Быть или не быть? Вот в чем соцопрос

Тема лидеров в политике актуальна всегда, даже в паузах между выборными кампаниями.
Тема лидеров в политике актуальна всегда, даже в паузах между выборными кампаниями. Об этом на волнах "Радио "Свобода" провели дискуссию за "круглым столом" главный редактор газеты "Наша Нива" Андрей Дынько и главный редактор газеты "Советская Белоруссия" Павел Якубович. Ведущий - Юрий Дракохруст.

Ю.Дракохруст: Недавно состоялась интересная заочная дискуссия между двумя белорусскими изданиями. Газета "Наша Нива" напечатала статью "Климов не имеет шансов", в которой анализировались политические перспективы Андрея Климова, недавно освобожденного из-под стражи.

Тему подхватила "Советская Белоруссия". Редактор газеты Павел Якубович в своей колонке не только согласился с выводами "Нашей Нивы", что "шансов стать политическим лидером у Андрея Климова маловато", но и поднял более широкий вопрос: почему вообще на белорусской политической сцене нет никого, кроме Александра Лукашенко?

Мы решили продолжить дискуссию за "круглым столом" на "Свободе", пригласив главного редактора "Нашей Нивы" Андрея Дынько и главного редактора "Советской Белоруссии" Павла Якубовича.

Г-н Дынько, согласны ли вы с выводами г-на Якубовича, что политических лидеров, имен (кроме одного) в Беларуси нет? Нет, так сказать, по-настоящему, по так называемому "гамбургскому счету"?

А.Дынько: Не согласен абсолютно. То, что у нас есть политические лидеры, что у нас много ярких политиков, доказали прошлогодние выборы. Четыре политика смогли собрать более 100 тысяч подписей в свою поддержку, что свидетельствует об их популярности и известности, о том, что они смогли своими программами и выступлениями привлечь к себе людей.

Еще несколько ярких политиков при сборе подписей остановились буквально в шаге от 100-тысячного барьера. То, что мы имеем такую большую группу известных и популярных фигур, доказывает, что у нас много сильных политических лидеров.

Ю.Дракохруст: Г-н Якубович, может, действительно, ваш вывод об отсутствии лидеров - это снобизм? В данной статье в "Нашей Ниве" политическая перспектива Андрея Климова рассматривается так: может ли он стать Президентом. Но это не единственная мерка.

Например, недавние выборы в соседней Украине еще раз подтвердили, что там существует целый ряд ярких политических фигур. И разговор не только о Викторе Ющенко, но и о Петре Симоненко, Александре Морозе, Юлии Тимошенко, Викторе Медведчуке и других. Далеко не все из них - реальные претенденты на президентский пост, но все они - влиятельные политические лидеры, известные и популярные в обществе. Есть ли такая обойма в Беларуси?

П.Якубович: Решительно не согласен с Андреем Дынько. Мне кажется, что именно прошлогодние президентские выборы и показали реальную ситуацию с политиками яркими и новыми. Их не было, ибо считать "новым человеком" Домаша, Чигиря или Гончарика - это либо наивность, либо самообман. Что касается других фигур, которые набрали или не набрали энное количество подписей, то при всем уважении к Гайдукевичу, например, я не могу назвать его общенациональной политической фигурой, хотя Сергей Васильевич с этим явно не согласится... Но так или иначе, на нашем политическом поле я не вижу крупных и перспективных политиков, к которым было бы применимо слово "лидер".

Ю.Дракохруст: Г-н Якубович, а как вы определяете серьезного политика? Почему, например, украинка Юлия Тимошенко является политическим лидером, а белорус Сергей Гайдукевич - нет?

П.Якубович: Для меня понятие "политический лидер" - это то же, что и для вас, и для Андрея Дынько, и для любого другого. Это фигура, концентрирующая в себе харизматические качества, ораторский талант, качественное руководство политической партией, - биография, если угодно! В целом - человек, способный предложить обществу новые идеи. Политик - это вершина публичной и общественной пирамиды, которую он сам и создает.

Вы упомянули ряд украинских топ-политиков. Сейчас большинство из них возглавляет коалиционные блоки, в которых переплетаются олигархические интересы, властные устремления и политические ожидания. Скажем, Юлия Тимошенко - очень крупный бизнесмен, "газовая леди", по определению украинских медиа. Вряд ли менеджеры такого масштаба в обозримом будущем появятся в Беларуси. То же можно сказать и о Викторе Ющенко, контролирующем гигантское количество финансовых потоков. Их политические амбиции подкреплены силой кланов. Есть ли в Минске аналогии?

Что касается Петра Симоненко, то он возглавляет коммунистическую партию, пользующуюся особой популярностью, так как в Украине весьма брутально проходит конфронтация между Востоком и Западом, а существование социальной напряженности - сущий инкубатор для роста левого рейтинга. Я считаю, что в Беларуси просто нет условий для появления политиков, развивающихся по схеме Ющенко, Симоненко или Тимошенко. Но это вовсе не значит, что Украина в этом смысле выглядит предпочтительно.

Ю.Дракохруст: Я хочу напомнить, что в начале 90-х годов в Беларуси соревновались в популярности три фигуры: председатель парламента Шушкевич, премьер-министр Кебич и лидер БНФ Позняк. А сейчас рейтинги Александра Лукашенко и противостоящих ему политиков выглядят, как гора и пригорки. В чем тут причина?

А.Дынько: Я уверен, что главная причина дисбаланса популярности разных политиков - это сам г-н Якубович. У нас образовалась такая ситуация, что о 90% политиков государственные газеты, телевидение и радио или не говорят совсем ничего, или изредка говорят плохо. А эти медиа контролируют большую часть информационного пространства страны. И в этой ситуации нельзя надеяться, что кто-то кого-то будет хорошо знать.

Однако дайте три месяца минимального присутствия наших политиков в информационном пространстве - и все поменяется. Разговор о тех политиках, которые есть, - других у нас не будет на этом этапе истории.

Но через несколько лет мы сможем встретиться с таким феноменом, что почти мгновенно, буквально за несколько месяцев популярность какого-то политика поднимется очень резко. И нет гарантии, что это будет ответственный политик. В 1993 году казалось, что будет сохраняться ситуация, когда за популярность соревновались Шушкевич, Кебич и Позняк. Лукашенко тогда еще не было. Он вдруг возник в 1994 году. Такая ситуация может повториться еще когда-нибудь.

Если вернуться к теме прошлогодней предвыборной кампании, то все видели, как буквально за несколько месяцев рейтинги Домаша и Гончарика поднялись с нескольких процентов до нескольких десятков процентов.

П.Якубович: Кротко принимаю упрек Андрея Дынько о том, что причиной отсутствия новых лидеров являюсь я лично. Что же, придется мне нести и этот новый крест... Но если отбросить иронию, то не согласен с тем, что только медиа могут дать нового лидера. Медиа, и особенно телевидение, - это очень острое и небезопасное оружие. В прошлом году именно телеэкран, которого так добивались соискатели, продемонстрировал мелкий масштаб претендентов на президентский пост, а в итоге резко понизил их шансы на успех. Люди посмотрели, послушали, да и сделали выводы - это не лидеры. Таких желающих "порулить" много...

Г-н Гончарик очень обиделся, когда Александр Григорьевич отказался от теледебатов с ним. Владимир Иванович заявил, что это, мол, капитуляция. Я написал тогда, что Майк Тайсон вряд ли бы принял вызов на бой от школьницы, и Владимир Иванович очень легко мог бы представить, как бы он выглядел рядом с такой харизматической личностью, как Лукашенко. Тем более что "перемудрили" его технологи: сняли с Гончарика очки, придав ему беспомощное выражение лица, обложили, как почтмейстера, письмами... Кандидат в общенациональные лидеры, читающий с экрана чужие письма, безвкусно подобранные помощником, - это подтверждение того, что у "лидера" нет собственных идей, разве что заемные... Вот какая опасная игрушка телевизор... Он может увеличить личность, а может и поставить моментальную точку на карьере.

В одном я хочу согласиться с Андреем Дынько. Новый лидер обязательно появится. Такова диалектика. Но при появлении соответствующих, обязательных условий. Позняка в 1989 году вообще никто не знал, про него писали в газетах тех лет "фотограф из Академии наук". Однако он проснулся знаменитым после нескольких простых, но эмоциональных выступлений в печати в 1989 году. Тогда было такое время. Лекторы из ЦК и публицисты из "Правды" смертельно надоели. Но сегодня Позняка с его трафаретными идеями, эрудицией, почерпнутыми из газет, издававшихся в Слуцке в 1942 году, вряд ли кто-то станет даже слушать.

В начале 1990-х годов действительно появился ряд политиков: и Карпенко, и Гончар, и тот же Позняк, и Шушкевич, и Кебич. Для этого, повторюсь, появились условия. Происходил перелом бывшей, коммунистической, системы, общественное мнение ожидало своих лидеров.

Так что повторюсь: если есть вызов времени, тогда появляются и предложения. Сегодня на любом минском митинге можно увидеть все тех же, которые сотрясали воздух и в 1991 году. Поэтому люди проходят мимо профессиональных политтусовщиков. Иногда пишут, будто "ветераны движения" сдерживают молодых. Однако нет этих самых молодых! Нет ни одной харизматической личности, в которую с первого взгляда влюбился бы Минск, Витебск. Об общенационального масштаба фигуре из молодых я уж и не говорю.

Я согласен с Андреем Дынько, что новый лидер обязательно появится. В принципе, он может появиться спонтанно, даже после одного выступления на митинге или в телевизионном шоу или после опубликования в "Народной воле", "Нашей Ниве" или "Советской Белоруссии". Но опять же... Главное и единственное условие - это должен быть человек, независимо от возраста и партийной принадлежности, которому есть что сказать и есть что предложить!

Ю.Дракохруст: Г-н Якубович в своем ответе уже перешел к теме механизма формирования лидеров. Очень часто можно услышать мнение, что должны прийти новые люди, что в 1994 году вдруг появилась новая фигура - Александр Лукашенко.

Однако недавно мне в руки попали сведения одного социологического опроса 1992 года. Согласно этому исследованию, уже тогда депутат Верховного Совета Лукашенко был где-то на 7 -8-м месте по популярности.

Политики не выходят вдруг из Налибокской пущи. И та фигура, о которой мы говорим, что она появится, скорее всего уже есть, просто мы не обращаем на нее внимания, как в 1993 году не обращали внимания на Лукашенко.

Стоит вспомнить, что Лукашенко тогда был депутатом парламента, трансляции с заседаний которого слушала вся страна. А что такое сегодняшняя Палата представителей - мы хорошо знаем. Какими могут быть механизмы избрания лидеров в нынешних условиях? Г-н Дынько, как вы считаете?

А.Дынько: Очевидно, что следующим критическим этапом в развитии белорусской политики станут местные выборы. И можно думать, что если эти выборы пройдут с сохранением некоторого минимума демократических процедур, то именно местные выборы выдвинут новых лидеров, выяснят, кто из этих лидеров способен подать себя на митинге, пробиться в СМИ, способен завоевать доверие и уважение белорусский интеллигенции, которая, как и раньше, остается для большинства населения выразителем светлых и высоких идеалов.

Тот, кто способен сделать все это, и будет постепенно становиться новым национальным лидером. Однако я думаю, что большой потенциал имеют те лидеры, которые засвидетельствовали себя в прошлые годы на предыдущих выборах. Нужно только, чтобы общество вытолкнуло их наверх, и они заработают и смогут доказать, что умеют не только говорить и готовить программы, но и работать, руководить своими городами, районами или министерствами.

Ю.Дракохруст: Г-н Якубович, а какие механизмы избрания лидеров видите вы?

П.Якубович: Я согласен с вашим наблюдением, что уже в начале 1990-х годов Лукашенко был влиятельным игроком на политическом поле. Однако его общенациональная известность, влиятельность и популярность сложились из того, что он предложил самые актуальные на тот момент идеи и рецепты решения проблем, стоящих перед обществом. Он позиционировал себя не критиком, а вполне сложившимся созидателем, готовым немедленно приступить к руководству страной. На тот период весьма запущенной и стоявшей перед тяжелыми альтернативами.

Действительно, есть некое художественное преувеличение в том, что вот некто написал одну яркую статью и стал национальным лидером.

Гилевич, например, или Скобелев пишут не покладая рук. И что?.. Как говорил Ильич: писатель пописывает, читатель почитывает. Потому что тривиально пишут наши витии, для себя в основном... Сегодня у нас нет ни одного нового оригинального автора. Либо "пожарники", либо нытики. Покидая неблагодарное поле литературы, замечу - мой уважаемый оппонент говорил, что политики, лидеры не имеют доступа к медиа. Я заявляю в эфире открыто: если бы кто-то - оппозиционер, или неоппозиционер, или вообще фигура аполитичная - принес бы мне то, что Андрей Дынько называет "высокоподъемной" статьей, он немедленно был бы напечатан.

Но сегодня попроси любого оппозиционного политика дать статью - и получишь набор известных штампов, что в Беларуси жить плохо, что террор на седлах мифического "эскадрона смерти" гуляет по улицам. Но у Короткевича это читалось с интересом, а сегодня о милицейских скандалах Щукина читать уже надоело. Как главный редактор газеты я не уверен, что эти штампы интересны читателям. Политики, которые делают себе козыри на трагедии Завадского либо Куропат, мне кажется, могут быть лидерами разве что в своей супружеской спальне.

Нужны новые идеи. Дело не в том, чтобы человек выделялся какой-то безумной отвагой в столкновениях с милицией. Это не идея, это - поза. И плохой пример для детей. Политик, мечтающий о серьезной, респектабельной карьере, должен концентрировать в себе знание и понимание основных проблем общества, быть способным переубедить оппонентов, прежде всего набором спокойных, цивилизованных аргументов, быть готовым решить самые актуальные проблемы.

Поэтому, когда в стране появится серьезная партия, оплодотворенная серьезной общенациональной идеей, у нее появятся и газеты, и другие медиа, появится инфраструктура, которая, согласно методу "от дверей к дверям", донесет до всех граждан ее высокий образ. Это сегодня совсем несложно. Если появится совокупность таких условий - личность, идея, партия, - то появится и перспективный лидер. Жизнь ведь на месте не стоит. Но взгляните сегодня на любой рейтинг-лист. Несмотря на все объективные сложности, люди в подавляющем большинстве отдают предпочтение А.Лукашенко. И эта тенденция неоспорима. Почему? На этот вопрос может ответить себе каждый. Если он, разумеется, способен задавать вопросы и честно отвечать на них.

От редакции

Дискуссия на "Свободе" затронула общие моменты очень большой проблемы. Представляется показательным, что сегодня в общественном мнении, даже в его критическом сегменте, все тверже зреет убеждение об укреплении и личностного, и, как говорится, должностного авторитета Президента. Традиционно-консервативная часть электората ценит работу А.Лукашенко за его непримиримость к коррупции, за стремление сохранить в стране близкие людям ценности равных возможностей, заботу о безопасности, требовательность к чиновничеству, умение, в конце концов, держать слово. Среди национально ориентированной интеллигенции растет понимание важности работы Президента по сохранению суверенитета Беларуси. Да, в плюралистическом обществе есть много точек зрения. Главное, чтобы они обсуждались спокойно, без надрыва, без наклеивания политических ярлыков...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?