Минск
+15 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Худрук Большого театра Валентин Елизарьев уверен: каждый человек должен оставить после себя учеников

Быть хореографом – редчайший дар

Фото Михаила Нестерова
Имя Валентина Елизарьева не сходило с уст театралов и ценителей искусства даже в период его длительного отсутствия в Национальном академическом Большом театре оперы и балета. Возглавив в 26 лет балетную труппу Беларуси, Елизарьев стал самым молодым главным балетмейстером Советского Союза. Но не этот факт прославил постановщика, а его новаторский взгляд и смелые современные спектакли, которые сделали белорусский балет узнаваемым во всем мире. Его постановки и сегодня с восторгом принимают во многих странах, а к его имени обязательно добавляют — мэтр, легенда, лидер... Осенью прошлого года случилось долгожданное для многих событие: Валентин Николаевич вернулся в Большой театр — его художественным руководителем. На Елизарьева навалилось море обязанностей, и нам очень повезло, что при всей своей загруженности мэтр нашел время для нашего разговора.

— Валентин Николаевич, вы родились в Баку, куда был направлен ваш отец, являвшийся военнослужащим. Учились в Ленинграде и в Минск попали по распределению. Думали, ставя здесь первый спектакль, что останетесь в белорусской столице навсегда?

— Нет. Был уверен, что поставлю спектакль — и вернусь в Ленинград. Но, осуществив постановку, почувствовал, что белорусская труппа стала мне родной и что, наверное, здесь смогу воплотить в жизнь много интересных замыслов. Я сделал свой выбор. И безумно благодарен и театру, и республике, которые создали мне все условия для творчества. Я большую часть жизни прожил в Минске, создавал здесь свои спектакли и состоялся как творец. Но без талантливых артистов, коллег это было бы невозможно. Балет — синтетический вид искусства. Посмотрите, сколько всего он объединяет: музыку, драматургию, хореографию, декорации, костюмы, свет... Если хоть один компонент находится не на высоком уровне, то он тянет все произведение вниз. Поэтому все создатели спектакля должны быть отличными профессионалами.

— Вы 9 лет отсутствовали в белорусском театре. Но без дела не сидели: ставили спектакли за рубежом, готовили учеников в Академии музыки...

— Считаю, что каждый человек должен оставить после себя учеников. Воспитываю студентов, которые становятся и педагогами, и теоретиками балета. Но хореографами становятся единицы. Быть хореографом — редчайший дар. Посмотрите, какой огромный балетный коллектив в Большом театре — около 130 человек! Но мало кого интересует создание спектакля. Знаю, что обычно хореографами становятся не солисты балета и не артисты кордебалета. Это выходцы из среднего звена, связующая нить между одной группой и другой. Знаю, что именно из этого звена вышли все ведущие хореографы и балетмейстеры мира. Это люди с особой аурой. Они хотят много знать, пробовать... Профессии балетмейстера невозможно научить. Да, возможно рассказать о каких-то законах, закономерностях, тонкостях. Но самое главное — надо стараться как можно больше сочинять. Профессионализм у хореографа появляется с практикой. И очень важно уметь работать с людьми. Этому тоже нигде не учат. Однако без данного навыка в этой профессии не обойтись. Балетмейстер сочиняет, но не исполняет. И он должен уметь передать свой замысел артистам, чтобы те воплотили его в жизнь. Важно, чтобы хореограф не остался сочинителем движений в спектакле, а был сочинителем смысла того, что происходит на сцене.

— Любой артист способен передать замысел балетмейстера?

— Любопытная вещь: сцена в театре — словно увеличительное стекло. Она все укрупняет, гиперболизирует. И очень чувствуется, когда на нее выходит артист малознающий и плохо образованный. Таким здесь не место. Одних природных данных мало. Играет роль, у какого педагога артист учился и как долго. Очень важно, чтобы человек был широко образованным, более того — энциклопедических знаний. Хотя бы в своей гуманитарной сфере, много знал о живописи, музыке, литературе, театре... Артист на сцене не просто исполнитель — носитель художественной информации.

— Прошлой осенью вы вернулись в Большой театр оперы и балета, стали его художественным руководителем. Чувствуете, что ваше место вас ждало?

Фото из личного архива 
— Я многое потерял оттого, что меня не было в театре девять лет. Но и театр без меня многое потерял. Знаю, что мог бы немало сделать за это время. Так случилось... Но я вернулся. И вернулся в театр как в родной.

— Мир в ХХI веке развивается семимильными шагами. Меняются технологии, вкусы людей, их интересы... Вы заметили, вернувшись в театр, что изменения повлияли и на искусство, на восприятие его зрителями?

— На восприятие настоящего искусства не влияют никакие изменения. Если оно находится на высочайшем уровне, оно будет волновать публику. Большинство спектаклей из репертуара Большого театра, это касается и оперы, и балета, очень хорошего качества. Как определить это качество? Очень просто. Когда во время спектакля налаживается невидимая связь между сценой и залом, когда у публики возникает чувство сопереживания, когда музыка, хореография, режиссура, мастерство артистов трогают сердце и ум зрителя, когда люди выходят из зала неравнодушными, значит, это настоящее искусство. Человек духовно обогатился, стало быть — не зря пришел в театр.

— Многие театры идут на поводу у зрителей, соглашаясь на различные эксперименты. На что бы вы точно не пошли, чтобы угодить публике?

— Театр существует для зрителя! Мы что-то делаем на сцене, а публика или принимает это своим сердцем, или нет. Но я не работаю ради бессмысленных трюков. То, что родилось в сердце, то и попадает на сцену. А средства для реализации замысла могут быть разные. Важно, чтобы они не стали главенствующими в спектакле. В нем прежде всего должна торжествовать мысль, которую ты вкладываешь. Как автор. А все остальное должно лишь помогать развитию этой мысли.

— Вы всегда выступали за развитие в белорусском театре национального репертуара. Почему это так важно сегодня, в условиях глобализации, которая охватила практически все сферы жизни, в том числе и искусство?
Фото из личного архива 

— Во-первых, это важно для самоидентификации нации. Мы должны помнить, кто мы, кто наши предки, откуда наши истоки. А во-вторых, с помощью национального репертуара мы можем рассказывать о себе миру, показывать, что наша страна действительно уникальная и особенная. Мы должны совершенствоваться сами и совершенствовать через свое искусство мир. И никто, кроме нас самих, этого не сделает.

— Расскажите, что мы увидим в ближайшее время в театре?

— Будет выпущена “Летучая мышь” Иоганна Штрауса, обязательно восстановлю спектакль “Кармен-сюита” Жоржа Бизе — Родиона Щедрина. Хореограф Ольга Костель поставит балет “Анна Каренина” на музыку Петра Чайковского. Зритель увидит и новое прочтение оперы “Князь Игорь” Александра Бородина. Работаем также над новой национальной оперой и новым национальным балетом. Важно, чтобы каждая премьера способствовала развитию и Большого театра, и его артистов. И приносила радость творчества.

— В одном из интервью вы назвали себя очень счастливым человеком, так как с раннего детства были направлены в нужную сторону знаний и творчества. Хотя и выросли не в творческой семье, в ней было понимание важности образованности и всестороннего развития. А современные родители, на ваш взгляд, уделяют достаточно внимания духовному развитию детей?

— В каждой семье по-разному. Все зависит от того, какие сами родители, каковы их интересы, глубина знаний. Какие они личности — такими растят и своих детей. Очень важно, как воспитывается ребенок в семье. Школа школой, но именно семья влияет на формирование личности, закладывает самые важные основы нравственности и духовности.

Фото из личного архива 

— У вас очень теплые, преданные отношения с женой. Познакомились вы с Маргаритой Николаевной еще в студенчестве и вот уже столько десятилетий бок о бок. В наше время такое редкость. В чем же ваш секрет?

— Просто мы интересны друг другу. У нас есть общее понимание жизни. У нас совместные дети, внуки. Я люблю эту женщину. Не могу сказать, что эти чувства всегда были одинаковы. Они разные. И неудивительно, ведь они развивались на протяжении такого большого временного отрезка. В следующем году будет 50 лет, как мы женаты.

Сцена из балета “Ромео и Джульетта”.
Фото Павла Баса

— Маргарита Николаевна и сейчас вас сильно поддерживает, тем более что Большой театр для нее не терра инкогнита, когда-то вы вместе руководили им.

— Она меня и поддерживает, и критикует. И как показывает жизнь — достаточно часто попадает точно в цель. Она очень образованный, тонкий и духовно богатый человек.

Людмила Хитрова — Джульетта, Артем Баньковский — Парис.
Фото Павла Баса

— У вас двое детей, трое внуков. Можете предположить, что кто-то пойдет по вашим стопам?

— Дети избрали специальности, не связанные с искусством. Оба лингвисты. Александр окончил Московский государственный университет как индолог, Анна — лингвистический в Минске. А вот внуки, может, и пойдут по нашим стопам. Трое мальчишек: Бояну 10 лет, Руслану 8 лет, маленькому Никите 11 месяцев. Так вот, старшие очень гордятся своим дедушкой, смотрят фильмы обо мне, читают книги. Хотят быть, как дедушка. А получится ли? Покажет жизнь. Живут в Софии, но мы стараемся часто видеться, по скайпу и вовсе общаемся почти каждый день. Малыши так и липнут к экрану. Хорошо говорят на болгарском, русском, учат английский и китайский. Часто приезжают в Минск, бывают в театре, знают весь репертуар.

Сцена из балета “Спартак”.
Фото Михаила Нестерова

— Валентин Николаевич, не перечесть все ваши награды и премии. А есть среди них особенно дорогие для вас?

— Не скрою, получать награды приятно. Но я никогда на них не зацикливался. Неправильно нацеливаться на какие-то премии или награды. Важно просто качественно делать свою работу, а награды тебя сами найдут, если ты действительно сделал что-то важное в этой жизни.

— У художественного руководителя театра не самая легкая работа. Время на отдых остается?

— Нагрузка действительно бешеная. Некогда расслабиться. Даже когда ты не на репетиции, все равно творишь. Сидя в кабинете или прогуливаясь по парку, вынашиваешь идеи, обдумываешь их... Видимо, это особенность всех, кто занимается искусством. Тебя постоянно преследует жажда творчества. Лишь придя домой могу немного расслабиться. А вот настоящий отдых будет только летом. Планируем провести его вместе с детьми и внуками. Приедут внуки из Болгарии, а потом и мы к ним, на родину супруги, наведаемся в гости.

СПРАВКА “НГ”

Валентин Елизарьев — народный артист СССР и Беларуси, профессор, лауреат Государственной премии Беларуси, обладатель орденов Дружбы народов, Отечества II и III степени, Франциска Скорины, медалей Дружбы, Пушкина, Benedictus XVI Pont Max Anno III, ЮНЕСКО “Пять континентов”, премий Всесоюзного и Международного конкурсов балетмейстеров, премии Союзного государства в области литературы и искусства, Национальной театральной премии и престижной премии Benois de la Danse Международной ассоциации танца. Награжден почетными грамотами и нагрудными знаками высших достоинств.

mila@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.73
Загрузка...