Минск
+11 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

В поисках утраченного. Правила женского гардероба XIX – начала XX века

Чем будем лечиться? Перламутровыми пуговицами!

«Мода — это управляемая эпидемия», — говаривал драматург и острослов Бернард Шоу. Чем же «болели» дамы Минска, Гродно, Пинска, Бобруйска, Могилева, Слуцка и других крупных и не очень крупных белорусских городов лет этак 150 назад и даже еще раньше? Ответ можно поискать в прекрасном научно-популярном исследовании Валентины Белявиной и Любови Раковой «Женский костюм в Беларуси», а также многочисленных публикациях историков. Ну и конечно, увидеть на старинных зарисовках, фотографиях и открытках.

Гродно.

Каждое облачение состоятельной модницы Средневековья действительно могло стоить целое состояние. Кстати, приданое миланской принцессы, будущей королевы польской и великой княгини литовской Боны Сфорцы, кроме нескольких десятков платьев, включало также 120 небольших тонких носовых платочков, щедро украшенных вышивкой. Таким образом привычку женщин высшего сословия Италии постоянно держать в левой руке платочек, пропитанный духами, переняли во всех королевских и великокняжеских дворах Европы, превратив в обязательную часть дворцового этикета.

Античность у каждого своя. По погоде

После Французской буржуазной революции конца XVIII века, начиная с Франции, пошла мода на античность в образах и крое женской одежды. Вместо нагромождения париков и шиньонов мило завитые волосы стягивали в пучок на затылке и украшали повязками, усыпанными бриллиантами. Босые ноги, как у античных статуй, обували в сандалии с завязками-лентами. Носили браслеты на щиколотках, на пальцах ног — кольца, которые изготавливались разъемными. Но такая мода не получила значительного распространения на территории Беларуси — считается, из-за традиционных местных представлений о женской пристойности. Но, может, еще и потому, что наше лето и в те далекие времена было «белорусским», не говоря уж о зиме и слякотной осени. Так что с античностью особо не забалуешь. Куда надежнее кафтан, застегнутый под самую шею, и широкая юбка. Вообще, одежда представительницы мелкопоместного дворянства и такой же дробной шляхты мало чем отличалась от традиционного сельского строя.

Минск.

А вот шаль, неотъемлемая принадлежность женского «античного образа», оказалась очень к месту: и красиво, и от холода защищает. Тем более когда дорога широко проторена собственными национальными традициями. Правда, в магнатских гостиных дамы изящно запахивались кашемировыми изделиями из шерсти тибетских коз. Но, думается, белорусские козы при необходимости тоже отлично выручали своих хозяек.
Даже самые бедные белорусские женщины располагали двумя переменами в одежде — повседневной и праздничной.
Со второй половины XVIII столетия большой популярностью пользовались косынки или платки из легкой ткани или кружев с длинными концами, которые перекрещивали на груди и завязывали позади на талии. Они составляли предмет особого кокетства, так как слегка прикрывали от нескромных взглядов глубокое декольте. Своеобразную реплику этой манеры, правда в исполнении пухового или большого шерстяного платка, еще не так давно можно было запросто увидеть зимой в любой белорусской деревне.

Слуцк.

В конце XIX века большую роль в гардеробе женщин стали играть блузки с высокими воротниками, украшенные кружевными вставками, воланами, оборками, рюшами, вышивкой. К воротникам пристегивали броши, на длинных цепочках носили маленькие часики, подвески, нитки жемчуга. Блузки имели небольшой напуск над широким поясом с пряжкой. Подол юбки отделывали воланами, полосками ткани другого цвета, шелковым шнуром, лентами в тон…

По одежке встречали и встречают

Бобруйск.

То, что по одежке встречают, кажется, знают все и каждый. Традиция снова же идет из глубины веков. Сословность одежды действительно выступала важным фактором и своеобразным социальным маркером. Соответствующий наряд мог его обладательнице открыть двери гостиных самых влиятельных в обществе людей. В XIX веке в среде привилегированных слоев общества существовало большое число различной «формы одежды» для женщин: туалеты домашние, визитные, прогулочные, сельские и дачные, дорожные, бальные, для театра, званых обедов… На все требовались немалые деньги. Тем не менее приличной даме считалось обязательным иметь хотя бы четыре вида платья: утренний домашний костюм, дневной туалет для визитов и домашних приемов посетителей, дорожный костюм для поездок, магазинов, прогулок и праздничный наряд для театра, званых обедов, а в комплекте с ювелирными украшениями — и для бала.

Утром женщины-шляхтянки не надевали светлых платьев и лайковых перчаток, не делали сложных причесок и не завивали волосы. Выбор ювелирных украшений строго регламентировался возрастом и обстоятельствами. Только вечером позволялось украшать себя драгоценными камнями и жемчугом. Бриллианты, даже в простой оправе, днем — вульгарно. Днем носили скромные броши, медальоны на цепочке, браслеты, серьги из полудрагоценных камней. Излишняя косметика также считалась моветоном.
В 1890 году в скромном местечке Дрибин Чаусского уезда Могилевской губернии одежду шили из фабричных тканей: коленкора, шерсти, хлопка. Женские платья — на городской манер и фасон. Из аксессуаров имели перчатки, зонтики.
Во всех крупных белорусских городах можно было найти парижские журналы мод. Благодаря развитию ткацкого производства, торговли, снижению стоимости тканей со второй половины XIX века началось серийное производство одежды. Платья еще шили под заказ конкретной клиентки, но сами модели создавались заранее и рекламировались на страницах модных журналов с выкройками.

Гомель.

Первая мировая война, революционные события начала ХХ века на долгое время изменили отношение к моде и одежде вообще. Теперь на первый план выступали соображения сугубой утилитарности. И нежелание выделяться своим костюмом из общей массы. В 1920-е годы платья приобрели простой рубашечный крой, пригодный для экономичного тиражирования. К такому наряду шли низкий каблук туфель и почти полное отсутствие украшений. И в том тоже крылась своя мода. Или ее подобие.

Полоцк.

— Что же из этого следует?

— Следует жить, шить сарафаны и легкие платья из ситца.

— Вы полагаете, все это будет носиться?

—  Я полагаю, что все это следует шить…

Брест.

Эпидемия, модная в том числе, потому и эпидемия, что захватывает огромные территории и поражает своими одинаковыми специфическими симптомами множество людей. И пока они до конца не переболеют, скажем, бусами с подвесками из волчьих клыков, пудреными париками и мушками на щеке под глазом, юбками-панье, под которыми запросто мог спрятаться незадачливый ухажер, или турнюрами размером с небольшую вертолетную площадку, ничего не будет, не поменяется, излечение не наступит. А когда все-таки наступит — будьте готовы к атаке нового «вируса». Потому что повальное увлечение стеклянными пуговицами лечится только пуговицами перламутровыми…

Пинск.

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

Бона Сфорца взмахнула платочком

Как свидетельствуют археологические артефакты, на территории Беларуси памятники железного века содержат не только фрагменты льняных и шерстяных тканей, но и много украшений — железных и бронзовых браслетов, перстней, шпилек, шейных гривен, глиняных и стеклянных бусинок, серебряных украшений. Историки считают, что в этот период на одеяния жителей южной Беларуси влияла одежда скифов и кельтов, северные и центральные территории принадлежали балтскому костюму.

likchodedov@mail.ru

ulitenok@sb.by

Открытки из коллекции В.ЛИХОДЕДОВА.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...