Человек на своем месте

Новый священник в Брагине отец Николай ремонтирует местную свято-никольскую церковь вместе с прихожанами

После недавней поездки в городской поселок Брагин я почувствовал какое-то странное послевкусие: к чувству удовлетворения от приятных встреч и столь редкому, увы, в журналистских буднях ощущению вдохновения примешалось еще что-то... То, что лауреат Нобелевской премии, японский писатель Кэндзабуро Оэ неоднократно называл в своем романе “Футбол 1860 года” о японской глубинке “жгучим чувством надежды”. Герои романа едут в родную деревню, чтобы начать с чистого листа новую жизнь. Но начать ее не всегда получается, одного только внутреннего импульса недостаточно.

Фото автора

Прислушиваясь к себе, я подумал: неужели только внешнее благополучие Брагина, его какая-то неуловимая интеллигентная атмосфера так расположили меня к себе? Действительно, везде на улицах как-то светло и чисто. Идет большой ремонт с реконструкцией местного Дома культуры. Роскошное здание уже сейчас впечатляет: оно бы и Минск украсило, не говоря о городском поселке на юге Беларуси. Ремонтируют и местную Свято-Никольскую церковь... Видно, что местная власть заботится о земле, которая ей досталась, а жители чувствуют себя на ней полноценными хозяевами. И именно в этом дело: в их глазах я увидел уверенность в своем деле и своих начинаниях.

Будучи в Брагине не в первый раз, я привык к тому, что люди здесь могут подойти к тебе запросто. С любым вопросом, просьбой или предложением. Конечно, жители южного Полесья, как и все полешуки — люди закрытые, с гонором, но темперамент у них витальный, южный. Они могут совершенно неожиданно начать с вами разговор и также неожиданно его закончить. Эпицентр местной жизни — автостанция и близлежащее кафе и магазины.

— Знаешь, как от рака вылечиться? — вдруг спросил подсевший ко мне за столик на веранде мужик лет шестидесяти с сильным полешуцким говором. И не дожидаясь ответа, продолжил: — Берешь стакан меду и стакан семян... — Тут он назвал какое-то диковинное местное растение: — И не жалей — ни тего, ни тего... Я сам був заболив...

К меду и диковинному растению нужно было что-то еще добавить. Но я его перебил:

— Вы своей жизнью довольны?

— Жизнью? — посмотрел он на меня удивленно.

— Миша, ходь сюды! Не приставай к человеку, вишь — отдыхает! — позвал его товарищ с одухотворенным лицом. Оба они удалились. Пятница вступала в свои права.

9 июня этого года из Брагина пришла тревожная новость: неизвестные напали на местную церковь святого Николая — бросили в одну из стен “коктейль Молотова”. Большого пожара не произошло. Скорее всего, из-за того, что “коктейль” был сделан не до конца по своему дьявольскому и разрушительному “рецепту”. В этом определенно есть и знак свыше: у нас любые горючие коктейли теряют свою силу. Обгорели только одна стена скромной брагинской церквушки и окно... Злоумышленников быстро нашли, ими оказались двое местных школьников. Один из них учился в третьем классе, второй постарше. Что ими двигало? Кто надоумил напасть на храм? Повод еще для одной большой статьи... Пока же пусть разбираются с малолетними хулиганами милиция, родители и социальные педагоги. Невдомек им еще, что кроме административного и уголовного наказания, осуждения родных и близких есть в этой жизни еще и такая вещь, как гнев Божий. И бумерангом может он к ним вернуться через пять, десять и даже двадцать лет, так как преступления против Бога срока давности не имеют. Смирение, покаяние и десятки в четверти по всем предметам — вот путь к исправлению хулиганов. Конечно, если не хотят они пойти по скользкой дорожке асоциального образа жизни. Но дорожка эта бывает, как правило, недолгой. А потом — казенный дом и небо в клеточку.

Возле церкви кипит работа. Бабушки во дворе выбивают ковер.

— Подскажите, а где священник ваш? — спросил я.

— А вон же! — расплылись их лица в улыбке и они показали куда-то наверх. — На крыше он!

Отец Николай Кодолич, еще совсем молодой человек лет 30, действительно сидел там с молотком в руках и что-то мастерил. Здесь же работали еще несколько человек.

— Все у него в руках горит! Так рады, что он к нам приехал! — шепнула мне одна из старушек почти на ухо.

— Но и вы не обижайте его. Надо, чтобы корни здесь пустил, — посоветовал я.

— Дом ему дали. У него жена, двое детей, в апреле к нам приехал, — продолжила уточнять бабушка.

Извинившись, что отрываю от дел, я попросил спуститься отца Николая на “грешную землю”.

Через минуту он уже был передо мной: одухотворенное интеллигентное лицо, открытый взгляд, теплая улыбка, простая мирская одежда, пригодная для работы. Мы разговорились. О перспективах прихода, о прихожанах, о детях — у самого отца Николая их двое, как я уже знал. Что посеем в их душах сегодня, то и пожнем завтра. О них — все думы священника. Николай это понимает, как никто: духовные инвестиции — самые прибыльные. Но и требуют они больших душевных затрат. Где их взять, когда порой сталкиваешь с таким, как “коктейль Молотова”? Николай пояснил, что сам не местный, родом он из Брестской области, для него Свято-Никольская церковь — уже третий приход.

— В церковь в основном ходят жители в возрасте от 40 до 60 лет, несколько человек есть постарше, — объясняет Николай Кодолич. — Мне бы хотелось, чтобы было больше молодежи, детей. Приехал сюда как раз перед Пасхой. Вижу, что деток в Брагине много, но в церкви их нет. Значит, надо работать над этим. Если не для житейского живешь, а для церкви, то и прихожане это видят. Соглашаются помочь, начинают сопереживать... Вот вчера лампочки в церкви поменяли. Есть надежда на Бога, а все остальное — приложится.




Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...