недавнем «круглом столе» в посольстве Беларуси в России говорилось о создании на белорусской платформе Международного гуманитарного интернет–портала «Созвучие: литература и публицистика стран Содружества». Как вы относитесь к этой идее?

— Давно пора! Идея гуманитарного интернет–портала витала, что называется, в воздухе. Рад, что белорусские коллеги довели ее до ума.

— А что сегодня происходит с литературой в странах бывшего СССР? В Беларуси, в Казахстане, в Грузии?

— Происходит то, что происходило всегда: литература в ее разнонациональном обличье развивается, наполняется молодыми голосами. Да, изменились существовавшие при СССР социальный статус и система государственной поддержки, но литература скорее жива, чем мертва, что бы ни говорили.

— Много сейчас твердят о независимости, будь то литература, или государственная политика, или еще что–то...

— Не могу не вспомнить о манифесте знаменитого казахского поэта и общественного деятеля Олжаса Сулейменова, опубликованного в журнале «Дружба народов», который назывался «Независимость — это осознанная взаимозависимость». Поэт предложил «путь к Будущему», который должен протянуться «от зависимости — через период независимости — к эпохе осознанной взаимозависимости». Эта самая «осознанная взаимозависимость», уточняет Сулейменов, «и есть настоящая независимость государства, нации, человека».

— Тогда скажите, какова роль литературы в сохранении и углублении взаимопонимания между народами?

— Взаимопонимание — желанное состояние, и у него есть своя среда обитания, назовем ее пространством диалога. Но тут нужно понимать, что обмен словами, мнениями — это еще не диалог, если в нем отсутствует одухотворяющая составляющая — презумпция уважения друг к другу.

— Как вы считаете, нуждается ли современное общество в России и других странах СНГ в творческом продукте друг друга?

— Мы нуждаемся друг в друге, и это главное. И как следствие, мы лучше понимаем, что не только сходства, но и различия связывают нас и наши литературы. Поэт Арсений Тарковский как–то обратил внимание на «длинные нерусские ноги» верблюда, но вместо призыва «трансформировать» неправильные конечности он написал о «верблюжьей душе»... Думаю, автор прекрасно понимал, что непохожесть инонациональных миров не может и не должна разобщать. Однако трудно дается понимание того, что разнородность языков, различие в ментальности и в жизненных укладах — не помеха, а необходимое условие взаимопонимания. Вспомните, какую силу набрали центробежные тенденции в девяностые годы? Когда свобода от идеологии трансформировалась в свободу друг от друга, подпитывая межэтнические разногласия. Ведь борьба за идентичность отодвинула межлитературные связи на периферию. Меня, например, охватило тогда странное ощущение ускоряющейся разобщенности, внезапной исчерпанности и «дружбы народов», и «чувства семьи единой», ощущение ускользающего «общекультурного пространства»... Апологеты этнокультурного «ренессанса» оспаривали тогда универсальные ценности, воспринимали их как покушение на самобытность, отстаивали «особенное» как «отдельное». Но прошли годы, и стало ясно: смена общественно–политического контекста не столько ослабила, сколько усилила потребность в движении навстречу друг другу.

— Слово действительно сближает, или это только красивая фраза?

— Талантливое Слово не только сближает, оно притягивает, инициирует духовный выбор человека. Но есть и другое Слово, предпочитающее плыть по течению массовой культуры — так и удобнее, и выгоднее.

— Первое или второе формирует сегодня читательскую реакцию?

— Два наблюдения. 2008–й был удачно назван Годом литературы и чтения в СНГ. Ключевое слово тут «чтение», но нельзя не заметить нарастающие проблемы «человека читающего» — недоступность книги. Где бы она ни была издана — в Минске, Астане, Ереване... О каком культурном обмене может идти речь, если, к примеру, уникальное издание «Двадцать стихотворений Абая», увидевшее свет сначала в Кельне, а затем в Астане на трех языках — казахском, русском и немецком, абсолютно недоступна в Москве? Во–вторых, под диктовку рыночной прагматики кардинально поменялся общественный статус литературы, но это вовсе не обязывает нас говорить о «конце» читателя. Одну из причин обесценивания чтения я бы сформулировал так: преобладание самого факта издания книги, раскрученного рекламой, над читательской рефлексией и профессиональной оценкой. Другими словами: ритуал чтения книги компенсируется ритуалом презентации ее с оглядкой на рыночный запрос. Увы, мы живем в мире, где агрессивное представление книги куда важнее ее художественного веса. Произведение истинного художника перестало идентифицироваться как художественная ценность. В этих условиях собрание национальных литератур я бы назвал НЛО — эстетически неопознанные литературные объекты.

— Уверен, это не окончательный приговор...

— Великий татарин Габдулла Тукай, уходя из жизни в 1913 году, успел сказать нечто важное о взаимопонимании людей и народов: «Когда появляется какое–либо общее дело... нации, как бы преодолев сковывавшее их уединение, собираются вместе». Разве такой подход устарел и изжил себя? Нет! В культурной практике нашего Содружества немало примеров чрезвычайно продуктивного преодоления обособленности. Навскидку: вышла в свет московская серия «Славянская поэзия ХХ – ХХI веков», солидные тома «Белорусская поэзия», «Башкирская поэзия» и другие, созданы эти издания по принципу параллельного присутствия оригинала и перевода, этакого диалога двух стихотворных культур, двух языковых стихий. На недавнем «круглом столе» в посольстве Беларуси в Москве, который прошел под лозунгом «Дипломатия слова: 500–летие белорусского книгопечатания в контексте мировой культуры», мы говорили о месте и роли литературы, связывая ее с «общим делом» и с перспективной культурной стратегией. Не могу не вспомнить другой «круглый стол» по теме «М.Горький и российско–белорусские связи», проведенный в преддверии 150–летия Горького в его Доме–музее. С докладами выступили Госсекретарь Союзного государства Григорий Рапота и директор Института мировой литературы РАН Вадим Полонский. Прямая видеотрансляция обеспечила наше живое общение с учеными из Института литературоведения им. Я.Купалы НАН Беларуси. Общий знаменатель двух «столов» — консолидирующее стремление к обновлению механизма литературно–культурного взаимосодействия, а также возврат к доверительному диалогу — непременному условию выживания литературы в XXI веке.

bush@rg.ru

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?