Народная газета

Бюджетные риски гектара

Сравнивать наше сельское хозяйство с “бездонной черной дырой”, безнадежно засасывающей бюджетные ресурсы, стало у некоторых экономистов и “независимых экспертов” едва ли не признаком хорошего тона. При этом в качестве аргумента обычно приводится абстрактный мировой опыт, якобы свидетельствующий о том, что только рынок способен все отрегулировать.


Предметный анализ конкретных стран эту теорию опровергает начисто. Теоретики и практики сходятся в том, что без господдержки агропром в принципе малоэффективен. И в целом как отрасль, и на уровне хозяйств. Об этом на селекторном совещании по вопросам уборки урожая-2017 четко дал понять Президент: “Никто бесплатно работать в колхозе, совхозе не будет. Поэтому крестьянам нужно заплатить зарплату, если есть задолженность. И надо установить нормальные тарифы, чтобы люди заработали нормальные деньги в эти месяцы”.

Однако в нюансах господдержки АПК, как показывает дискуссия наших авторов, специалисты все же расходятся.

Фермеры просят госзаказ


Леонтий Клевец, председатель Витебской областной ассоциации фермеров

Когда некоторые экономисты и эксперты кивают на Запад, предлагая целиком вывести государство из сферы АПК, они не видят самого главного.

Запад по сути скопировал нашу плановую систему, а мы попали в ситуацию, в которой находился Запад в свое время. Кризис неплатежей, взаимная задолженность тем и вызвана, что мы работаем без плана.

Конкретный пример. В декабре я посетил всемирно известную немецкую компанию “Coлaна”, занимающуюся выращиванием картофеля. Ее фермеры ведут свое хозяйство, не ломая голову над вопросами сбыта. Во-первых, государство стабильно оказывает им материальную помощь. В частности, в окрестностях Гамбурга субсидии для фермеров ежегодно — 300 евро на гектар земли. При балльности земли 65—90 баллов, при которой меньше затрат на внесение минудобрений. Во-вторых, каждый фермер четко знает, сколько продукции он должен вырастить и куда он ее продаст. В-третьих, фермеры там интегрированы между собой. Один занимается выращиванием семян, другой — продовольственного картофеля, третий этот картофель закупает, сортирует и поставляет в магазины. Со своей стороны государство заранее просчитывает ценовую ситуацию, прогнозирует рынок — и даже порой выплачивает фермерам деньги, чтобы те не выращивали излишнюю продукцию.

А что у нас? Фермеры из года в год просят: дайте госзаказ! Чтобы было понятно, сколько требуется вырастить продукции и по какой цене государство ее заберет. Но этого нет. В результате никто не знает, какими сложатся цены, сколько и какой продукции понадобится. Каждый работает исключительно в собственных догадках. В итоге нередко возникает перепроизводство продукции, а потом вопрос: куда ее сбывать?

Еще одна проблема — дорогие кредиты. Поэтому их берут редко. И бумажная волокита, требующая не меньше месяца хлопот. Хотя даже у наших соседей занять деньги можно под 1—5 процентов.

Хотелось бы, чтобы субсидирование аграрной отрасли (независимо от формы собственности) было тесно связано с конечным результатом — валовым производством с тех самых гектаров. Спорен и нередко звучащий тезис: “фермеры не накормят население”. Во многих странах кормят, а у нас нет?

Не всегда легко местным жителям приехать к руководителю крупного государственного сельхозпредприятия и просить его оказать помощь. Фермеры же, работающие в небольших деревушках и располагающие не очень большими наделами земли, всегда идут населению навстречу. Вспахивают частные наделы, помогают старикам продукцией, оказывают социальную и благотворительную помощь школам и детским садам. Только на одной Витебщине таковых великое множество — хозяйства “Родник” в Шумилинском районе, “Мацкевич” в Докшицком, “Вармас” в Витебском...

Конечно, и за фермерством необходим контроль. Есть те, кто взял землю, а сам занимается транспортными перевозками.

Кстати, получить участок — еще одна проблема. Ни один председатель райисполкома не отказывает. Решение райисполком принимает положительное. А руководитель хозяйства его не исполняет. А ведь за прошлый год фермеры области заплатили налогов на 1,3 миллиона рублей! За семь месяцев текущего года — около 0,7 миллиона. А вот с расчетами есть проблемы. Бывает, продашь продукцию — а деньги за нее получаешь только через год-полтора.

