Бурт и ныне там

На недавнем совместном заседании Парламента и Правительства речь шла о селе...

На недавнем совместном заседании Парламента и Правительства речь шла о селе. Нюанс: не увидели парламентарии радуги над картофельным полем. «Это позор!» — повторяли участники заседания, СМИ и активные блоггеры вслед за вице–премьером Иваном Бамбизой, рассуждая о закупках картофеля за границей. И главное, собираем же на родных полях под 8 миллионов тонн. Но свою, отбитую у колорадского жука картошку, оказывается, не умеем хранить.


...В колхозе «Советская Белоруссия» в прошлом году урожай был 80 центнеров с гектара. Себестоимость тонны на благополучных брестских землях вышла 507 тысяч рублей. Дороговизна — следствие погоды. Давайте подсчитаем: 8 тонн картошки — это 4 миллиона 56 тысяч рублей (с одного, подчеркиваю, гектара). Весь картофельный урожай уложили на хранение в бурты. Сколько рублей сгнили в конкретном случае, статистика вряд ли скажет. Не исключаю, что «Советская Белоруссия» свой труд сохранила от дождей и талой воды. Но есть общая цифра. Она прозвучала в Овальном зале. Потери при хранении — от 30 до 50 процентов. Умножать себестоимость на общий урожай и высчитывать убытки даже страшновато.


Директор ассоциации «Картофельплодовощ» Александр Ярохович вспоминает советские времена. Основная часть нашей картошки расходилась тогда по всей стране. Необходимости для создания системы хранилищ не было. Их и не строили. СССР уже почти 20 лет как почил, а воз и ныне там, как любили писать фельетонисты 1970–х. Строительство современных хранилищ с системой вентиляции и поддержкой микроклимата требует немалых вложений. По словам специалистов, около 2 миллионов долларов на сооружение. А пока отрасль зависит от осадков и талой воды — будем выковыривать «глазки» и отправлять часть клубней в мусор.


Наличие в магазинах картошки из Марокко, Турции, Азербайджана и Кипра рассчитано на любителя: это дорогой молодой картофель и, по мне, не является тем самым «позорным импортом». А вот переработка у нас практически не развита. Например, глава «Агропромлизинга» еще накануне прошлогодней уборочной кампании говорил, что «в США перерабатывается в полуфабрикаты 60% картофеля, в Германии — 40%, в Беларуси же — 0,01%». Так что импорт картошки — давняя реальность другого плана. Мы покупаем за границей крахмал, замороженный картофель, сухое пюре. Собственные перерабатывающие предприятия пока в основном лишь проектируются. Кроме того, белорусская картошка не отличается высокой крахмалистостью, благодаря чему и получаются полуфабрикаты. Ученые–селекционеры работают, но внедрение новых сортов тоже идет неторопливо.


Из общего белорусского мешка с картошкой в 8 миллионов тонн СПК дают только 1 миллион. На экспорт ушло около 30 тысяч. По словам Александра Яроховича, почти все купила Россия. В Европе наш картофель не идет — высокие требования к качеству, упаковке и так далее. Оставшиеся 970 тысяч тонн — в основном кормовая база и какие–то хозяйственные нужды. 7 млн. тонн согласно статистике производит население.  По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, в год белорус съедает около 180 кг картофеля. Почти по 500 граммов в день. Это 1,8 млн. тонн. А где остальное? Внятного ответа нет...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости