Буян – хозяин пляжа

«Он лежал в своей излюбленной позе, положив морду на лапы и свесив уши к самой траве. Буян вспоминал прожитое и размышлял о том, почему его все чаще посещают мысли уйти из жизни...»

Он лежал в своей излюбленной позе, положив морду на лапы и свесив уши к самой траве. Буян вспоминал прожитое и размышлял о том, почему его все чаще посещают мысли уйти из жизни. Буяном он был в молодости, до года, а затем стал вполне смиренной и разумной собакой. Никто толком не знал его родословную. Хозяин подобрал его совсем малышом и выходил. А затем и приучил к охоте. Буян был весь рыжий, помесь обычной крупной дворняги с кем-то еще из более благородных предков. Однако нюх и сноровка были отменными, и хозяин, а звали его Русланом, частенько похваливал своего питомца. Руслан работал водолазом на спасательной станции, и времени для охоты зимой у них было предостаточно. Добывали лис, зайцев и даже кабанов. Веселая, счастливая жизнь!

Да и летом ее можно было назвать райской. Буян всегда сопровождал на работу хозяина. Рядом – золотистый пляж, множество людей. Рыжий пес степенно проходил между отдыхающими, принимая дань в виде колбасы и сладкого печенья. Малышня гурьбой подбегала к Рыжему и норовила его погладить. Буян не возражал. Пугались таких сцен только некоторые родители. Собака хотя и источала добродушие, но выглядела уж слишком крупной и сильной. 

Случалось, чего скрывать, Буян и приворовывал по вечерам, когда к ночному купанию прибывала очередная группа гуляк. Пока те голышом резвились в воде, Буян основательно инспектировал их сумки и забирал с собой самое необходимое для сытой жизни. 

Да, золотые были времена! Когда же все перевернулось? 

Может быть, тогда, когда Буян впервые застал хозяйку, жену Руслана, с его другом, белесым Николкой, в позе, не вызывавшей сомнений… Взвесив все за и против, Буян дал знать об этом Руслану. Не раз без видимой причины он ощетинивался на Николку. Однажды едва не прокусил ногу. Но слишком уж грубо тогда его одернул Руслан. Впервые за совместную жизнь дал увесистого пинка под задницу. А хозяйка и вовсе невзлюбила Буяна, стала избегать его. 

— Кто знает, что творится в этой жизни, — размышлял Рыжий. – Не поймешь этих людей. 

Сейчас, лежа на свежей от приближающейся ночной прохлады траве и прикрыв глаза, Буян вспоминал и свое, можно сказать, праздничное путешествие. Единственное в жизни. Как-то под осень, когда наплыв отдыхающих уже иссяк, Руслан тщательно вымыл свой жигуленок, надел свежие брюки и рубашку и позвал Буяна в машину. К вечеру они подъехали к странному домику у небольшого озера. На крыльце их встретил мужчина, значительно старше Руслана, с благородным псом, черным как смоль, с умными, спокойными глазами. Буян хотел было задраться, но весь вид его сородича, скорее всего лабрадора, словно говорил ему: «Не дури, братец…» Да и мужики заговорили мирно, пожав друг другу руки. Чего уж тут выпендриваться. Тем более что уже через несколько минут Буяну предложили весьма аппетитную еду, а его Руслан с хозяином усадьбы уселись за накрытый стол в беседке. Черный предложил Рыжему пробежаться к озеру. Подружились они быстро. Ночевать расположились на веранде при открытой двери, а мужчины допоздна сидели в доме и вели какой-то свой разговор. 

Навсегда запомнилась эта ночь Буяну. Будучи охотником, он не мог не уловить своим нюхом, что вокруг хаты в этом диком месте кружат еноты и лисы, осторожно подходят кабаны, почудился даже запах волка. Никогда ему еще не было так страшно. И… Буян не выдержал. Завыл протяжно и долго. Лабрадор укоризненно глядел на Буяна и молчал. Затем хотел, видимо, успокоить, подошел и лег рядом. Тепло друга несколько успокоило Рыжего, и он благодарно лизнул его в нос. 

Вскоре из-за туч выскользнула луна — яркая, круглая, и вокруг стало веселее и спокойнее. Собаки мирно дремали до зари, вздрагивая лишь на самые громкие шорохи. 

Утром мужчины еще немного пообщались, и Руслан засобирался в дорогу. Старик с Черным провожали их, стоя на крыльце. 

— Почему я вдруг вспомнил то путешествие? – открыв глаза и приподняв с лап морду, подумал Буян. – Что же тогда произошло? Вроде бы ничего особенного… Вряд ли, — продолжал размышлять Рыжий. — Хозяина с тех пор словно подменили. Он стал менее разговорчивым, порой сосредоточенным и рассеянным одновременно. Так длилось до поры до времени. 

Зимой снова была охота. Но то ли Руслан был уже не так удачлив, то ли Буян постарел, но домой они нередко возвращались с пустыми руками. Что-то надломилось в жизни их всех троих — хозяйки, Руслана и Буяна. А затем и вовсе пришла беда. 

В тот майский вечер Руслан вдруг засобирался на рыбалку. 

— Странно, — подумал Рыжий, ведь он не видел, чтобы накануне хозяин выезжал ставить сети. Да и снастей в лодке почему-то никаких нет. 

Буян продолжал вспоминать события того вечера. Хозяин почему-то обнял его и долго сидел, прижавшись к его морде. Затем оттолкнул лодку и взмахнул веслами. Буян по горло забежал за ним в воду и даже хотел поплыть дальше, но Руслан погрозил ему веслом и вскоре скрылся в наплывающем мраке. Буян улегся на мостик и стал ждать. Час, два… Затем что-то взорвалось в его собачьей голове, и он завыл. Так же громко и протяжно, как когда-то на веранде той странной усадьбы. Но тогда его успокоил Черный. Сейчас было некому. 

Никто здесь не привык к вою хозяина пляжа, и потому пришедший на мостик дежурный по спасательной станции, а в этот день дежурил белесый Николка, заподозрил неладное. Позвонил сослуживцам. Подняли людей. Озеро загорелось множеством фонарей возле пустой лодки. Помогала и яркая луна, невесть откуда пробившая мрачное небо. Под утро Руслана нашли и подняли наверх. Так Буян стал сиротой. 

Хозяйка еще больше стала сторониться собаки. К ней на ночь приходил уже другой мужчина. Буян теперь чаще бывал голодным. Пропала и сноровка. Несколько раз во время неудачных вечерних вылазок на пляже он был битым. И все же одно доброе дело он успел сделать… 

Прогуливаясь днем по своему пляжу, он обратил внимание на одну девчонку, подростка с крупными синими глазами. Она тоже заприметила Буяна. Угощала сладостями, давать бутерброды запрещали родители. Жалели, видно. Повздыхав, Буян проходил дальше. 

Вечером на турбазе был праздник. Девчонке с синими глазами, видно, было очень душно, и она, воспользовавшись рассеянностью родителей, убежала к озеру покупаться. Буян видел это, лежа у забора спасательной станции. Синеглазка быстренько искупалась, но не успела накинуть платьице, как на пляж круто зарулила иномарка с тремя бритоголовыми. Один из них сразу же бросился к малышке, на ходу сбрасывая шорты и плавки. Сомнений в его намерениях не было. 

— Да малая еще совсем, не трогай, — прокричал тот, что был за рулем. 

— Самый раз, — донеслось в ответ, и детина набросился на оцепеневшую девочку. 

Буян видел на своем пляже многое, но этого перенести не мог. Охотничья реакция на сей раз не подвела. Он не опоздал. Бритоголовый заголосил, схватившись за прокушенную лодыжку. Двое других бросились в машину. Девчонка, опомнившись, побежала к дорожке, ведущей на турбазу. Буян хотел было спокойно вернуться к своему месту у заборчика, но вдруг услышал выстрел. Резкая боль пронзила ногу. 

— Он бешеный, убей его, — вопил истекающий кровью насильник. 

Выстрел на пляже услышали. Троица бритоголовых поспешила поскорее убраться с места происшествия. Почти никто так и не понял, что произошло тем праздничным вечером на пляже. 

Родители синеглазки все же догадались о случившемся. Малышке пришлось рассказать все, как было. 

Утром, набрав побольше еды, они пошли искать Буяна. Он так и лежал на своем посту. Всю ночь зализывал рану. Увидев девчонку, попытался подняться и пойти навстречу, но, сделав два шага, опять прилег. Нога все еще болела. Выложив перед псом еду, родители взяли дочь за руку и увели. Буян успел встретиться с ней взглядом. В нем было столько нежности, что сердце Буяна вздрогнуло и накатились слезы. Больше девчонки он уже никогда не видел. Видать, уехали. 

В сентябре, с окончанием сезона, хозяйка с новым мужчиной переехала в центр городка в благоустроенную квартиру на третьем этаже. Буян хотел было остаться сторожем их домика у озера, но какие-то новые люди разобрали его по бревнышкам и стали строить коттедж. 

Буян больше никому не был нужен. И он всерьез задумался о своей жизни. На какие-то полчаса его озарила радостная мысль. Собраться утром в дорогу и хоть и с трудом, но можно найти ту странную усадьбу, где живет старик с черным лабрадором.  Друг его не прогонит, поддержит, а добродушный хозяин Черного тоже не выглядит злым человеком. Приютят. Надо только сходить на турбазовскую кухню и попытаться перекусить что-нибудь на дорогу. Путь ведь неблизкий. Но Рыжему не повезло: там все уже было закрыто, и он вернулся к озеру под заборчик спасательной станции. Там сегодня опять дежурил белесый Николка. Он мог бы сжалиться и чем-нибудь угостить. Но гордость не позволила Буяну попрошайничать. 

Так он лежал сейчас, положив голову на лапы, и прокручивал в памяти пережитое. Да, лучшие его деньки позади. Как ни крути. Обольщаться не надо. С хромой ногой он не дойдет до своего единственного друга Черного. Кое-как можно было бы пережить зиму и дождаться нового сезона. Но какой теперь уже из него хозяин пляжа! Дети, глядя на его хромоту, будут только улюлюкать. Не вернуть ему уже своей величавой и гордой поступи. Так какой смысл жить? Ему стало жалко самого себя, и второй раз в  жизни накатились слезы. Надо собраться с духом,  решил Буян. 

То ли от голода, то ли от всех этих невеселых дум собаке вдруг почудилось, что с озера своим мягким голосом его позвал Руслан. Его Руслан. Прислушался. Да, кто же еще его может позвать?.. Только он его и любил, а для него, Рыжего, тоже не было более близкого и дорогого человека. Сомнений нет. И Буян бодро поднялся, смело вошел в воду и поплыл. 

Если бы кто-то сейчас стоял на берегу, то еще долго мог бы видеть, как по лунной дорожке скользила голова Рыжего. Пока не исчезла во мраке воды. 

(Из цикла «Призраки  усадьбы  «Лунный свет»)

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...