И еще важный момент. Мы платим налоги и участвуем в соцзащите населения. А раз так, государство должно и нам чем-то помогать. В советские времена в таких случаях сельхозпроизводителям дешевле шла техника, было множество иных субсидий. Сегодня этого всего нет, зато появились новые проблемы. Судите сами: Брестская область поставляет выращенные фермерами яблоки в Россию, а мы тем временем закупаем их из Польши! Почему магазинам Витебской области позволено закупать польскую сельхозпродукцию, а до нашего сельхозпроизводителя им дела нет?

Словом, помощь селу со стороны государства должна быть. Но она должна быть более точечной и эффективной. И критерий должен быть один — не форма собственности, а экономические результаты хозяйства.

Опора на твердую почву


Владимир Поплыко, доцент кафедры экономической политики БГЭУ, кандидат экономических наук

Исторически сложилось: аграрное производство под пристальным вниманием государства. Его развитие во многом определяется наличием земельных, трудовых, интеллектуальных, финансовых  и других ресурсов. А размер финансирования сельхозпроизводства зависит от природно-климатических условий, традиций,  экономической модели  и иных факторов. Механизм помощи аграриям включает в себя комплексную систему мер господдержки, оказывающих прямое и косвенное воздействие на их доходы.

В первую очередь это  различные субсидии, надбавки к цене, выплаты за обрабатываемую землю, компенсация за факторы производства, налоговые и кредитные льготы за счет средств бюджета. Помощь может оказываться через маркетинговые и научные исследования, переподготовку кадров, организации борьбы с болезнями и т. д. Поддержка принимает разные формы — от прямых выплат в расчете на гектар сельхозугодий до страхования от ценовых колебаний на рынках аграрной продукции. Так, например, если в Новой Зеландии и Австралии на долю поддержки в валовой выручке сельхозтоваропроизводителей приходится менее 2 процентов, то в Норвегии, Швейцарии и Японии — более 50 процентов. В результате достигнуты высочайшие результаты сельхозпроизводства в развитых странах.

В нашей стране, по расчетам экспертов, показатели господдержки за 2014 год 958,4 доллара на 1 гектар посевных площадей и 16 477 долларов на одного работника сельского хозяйства. Эти цифры  сопоставимы, например, с Финляндией.

Считается, Беларусь получит определенные преимущества от вступления в ВТО. Это снижение цен для потребителей, расширение ассортимента продтоваров, рост экспорта, приток инвестиций и новых технологий в АПК, использование механизмов консультаций и разрешения споров для защиты своих интересов. Вместе с тем возникают риски роста недобросовестной конкуренции от импорта, уязвимости местных производителей, сокращение мер господдержки, болезненная адаптация национальных стандартов к международным и другое. ВТО справедливо критикуют за бюрократию при принятии решений, медлительность в урегулировании споров, недостаточную эффективность выполнения многосторонних торговых правил.

Страны, вступившие в ВТО, берут на себя определенные обязательства по сельскому хозяйству. Страна открывает доступ на свой продрынок иностранным производителям,  ограничивает возможности прямой поддержки собственных аграриев и регулирует экспортную конкуренцию.

Экспортные субсидии включают в себя выплаты производителям сельхозпродукции, продажу госзапасов продовольствия по заниженной цене на внешних рынках, возмещение тарифов на внутренние и международные перевозки. И другие преференции за счет средств бюджета. Целенаправленно ограничивается число продовольственных товарных групп, имеющих право на дотации. Большинство государств ЕС, а также США и Канада  поддерживают экспорт своих фермеров до уровня, который делает их продукты  конкурентоспособными.

В программах социально-экономического развития нашей страны АПК — один из национальных приоритетов. Реализовано несколько государственных целевых программ помощи аграриям. Размер господдержки, по данным Минсельхозпрода, только за 1990—2006 годы увеличился почти в пять раз — с 8 до 39 процентов — к валовой продукции организаций АПК. Вместе с тем рост объемов аграрного производства, экспорта продовольствия, заработной платы в отрасли значительно ниже. Всего за годы независимости, по разным оценкам, в наше сельское хозяйство было вложено от 50 до 70 миллиардов долларов. Сохраняется невысокая эффективность использования финансовых, материальных и других ресурсов, оказываемых в виде госпомощи.

Международный опыт свидетельствует: без господдержки крупных товаропроизводителей и фермеров сложно добиться серьезных и стабильных результатов в сельском хозяйстве. Однако необходимо принимать решения по оптимизации механизма господдержки — в интересах собственника земли, модернизации экономических отношений и внедрения новых технологий.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Павел ЧУЙКО
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости