Чего хотят прагматики

Как Евросоюз будет выстраивать экономические отношения с ЕАЭС

Спустя три года после своего создания Евразийский экономический союз (ЕАЭС) стал бесспорной эконо-мической реальностью. Рынок в 182 млн потребителей и общим финансовым объемом в 3,9 трлн евро весь-ма интересен странам ЕС. Однако для того, чтобы  беспрепятственно выйти на него, государствам этого объединения необходимо полностью пересмотреть свои прежние подходы. Как будет трансформироваться логика прагматизма наших европейских партнеров и какая роль отведена нашей стране, нам рассказали эксперты.

Фото Novostipmr.com

Недавно экспертная группа «Минский диалог» поделилась с широкой общественностью своим очередным исследованием. В нем эксперты задались целью подвести предварительные итоги создания ЕАЭС. Желание, не вызывающее в целом удивления: объединению скоро исполнится три года, вполне солидный срок, чтобы у ученых был повод взяться за перо. Впрочем, интрига-то кроется в другом: вдохновителем изысканий выступил немецкий Фонд имени Конрада Аденаура. Эта организация обладает весьма солидным экспертным и политическим весом, по пустякам не распыляется, и ее пристальный интерес к ЕАЭС вообще и к нашей стране в частности праздным любопытством не является. А накануне очередного саммита «Восточного партнерства», который состоится 24 ноября в Брюсселе, и в целом является своеобразным индикатором определенных изменений восточной политики ЕС. И Беларусь в этом непростом региональном пространстве может стать надежным партнером европейцев. Не без экономической выгоды, впрочем, и для себя.

Понять  и  сблизиться
Вольфганг ЗЕНДЕР

Вряд ли программный директор Фонда Конрада Аденаура по Беларуси Вольфганг Зендер лукавил, когда на презентации исследования сообщил: Европа очень заинтересована нынче в понимании процессов, которые происходят в ЕАЭС. Судя по всему, наше интеграционное образование у западной элиты вызывает чувство беспокойства, так как она до конца не может понять, что происходит на их западных границах. И толком не знает, как вообще стоит относиться к союзу: восхищаться, опасаться, возмущаться… Сонм чувств большой, но чтобы выбрать нужную тональность диалога, логично разобраться в вопросе. Поэтому и заказали подобное исследование.

Впрочем, Вольфганг Зендер заявил вполне откровенно: ЕС хочет сотрудничать с ЕАЭС. Только пока совершенно не может понять институциональную подоплеку такой дружбы. С кем наводить мосты: с наднациональными органами или с каждой страной по отдельности.

Вопрос оказался очень даже неоднозначным для экспертов. Хотя они и провели для фонда научную работу, но по некоторым вопросам сами «плавали». Впрочем, сослались на стремительность интеграции, которая стартовала благодаря политической воле сначала руководителей трех стран, сейчас их уже пять. А при таких скоростях неминуемо возникают «функциональные лагуны». Несомненно, сказывается и слишком серьезная разнородность государств, которые вошли в союз. Скажем, и у России, и у Беларуси открытые экономики, только у одной страны она сырьевая и огромная, а у нас — производственная и относительно маленькая. А открытые системы ведут себя совершенно по-разному в зависимости от величины.

Конфликт  с  тенденцией к  интеграции

Впрочем, у быстрых объединительных процессов, несомненно, и много плюсов. По крайней мере, в начале 2010-х интеграция смогла сгладить прелести международного финансового кризиса. Но не полностью. Не появись тогда Таможенный, а потом и экономический союз, экономика, в том числе и белорусская, могла бы ощутить более сильные и болезненные удары. Правда, принципиальное и объективное противоречие внутри ЕАЭС не исчезло: Россия остается ядром союза, окруженная государствами, которые относятся к объединению прагматично. И в какой-то мере ожидания не оправдываются. Количество разнообразных барьеров, изъятий и ограничений во взаимной торговле значительно снизилось, но около 200 спорных позиций осталось. Наша экономика болезненно реагирует на отсутствие единого рынка энергоресурсов, казахская — на неравный доступ к транспортной инфраструктуре, что тормозит их экспорт энергетических товаров. И все страны заинтересованы в открытом российском рынке для доступа их товаров. Москва вроде бы тоже не против, но порой возникают торговые противоречия. Впрочем, виновата-то тут не интеграция, а сращивание чаяний госорганов и бизнеса. В общем и целом проблема решаема. Хотя она иной раз и становится злобой дня. Соавтор исследования доцент кафедры международных отношений БГУ Роза Турарбекова назвала это явление по-научному: конфликт с тенденцией к интеграции. Есть и проблемы, и желание их разрешить. По крайней мере, никто из членов ЕАЭС о выходе и не помышляет.

Союз  заметили

Насколько великую роль сыграл ЕАЭС в жизни региона, какие страны больше выиграли, а какие проиграли — тема для бесконечных научных изысканий, философских очерков и публицистического творчества. Важно-то другое – западные политики и экономисты союз наконец-то заметили, признали его состоявшимся. Доктор Зендер откровенно признался: ЕАЭС для Европы – четвертый по значимости партнер. И игнорировать его полностью или даже частично можно, но сложно. Да и экономикам стран Запада от того, что ЕАЭС далеко, лучше не становится. Несомненно, придется пересмотреть некоторые свои пресловутые ценности. Или, как минимум, не экспортировать их столь активно.

Если судить по ряду экспертных высказываний во время мероприятий, посвященных «Восточному партнерству», в ЕС у ряда политиков обостряется чувство прагматизма. И постепенно пропадает желание во что бы то ни стало бездумно переносить свои философско-мировоззренческие доктрины на чужую почву, без учета специфики страны и менталитета жителей. Принципы — дело прекрасное, но когда решены другие проблемы: живется сыто, тихо, безопасно… Вспомните знаменитую пирамиду Маслоу. И любые инициативы — не важно, импортного или местного разлива — люди чаще воспринимают с утилитарной точки зрения, со своей колокольни — стала ли она лучше, крепче, звонче. Идеи прекрасны для философского содержания, но на хлеб их не намажешь, ими не согреешься, огород не засеешь. И социологические исследования только подтверждают этот тезис.

Вроде бы Европа в своих инициативах в восточном направлении планирует переходить к утилитарной методологии: сотрудничество в рамках конкретных проектов с ощутимыми результатами. А потом, если получится, и до ценностей доберемся. Но на первом месте стоят безопасность, стабильность и экономическая целесообразность как их залог.

Кстати, европейские аналитики признают: белорусы по своей натуре как раз и являются очень прагматичными людьми, при этом интернационалистами по складу ума. Не только политики, но и простые граждане готовы в рамках разумного дружить со всеми народами, если это выгодно. И для ЕС мы являемся с этой точки зрения очень выгодными экономическими партнерами. Взаимных интересов хватает, просто некоторые из них не удавалось до поры до времени реализовать из-за некоторых разногласий. Скажем, по восприятию той же демократии. Если отбросить политические нестыковки, то наша страна может стать тем мостиком, который свяжет Европу с Азией. А быть в центре не только географическом, но и интеграционном всегда было выгодно.

Кстати, судя по беседам в кулуарах недавно прошедшего в Минске «Кастрычнiцкага эканамiчнага форуму», западное экспертное сообщество начинает проникаться доверием к нашей экономике. Конечно, сказалась макроэкономическая и финансовая стабильность последних лет, но, по крайней мере, специалисты начинают смотреть на наши достижения, несомненно присутствующие, через призму достигнутых результатов, а не наличия рыночных механизмов. И сегодня стать евразийской Швейцарией у Беларуси есть все шансы. Естественно, со всеми вытекающими экономическими выгодами. Правда, процесс сей не стремительный, а требующий вдумчивости, терпеливости и аккуратности. Но перспективы слишком заманчивы.

volchkovvv@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
Хорлай, 33
"С кем наводить мосты: с наднациональными органами или с каждой страной по отдельности"

Что уже наводит на некоторые мысли об аморфности и неясной структуре политического образования
Иван г.Кричев
Когда в экономику и бизнес вмешивается политика. тем более извне. то ни о каком сотрудничестве не может быть и речи.
И убытки будут исскуственно насаждаться со стороны США и Брюсселя. И проще вести подобный бизнес с отдельными
странами ЕС и с такими же отдельными компаниями или корпорациями, это намного проще и выгоднее обеим сторонам.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости