Чем наше слово отзовется?

Спортивная журналистика вчера и сегодня

Когда я впервые в 1986 году (мне было 9 лет) открыл газету «Советский спорт», то почувствовал себя Алексеем Леоновым — совершил выход в открытый космос. Встав вместе с солнцем, я гонялся за свежим номером по всему городу, оббежал сотню киосков и в одном из них, на тихом отшибе, седая женщина по ту сторону окошка осчастливила: «Есть. С вас три копейки, молодой человек!» Я мчал домой, прижав газету к сердцу, а потом полдня ходил по дому совершенно обалдевший от запаха свежей типографской краски и от обилия спортивной информации, которая разом свалилась на меня вместе с красочными черно–белыми фото. Купить «Советский спорт» в Минске было делом непростым, а потому пришлось давить обещаниями на родителей: клятвенно заверив их, что отныне в дневнике будут исключительно четверки с пятерками, я получил свой лучший подарок детства — годовую подписку на главную спортивную газету большой страны! Теперь каждое утро в почтовом ящике меня ждал не только родной и близкий «Физкультурник Белоруссии», но и элитный, фантастический и феноменальный «Советский спорт». Это было невероятно круто!


Детство прекрасно своими эмоциями, фонтанирующими и радужными, бьющими через край. В те времена спортивная пресса была для меня безликой. Я совершенно не обращал внимания на подписи под материалами, наслаждаясь исключительно фактурой, поглощая со сладким душевным причмокиванием все «компоты», как на журналистском сленге называются протоколы матчей, интервью и отчеты, аккуратно вырезая фото чемпионов и вклеивая их в специальные тетрадки, которые стремительно пухли от объема и жидкого дешевого клея. Пух от объема информации и я сам, дозревая до более глубокого, не детского, а уже подросткового понимания сути спорта и жизни как таковой. Вскоре появились и первые кумиры среди журналистов.

Новая страна и новые возможности в начале 1990–х лихо трансформировали под свои лекала и всю журналистику. В том числе, конечно, и спортивную. Былое величие «Советского спорта» вдруг показалось забронзовевшим на пьедестале памятником, а их в те годы свергали повсеместно. Лучшие перья страны, вдохнув воздуха свободы, сориентировались быстро и на «обломках мирозданья» написали свои имена, создав новую, совершенно прорывную и непохожую на все, что было до этого, газету «Спорт–Экспресс». Теперь я уже гонялся в киосках за ней. И, открывая, с придыханием и трепетом искал материалы под авторством трех главных для меня на тот момент китов уже российской спортивной журналистики: Сергея Микулика, Александра Беленького и Елены Вайцеховской.

С Еленой Сергеевной, которая плюс ко всему является еще и олимпийской чемпионкой–1976 в прыжках с 10–метровой вышки (единственной в истории СССР и России), мы познакомились в понедельник в пресс–центре Издательского дома «Звязда». Медиаклуб «Формат–А3» в преддверии скорого старта в Минске II Европейских игр пригласил одну из лучших журналисток России к нам. Материалы Вайцеховской всегда цепляли своей человечностью и глубиной знания профессионального спорта, его тонкостей и мелких деталей, за которыми, как правило, и скрывается суть. При этом за каждой строчкой тут неизменно угадывается увлекательная история. Увидеть сквозь призму бесконечных цифр, рекордов и достижений лицо спортсмена и его чувства, заметить «скрещенья рук, скрещенья ног, судьбы скрещенья» и мастерски рассказать об этом — высокий стиль. В Минске и в Гродно Елена Вайцеховская провела несколько встреч, много общалась с молодежью, отвечала на вопросы начинающих и уже матерых журналистов. Рассказывала много увлекательных историй, удивляла харизмой и чувством юмора.

А я смотрел и думал. Мир меняется, люди меняются, научно–технический прогресс неистребим. Журналистика по сути своей стала другой: более стремительной, резкой, взрывной. Можно даже сказать вздорной. Это понятно и это нормально. Обидно другое. Раньше она была гораздо более породистой и точной, журналист — это звучало гордо, а журналистика формировала вкус и стиль читателей. А теперь айсберг норовит перевернуться: многие в погоне за лайками и комментариями просто «набрасывают на вентилятор», не пытаясь воспитывать, а идя на поводу у толпы и удовлетворяя все ее запросы. Впрочем, выбор — это тоже неплохо. Каждому, как говорится, свое: кому–то нравится арбуз, кому–то — свиной хрящик. Тем более что классные журналисты, слова которых продолжают цеплять за живое, по–прежнему с нами. И их, слава богу, немало.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости