Бумажная фея

Бумажные сказки: как народному мастеру Ольге Бабуриной удалось вдохнуть новую жизнь в искусство белорусской вытинанки

Быстро–быстро порхают ножницы; кажется, что руки мастера живут собственной жизнью и из хитро сложенного бумажного листа как бы само собой, легко, без усилий выходит воздушное, затейливое, волшебное кружево. Наших пращуров вытинанка сопровождала с рождения и до гроба, на каждый случай свой особенный узор, но самый распространенный мотив — древо жизни, судьба человеческая. Старинное искусство вырезания ажурных картин из бумаги сегодня хранят и развивают художники. С народным мастером вытинанки Ольгой Бабуриной мы отправляемся в дальнюю дорогу — к истокам вдохновения, к малой родине, к корням родового древа, питающего творчество.

Путь наш лежит неблизко — за 60 километров от города Молодечно, где сейчас живет Ольга Бабурина, в ее родную деревню Марги в Мядельском районе:

— Деревня заброшена, но раз в несколько лет я обязательно приезжаю сюда, иногда одна, иногда с детьми. Мои истоки, образы, которые использую в своих работах, отсюда. Именно здесь я себя помню, лет до 2 — 3 все время здесь жила, а потом все летние каникулы тут проводила, куда свозили на лето детей из Минска, Полоцка.

Выходим за околицу, снимаю обувь, иду по траве босиком на выгон. Ольга вспоминает места своего детства: вот здесь пасли коров, здесь стоял ток и рос лен, гуляли гуси, вон там она с другими ребятами бегала, играла в прятки, а подальше, куда сейчас не подобраться, дед сделал ей большие качели, так что два человека могли кататься на них, стоя в полный рост.

— А вон там была старая–престарая хата, где жила бабуля, к которой все боялись ходить, — машет рукой мастерица. — И домик у нее был просевший вниз, уже почти как землянка...

Идем к старому колодцу, под ногами квакают мелкие жабки, прыгают кузнечики, а я слушаю историю увлечения, ставшего жизнью. Бабушка Ольги мало занималась традиционным рукоделием, а вот мама вырезала красивые снежинки из бумаги, научила этому и дочь. Потом, когда девочка училась в художественной школе, ее педагог, художница Виктория Червонцева, начала возрождение вытинанки. С этого все и пошло:

— У меня красиво получались узоры, нравилось этим заниматься. А потом спустя годы, когда уже и школу окончила, и в училище отучилась, стало интересно именно через бумагу раскрывать какие–то темы, мысли... Я делала выставки, в 1997 году вступила в Белорусский союз художников, а в 2006–м поняла: хочу, чтобы моя вытинанка жила. Сейчас это, по сути, часть меня, с помощью творчества я говорю с миром, выражаю свои переживания.


Ольга относит себя к молодечненской школе вытинанки, а всего в стране сейчас 4 народных мастера — она, Елизавета Червонцева и Наталья Сухая (обе также представительницы молодечненской школы) плюс старейшая мастерица Наталья Одинец из Любанского района.

— Я пользуюсь символами и композициями, взятыми из традиции, из народного искусства, — объясняет мастер. — Использую только традиционную технику: выстригаю рисунок ножницами, использую только бумагу и стараюсь не нарушать технологию. Самая распространенная композиция — древо жизни, через него могут выражаться самые разные идеи. Еще у наших пращуров были популярны птички, цветы, геометрические орнаментальные мотивы, которые создавались как оберег для жилья. Все символы, которые использовались в ткачестве и вышивке, также переходили в вытинанку, потому что эти искусства связаны между собой.



Образы, выходящие из–под рук и ножниц Ольги Бабуриной, укореняются не только в традиционных белорусских сюжетах, но и в ее собственной мифологии: ясное солнышко, веселая коза–дереза с колядной звездой в рогатом лбу, Леля и Лель, тоненькие ангелы и могучие зубры, цапельки и уточки, фантастические многоглазые и многоногие кошмарики — всем найдется место. На ветвях древа жизни рассаживаются певчие птички, по нему карабкаются умильные хвостатые котики, у корней бьют копытами гривастые горячие кони или стоят на страже суровые воины, расцветают цветы один другого краше или спеют яблоки, желуди... Есть у художницы и серия работ «Моя история», в том числе портреты знаковых личностей от князя Войшелка до Барбары Радзивилл. В планах — древо собственного рода, вытинанки с видами исторических мест. По сути, в этом непростом искусстве нет никаких границ, если ты владеешь им в полной мере.

— Вырезать, конечно, требуется поучиться, — признает Ольга. — Но все же, на мой взгляд, самое сложное и ценное в любой художественной работе, а в вытинанке тем более — свой особенный почерк. Но это не у каждого получается. Поэтому для меня мастер сложился, только если гляжу на его работы и сразу вижу, чья это рука. У нас есть такие художники. Мне очень нравятся Наталья Гамаюнова, Елена Шалимо, Елизавета Червонцева, Нина Михайлова из Бреста.

Да, работа кропотливая, требующая усердия, ведь одним движением, если маловато опыта, можно испортить тончайшее бумажное узорочье. Сколько было в свое время и слез, и разочарований от того, что не получается то, что хочешь сделать, вспоминает Ольга.

Ее личный почерк — узоры не только однотонные, но и вырезанные из цветных рисунчатых листов бумаги для подарков, которой сейчас великое разнообразие. Нарушение традиции? Нет, скорее, ее логичное продолжение и развитие, ведь в деревнях выстригали вытинанку из того, что было доступно: находилась белая бумага — резали из нее, нет — использовали серую оберточную или газетные листы. И попади в руки тогдашним вытинанщицам нынешняя разноцветная подарочная упаковка, ох как бы они развернулись!

ovsepyan@sb.by




Фото: Алексей СТОЛЯРОВ
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Алексей СТОЛЯРОВ
Загрузка...