«Был только один момент, когда я написал заявление»

Василий Лаханский, директор октябрьского ОАО «Некрашинский», рассказал о своих подходах к работе

ВАСИЛИЙ ЛАХАНСКИЙ из агрогородка Волосовичи и так хорошо известен в Октябрьском районе как опытный и успешный руководитель ОАО «Некрашинский». Но минувшая неделя, когда Василия Петровича как будто экстренно отстранили от должности, добавила ему славы на всю страну. Правда, вскоре «кадровую ошибку» дезавуировали, людей успокоили, и директором ОАО остался Лаханский. 

«СГ» намеренно не вмешивалась в стремительно и не очень понятно развивающийся производственный конфликт, дав возможность сказать в нем последнее и решающее слово Октябрьскому райисполкому. А спустя несколько дней наш корреспондент выехал в хозяйство, где в субботу встретился с Василием Лаханским. Нас в меньшей степени интересовали причины недоразумения с отставкой, в большей — сама личность директора, за которого вступился весь трудовой коллектив. 

Корреспондент «СГ» встретился с Василием Петровичем в его день рождения.

Василий Петрович в постоянном контакте с рабочими.

— Василий Петрович, почему избрали своей жизненной стезей сельское хозяйство? 

— Сам родом из деревни Вязок Брагинского района. Отец всю жизнь работал в животноводстве. С детства знал, какой это тяжелый труд. Тогда все делалось вручную, начиная от заготовки сена и заканчивая кормлением скота. Я отцу всегда помогал, меня тянуло к животным. Задался целью придумать агрегат, способный облегчить труд аграриев. Начать решил с поступления в Белорусскую госсельхозакадемию. С техническими предметами у меня в школе всегда были хорошие отношения, поэтому, несмотря на конкурс в четыре с половиной человека на место, без особых проблем поступил на факультет механизации. В 1977 году защитил на «отлично» диплом по теме «Комбинированный сложный почвообрабатывающий посевной агрегат», а после университета пошел трудиться в родной колхоз «Ленінскі шлях». Три месяца проработал заведующим мастерскими, потом перевели на должность инженера. Уже к посевной 1978-го стал главным специалистом. Так работал до 1986 года, пока не случилась авария на Чернобыльской АЭС. После этого наш колхоз временно переселили в нынешний агрогородок Микуличи, который чуть севернее Брагина. Там мы, можно сказать, дислоцировались до осени. Правда, периодически ездили убирать урожай на свои земли, находившиеся в 16 километрах от взорвавшегося реактора. Со второго этажа мастерской, построенной за год до трагедии, станция была видна как на ладони.

— Боялись? 

— Только за детей. У меня их к тому времени было уже трое: две дочери (одна 1980 года рождения, вторая 1984-го) и годовалый сынишка. Помню, как
вечером 26 апреля возвращаюсь с работы, а они в песочнице играют. Старшая меня увидела и говорит: «Папка, в ротике сохнет…» Эвакуировали нас только 4 мая. Детей сначала забрали в пионерский лагерь под Гомелем, а потом со станции Уза транзитом через Ждановичи отправили в «Случь». А я все это время трудился на уборочной: то в Микуличах, то в Колыбани. С семьей встретился только 19 сентября, когда нас переселили в Октябрьский район. Там я продолжил работать главным инженером уже в другом колхозе, к которому как раз присоединили новые земли.

— Ощутили разницу?

— После той материальной базы, которую нам удалось создать в родном колхозе, здесь поначалу было сложно работать. Достаточно примитивная мастерская, слабенький тракторный парк, да и вообще, скажу прямо, колхоз был отстающим. Но, может, прозвучит нескромно, с приходом наших механизаторских кадров и специалистов хозяйство воспрянуло, ведь в любом деле главное — это люди. Потом и техники нормальной добавилось. В общем, жизнь стала потихоньку налаживаться. 

Работал я так почти три года, и 8 июня 1989 года мне предложили стать председателем. Честно скажу, поначалу отнекивался. Во-первых, староват уже был для начала карьеры в такой должности (на тот момент Василию Петровичу было 45 лет. — Прим. авт.). Во-вторых, всю жизнь с техникой и механизмами возился, а в животноводстве практически ничего не понимал. Меня переубедили. В те годы председателем Октябрьского райисполкома был Иван Яковлевич Паршуто — сильный идеолог и педагог. Он меня вызывает к себе и говорит: «Василий, кто, если не ты, возьмется за эту работу?» Так все и началось.

— Долго привыкали к новой роли? 

— Первое время сложно давалось животноводческое производство: как кормить и поить — знал, а вот некоторые технологические нюансы не понимал. Благо меня окружали опытные специалисты, которые помогали разобраться во всех тонкостях. Но были и другие трудности. Например, мой предшественник в конце 1980-х почему-то стал резко сокращать поголовье: с двух тысяч оно снизилось до полутора. И это при том, что тогда в хозяйстве трудились 160 человек, каждому из которых нужно было дать не только работу, которой и так не хватало, а и достойную зарплату. Ситуация усложнялась еще и тем, что в 1989-м мы испытывали недостаток кормов, которые приходилось завозить из Хойникского района. Я думал, стыдно, имея столько земли под боком, не накормить наших животных. Решил начать улучшать кормовую базу и увеличивать поголовье скота, несмотря на все трудности. Для воплощения этих целей в жизнь мы стали массово строить животноводческие помещения, и чтобы сэкономить, делали их деревянными с использованием бэушных труб, которые нам отдавали геологи. Эти сараи до сих пор в отличном состоянии. Если к ним не будут относиться по-варварски, еще столько же простоят. Помимо этого, стали активно строить жилье, чтобы люди оставались здесь работать.

— И каких результатов удалось добиться за это время?

— На данный момент у нас уже больше 3,5 тысячи голов скота. По моим подсчетам, в среднем каждый год прирастаем на 110—120 голов. Учитывая, что
сегодня главная составляющая экономики хозяйства — производство и реализация молока, которое доходит до 75 процентов выручки, думаю, мы на правильном пути. Сейчас за месяц на молоке нам удается, в зависимости от сорта, зарабатывать от 220 до 240 тысяч рублей при среднегодовом удое от коровы в 5500—5600 килограммов. 

Мы активно занимаемся производством и продажей говядины. Ежемесячно сдаем на мясокомбинаты около 35 кондиционных бычков, порядка 50 тысяч рублей в бюджет хозяйства. Все заработанные средства пускаем в оборот. Например, в этом году сделали 5 капитальных силосно-сенажных траншей, на которые потратили около 60 тысяч рублей. В 2017-м еще и умудрились начать строительство 18-го сарая. Топливо и стройматериалы покупаем сами, но финансами распоряжаемся с умом. Людей стараемся деньгами не обижать. Если и дальше будем работать в таком темпе, к концу года выйдем на среднюю зарплату 700 рублей. 

— Проблем с кормовой базой нет?

— Корма заготавливаем исключительно сами, все зависит только от нас. Уже заложили 18 тысяч тонн силоса при потребности в 22 тысячи. Недостачу еще спокойно можно ликвидировать, благо в прошлом году председатель райисполкома Виктор Полуянов выделил нам в аренду 360 гектаров земли в Поречье под кормовые угодья. Хотя, конечно, не рассчитывали, что будем возить корма отсюда, так как это не совсем удобно и достаточно затратно. Однако другого выхода нет. Из-за аномальных погодных условий мы недобрали и зерновых, и кукурузы, поэтому приходится выкручиваться. 

Из-за заморозков в ночь с 7 на 8 июня у нас сильно подмерзло около 240 гектаров кукурузы. Этим Полесье лишний раз доказывает, что это своеобразная территория, рисковая для земледелия. 

— И как противостоять этим климатическим условиям?

— Только с помощью профессионального коллектива рабочих и специалистов. Без них очень сложно рассчитывать на хороший урожай. Если бы люди были разболтанными, несплоченными, то ничего бы не получилось. Кадров, к слову, у нас хватает. Например, на 25 единиц техники всегда есть 27—28 ребят, способных друг друга подменить в нужный момент. Хватает молодежи, как, кстати, и среди операторов машинного доения, где из 26 человек только пятеро старше 45 лет. Для людей создаем все необходимые условия. Предоставляем жилье: либо домик, либо квартиру. Если люди обращаются ко мне с просьбой, стараюсь им помочь. 

Вот недавний пример. Подошла ко мне работница и спрашивает, можно ли купить буренку в хозяйстве. Без проблем можем дать корову в кредит или
рассрочку на пару месяцев без процентов. А потом и пастбище бесплатно предоставим, и сено с соломой развезем. По зерну и кукурузе тоже вопросов нет — выпишем в разумных пределах. Если я не предоставлю для человека условия, как после этого могу требовать от него нормальной работы? 

Сделаем субботу для администрации парково-хозяйственным днем, как в армии. Где-то на мастерских порядок наведем, где-то на ферме животноводам поможем. И тогда тот же экономист, тот же бухгалтер увидят, что за этими цифрами стоит работа людей на результат.

— Какой вы руководитель?

— Разносторонний. Сегодня ведь нужно быть и дипломатом, и психологом, и финансистом в одном лице. Так диктует время. Люди знают: если что-то натворят, мало не покажется. Правда, я быстро отхожу, если не прав, обязательно попрошу прощения у подчиненного. Каждый человек ведь по-своему особенный. С одним нужно использовать метод кнута и пряника, а второму и хорошего слова хватит. Главный мой принцип — работать на доверии и взаимовыручке. 

— Никогда не возникало мыслей уйти из сельского хозяйства?

— Где-то лет 15 назад был один момент. Помню, Иван Яковлевич тогда собрал всех руководителей в кабинете и сгоряча устроил разнос. Заявил, если кто-то не хочет или не может что-то делать, то пусть уходит. Я вечером приехал домой, подумал и написал заявление. Его текст дословно помню до сих пор: «Прошу освободить от занимаемой должности, потому что работать так, как хочу, не получается, а лишь бы как не могу». На следующий день в 8 утра положил его на стол председателя райисполкома. Он прочитал и сказал: «Эх, Василий, Василий. Если у тебя не получается, то у кого получится?» 

Подействовали на меня эти слова очень сильно. И честно, сейчас даже обидно, когда при встрече мне кто-то начинает говорить: «Что тебе, опытному, да еще с детьми и внуками, взять сбережения или кредит да открыть свое дело. Зачем себе нервы портить?» Не знаю, или воспитание у меня такое, или уже возраст, но не хочу с этим связываться. И не потому, что не потяну, а потому, что прикипел я к своей работе, к коллективу, который всегда понимает. Без этого жить уже не смогу. 

— Спасибо, Василий Петрович, за согласие все обсудить с газетой в не очень спокойное для вас время. Передайте от нашего коллектива большой привет всем вашим замечательным труженикам!

КОММЕНТАРИЙ

Председатель Октябрьского райисполкома Виктор ПОЛУЯНОВ:

— В этом году район сильно пострадал от летней засухи. Из 17 тысяч гектаров зерновых около 5 тысяч практически сгорели и были непригодны к уборке. В прошлом году собрали 20 тысяч тонн зерна, нынче только 12 тысяч. Естественно, такого количества не хватит для полноценной зимовки скота. Но в хозяйствах не падают духом. Ищем пути выхода из сложной ситуации. Будем стремиться одолжить зерно до будущего урожая или обменять на скот.

Львиную долю денег сельхозпредприятия зарабатывают за счет продажи молока. Хотя летом от засухи пострадали и пастбища, но приложим все усилия для того, чтобы выйти на прошлогодний уровень производства молока, получить от каждой коровы по итогам 2018-го в среднем по 4000 килограммов. Для этого есть все предпосылки. Сенажа заготовили на уровне прошлого года, столько же будет и кукурузного силоса, а сена и вовсе 120 процентов. Думаю, выйдем на тот же уровень обеспеченности фуражом — примерно 28 центнеров травяных кормов на условную голову КРС.

Сложнее с кадрами. Не хватает как рядовых работников, так и специалистов. Не во всех хозяйствах есть достаточное число агрономов, зоотехников, ветврачей. Но работа ведется, специалистов ищем, обучаем по целевому направлению. Тем, кто приезжает по распределению, даем жилье.

В районе восемь сельхозпредприятий. В трех из них пока нет руководителей. Правда, исполняющие их обязанности в двух хозяйствах, скорее всего, скоро станут директорами. В одно подыскиваем. Такая работа идет непрерывно. Формируем резерв кадров, присматриваемся к тем специалистам, которые проявляют организаторские способности, изучаем их возможности, желание в перспективе возглавить коллективы.

О ситуации в ОАО «Некрашинский». Там просто произошло недоразумение, кто-то кого-то неправильно понял. Все быстро урегулировали, хозяйство работает в спокойном режиме. Это, кстати, одно из лучших сельхозпредприятий в районе. Думаю, и дальше там будет все нормально.

banny@sb.by

Фото автора.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3
Загрузка...
Новости