Черея получила своего Оскара

Всемирно известный поэт и дипломат Оскар Милош все детство провел в родовом имении в деревне Черея Чашникского района

Потомок знаменитого рода Милошей на всю Францию воспел в стихах природу чашникской деревни


ФРАНЦУЗСКИЙ поэт, подданный Российской империи, на четверть итальянец по бабушке, наполовину еврей по матери, поляк... Все это всемирно известный поэт и дипломат Оскар Владислав де Любич-Милош, дядя лауреата Нобелевской премии по литературе 1980 года Чеслава Милоша. Одинаково почитаемый в Литве и Франции, он куда меньше известен у нас.  Что удивительно — ведь в литературных кругах его имя соседствует с Гийомом Аполлинером и Артюром Рембо, в дипломатических — с орденоносцами Почетного легиона.


Родился же Оскар в деревне Черея Чашникского района, в ней провел все детство. Сейчас от былого имения знаменитого рода Милошей сохранилась лишь липовая аллея да руины родового склепа. Возможно, в скором времени в Черее появится еще одна достопримечательность — памятник поэту, 140-летие которого отметят в этом году. Корреспондент «СГ» побывала на родине Милоша в Чашникском районе: прошлась по вековой аллее, где любил гулять сам Оскар, и узнала, почему сельчане с большим уважением относились ко всей его семье. 

На въезде в Черею, справа от главной дороги, вглубь уходит сиреневая аллея. Именно с этой тропы начиналось имение знаменитого рода Милошей. Зимой всю ее красоту оценить сложно, еще труднее представить, что некогда здесь произрастало 126 видов сирени! Все это убранство — дело рук Розалии Розенталь, матери Оскара Милоша, которая в Черейское поместье вкладывала не только деньги, но и душу, заботилась о его красоте. Позже сам Оскар в автобиографии назовет это место поистине королевской резиденцией. Немудрено, ведь в конце XVIII века — а именно тогда Черейское княжество с центром в Черее, а также деревнями Кулики, Осечено и Череевка перешло от Сапегов к роду Милошей — здесь были две липовые аллеи, дубовая роща, оранжерея, большой деревянный дом в стиле ампир, в котором хранился архив Сапегов и Милошей. Окружали его пруды, которые облюбовали лебеди.


О богатстве знаменитого рода говорят и цифры. В его распоряжение в 1850 году поступило более 6 тысяч гектаров земли, 5,5 тысячи гектаров леса, 400 тысяч гектаров пашни и почти такая же площадь лугов. Отцу Оскара Владиславу принадлежали три кузнечные мастерские, 50 лавок, пивоваренный и винокурный заводы. Все это приносило 1325 рублей годовой прибыли. По меркам той поры немало. 

Однако самого Оскара в имении прельщало не его богатство, а природа. «Здесь родилась моя любовь к ней, — пишет в автобиографии Оскар, — здесь мой характер приобрел мрачноватый оттенок. Имение, очень энергично и умело управляемое моей матерью, было богато изумительными пейзажами. Здесь был замок в стиле ХVIII века, построенный моим прадедом, с театром и оранжереей, их образы часто мелькают в моих первых произведениях. А семья жила в большом старинном деревянном доме, увешанном портретами моего рода и наполненном старинными вещами, которые во многом повлияли на формирование моего духовного мира и дали созреть моей склонности к искусству, унаследованной от бабушки».

Черейское детство Милоша, видимо, было таким, как и у дворянских детей того времени, но со своими сложностями из-за особенностей домашней ситуации. Отец его, Владислав, человек со странностями, друзья и знакомые считали его личностью неуравновешенной: он занимался алхимией и славился своими необъяснимыми поступками. Однако есть и другая точка зрения. Скорее всего, таким он лишь казался. Ведь для своего времени был довольно прогрессивным человеком, что не всегда адекватно воспринималось современниками. Только представьте, у Владислава был воздушный шар! Роскошь, да и только. При этом был он еще и страстным путешественником. Охота в Африке и подвиги в области аэронавтики надолго отрывали его от дома. Этим и объясняется тот факт, что солидным имением с большой фермой управляла именно мать Розалия. На ее плечи ложились все домашние хлопоты и заботы…

Кстати, хозяйку имения хорошо запомнили старожилы Череи. Немудрено, ведь славилась она своей добротой и порядочностью: всегда уважительно относилась к сельчанам. Сохранилась в памяти местных благородная привычка хозяйки: она часто отдавала сыворотку крестьянам. Семьям, которые воспитывали по несколько детей, порой зачерпывала молочный продукт вместе с творогом. 

ЦЕНТРОМ, куда стекается вся информация об Оскаре Милоше, давно выступает Черейская сельская библиотека. Почти два десятилетия ее библиотекарь Татьяна Козловская ведет поиски сведений о местной знаменитости. Раскопать за это время удалось немало.

— Когда только пришла работать в библиотеку, стала интересоваться историей рода Милошей, — вспоминает Татьяна Михайловна. — Всегда возникала путаница, кто же жил в Черее — Оскар или Чеслав? Сведений о первом практически не было, местные знали лишь то, что семья владела имением. По крупицам собирала эти воспоминания. Обращалась к знакомым, которые живут за границей, с просьбой помочь узнать хоть что-то о земляке. Постепенно собирался архив. По нему сейчас провожу уроки в школе, разработана у нас и специальная экскурсия «По милошевским местам». Сейчас какие-то элементы биографии семьи многие гости, даже зарубежные, порой уточняют уже у меня. 

Поэт (слева) с другом на своей ферме

И действительно, иностранцы наведываются в Черею едва ли не каждый год.

Частые гости — почитатели творчества поэта из Литвы и Франции. Припоминает Татьяна Михайловна интересное знакомство с французом Аланом Лансье, который с увлечением изучал этапы жизненного пути поэта. Несколько лет назад он решился на отважное путешествие — побывать на родине своего кумира. Транспортное средство для вояжа на свой возраст (тогда ему было уже около семидесяти) выбрал экстравагантное — велосипед. Не зная языка, Алан все же добирается до Череи. Поместье, в котором провел детство Милош, француз, понятно, не застает. «Однако сам факт, что вот наконец мечта сбылась, доставила ему радость, — вспоминает Татьяна Михайловна. — Он долго стоял на том месте, где располагался дом поэта, и словно впитывал воздух. Вот вам и мировое имя из Череи».

А в прошлом году в деревню приезжал потомок рода Милошей — Бенедикт Завиша-Довгялло из Франции, который приходится родственником поэту Чеславу. Пару месяцев назад от него в библиотеку пришла посылка раритетов — два томика стихов на языке оригинала и каталог выставки, посвященной поэту в Париже в 1977 году.  

Пролистывая буклет, обращаю внимание на уникальную фотографию — на ней совсем юный Оскар с матерью. Подобные снимки сложно найти даже в архивах. Изображение того периода, когда Милош еще жил в Черее. В двенадцать же лет, в 1989 году, его отвозят в Париж на учебу. Откуда мальчик, пусть и из дворянской семьи, знал французский язык? Оказывается, отец настолько был занят техникой, а мать — имением, что воспитывали мальчика французы — гувернантка и гувернер. Однако чрезмерная опека его порой тяготила, поэтому маленький Оскар часто убегал в сад, бродил по липовой аллее. Вот что он позже скажет о Черейщине: «Пойдемте, я отведу вас в мыслях в край чудес, сумерек, мглы и тихих шепотов... Один взмах крыла — и мы пролетим над страной, где все вещи обозначены померкшим цветом воспоминаний. Нас окутывает запах кувшинок, мшистый лесной туман...» 

Оскар с матерью Розалией


После учебы в Париже Оскар не забывает родную деревню и несколько раз приезжает на родину. Правда, после того, как не стало отца (он и погиб для того времени необычно — в одном из полетов на воздушном шаре упал, получил травмы, не совместимые с жизнью).

Местные жители вспоминали, что в один из приездов, в 1904 году, Оскар любил объезжать окрестности верхом на коне. Но самым любимым занятием было чтение — сидел с книгой возле настольной лампы со стеклянным зеленым абажуром и курил трубку. Вдобавок к польскому, французскому, немецкому, английскому языкам в Черее учил и русский. Спустя двадцать лет, в 1924 году, Оскар снова наведывается на родину со своим другом Маурицио Прозоро и его дочерью. Этот визит, судя по его отзывам, такой ностальгии при виде населенного пункта уже не вызывал. Оскар писал, что застал в деревне полное запустение. Почему? Свой след оставила революция, войны. В то время многое было разрушено: во время Великой Отечественной войны имение Милошей сгорело, в огне погибли портреты Сапегов, архив. Не стало и дубовой рощи… Правда, имение в момент приезда Оскара роду уже не принадлежало — продали еще в 1906-м российскому банку за довольно приличную сумму.

ВМЕСТЕ с Татьяной Козловской прогуливаемся по былым владениям Милошей. Деревянный особняк, который поражал тамошних сельчан своей красотой, располагался на территории нынешней школы. Рядом с современной постройкой сохранилось и старое кирпичное здание. Порой в сети то и дело появляется информация, что это и есть родовое имение Милошей. Татьяна Михайловна версию тут же отметает: «Подобные здания есть и в других районах страны, по таким проектам в пятидесятые годы строились многие школы того времени. Поэтому здание истинной резиденцией уж точно быть не может». Дом семьи располагался на возвышенности, с которой открывается вид на всю округу. Да, масштабы имения впечатляют. Видна отсюда и вековая липовая аллея, которая чудом уцелела до наших дней. Во время празднования дня рождения Оскара она становится прогулочным путем для кареты с лошадьми — такое стилизованное празднование проводят сейчас в бывшем имении. 

Поклонник творчества поэта француз Алан ЛАНСЬЕ

Уникальный след рода сохранился и в другой части деревни, близ Черейского озера. На пригорке запорошены снегом руины родового склепа Милошей. Поговаривали, что когда вскрыли усыпальницу, около одного гроба стояла черная касса. Правда это или вымысел, выяснить уже невозможно. Однако доподлинно известно, что в склепе гробы действительно стояли на постаментах, а не закапывались в землю. 

О том, что в Черее родился и вырос поэт мирового значения, нынешние сельчане знают. Провожу среди них блиц-опрос: кто такой Оскар Милош? «Так это же поэт, некогда владевший этими землями», — тут же находится кузнец. Но передаются сведения о местной знаменитости в основном из уст в уста. Какого-то явного напоминания об Оскаре в Черее пока нет. Однако не исключено, что уже в этом году деревня обзаведется еще одной достопримечательностью — каменным барельефом, который украсит площадку у местной библиотеки. Сейчас проект на стадии согласования. Быть может, нынешний праздник в честь 140-летия поэта пройдет с особым размахом.

Библиотекарь Татьяна КОЗЛОВСКАЯ показывает руины родового склепа Милошей.

Ну а пока Черея привлекает туристов уникальной природой и старинной Троицкой церковью XVI века. А память о Милоше, пусть и в камне, может стать еще одной точкой на карте нашей страны.

СПРАВКА «СГ»

Оскар Милош родился 28 мая 1877 года. До двенадцати лет жил в Черее, затем уехал в Париж, где сначала до 1896-го учился в лицее Жансон-де-Сайи, а с 1896 по 1899 год — в Луврской школе и Школе восточных языков. В 1889 году дебютировал книгой «Поэма Упадка». Вместе со стихами писал и мистические драмы — «Мигель Маньяра», «Мефибассет». Долго дружил с Оскаром Уальдом. После Первой мировой войны в публичных выступлениях пропагандировал идею создания независимого литовского государства. В 1925-м был первым представителем Литвы во Франции, в 1925—1938 годах — советником Посольства Литвы в Париже. В 1931-м получил французское гражданство. Умер во французском местечке Фантенбло 27 мая 1939 года.

bizyk@sb.by

Фото автора и из архива Черейской сельской библиотеки

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости