Булочки и тыквочки

В Национальном академическом драматическом театре имени М.Горького прошла премьера комедии "Знойные мамочки"

В одной из реклам режиссер Владимир Меньшов переиначил фразу, ставшую крылатой, теперь она звучит так: «На пенсии жизнь только начинается». В современном театре жизнеутверждающие истории о пожилых людях, способных в какой–то момент пренебречь общественным мнением и оторваться на всю катушку, — давно устоявшийся тренд. В пьесе «Девичник над вечным покоем» Айвона Менчелла после смерти своих мужей три верные вдовы создавали своего рода клуб, «заседания» которого проходили на кладбище, у могил упокоившихся благоверных. (В Минске пьеса идет в Новом драматическом под названием «Я буду жить!» в постановке главного режиссера театра Сергея Куликовского.) Невероятное путешествие двух дам преклонного возраста составляет содержание комедийной истории «Две дамочки в сторону севера» французского автора Пьера Нотта. В московском театре им. Пушкина в обеих пьесах блещет супруга Владимира Меньшова актриса Вера Алентова. Компанию ей составляют Лариса Голубкина и Марина Аронова. Беспроигрышный выбор материала для опытных примадонн. Ложи блещут, театр полон, зритель неистовствует. Заметим в скобках, что о вдовах современные авторы пишут изобретательнее и чаще, чем о вдовцах.


Американский автор Дэвид У. Кристнер в комедии «Знойные мамочки» работает на этом же тематическом поле и селит под одной крышей двух вдов, тещу и свекровь, которые не желают мириться с условностями, навязанными их детьми, и продолжают жить полной жизнью. Если у Бергмана или Трейси Леттса, разрабатывавших тему отцов и детей, выходили «Осенняя соната» или «Август: Графство Осейдж», то у Кристнера это забубенная комедия выходного дня без претензий и философских обобщений. Все в ней по–американски рационально и доходчиво. Ждешь какого–то подвоха, неожиданного поворота, но действие течет плавно, оставаясь в рамках приличий. Главным шокирующим моментом спектакля становится вставная челюсть одной из героинь, обнаруженная в стакане. Не более того. Даже появление таинственного шерифа Харольда (Дмитрий Мазуро), который бродит по сцене зловещей тенью, не влечет за собой никаких драматических последствий.

Пьесу в Национальном академическом драматическом театре имени М.Горького поставил художественный руководитель Сергей Ковальчик. А в роли неугомонных дам, приятных во всех отношениях, сразу две народные артистки — Белла Масумян и Ольга Клебанович. Компанию им составили Андрей Душечкин и Виктория Ковальчик. Есть и тяжелая артиллерия кавалеров — Валерий Шушкевич, Александр Ткаченок, Александр Брухацкий. Бравые ухажеры постоянно названивают дамам на домашний телефон, называя их «булочками», «вишенками» и «тыквочками», мобильного телефона почему–то нет ни у кого из героев, кроме персонажа Андрея Душечкина, хотя никаких примет стилистики ретро на сцене не наблюдается — все современно, в стиле хай–тек. Александр Ткаченок, наверное, наиболее комический герой. Он играет наставника героини Масумян в клубе анонимных алкоголиков, повторяя один и тот же текст: «Я — Петр! Я — алкоголик! И я не пью уже...» Счет трезвому образу жизни Петр ведет буквально по минутам.

Как и положено в комедии, в «Знойных мамочках» все заканчивается всеобщим примирением, танцами, обменом нарядами — а платья у народных артисток Клебанович и Масумян тут первоклассные, загляденье, рука так и тянется перерисовать фасон, художник по костюмам Мария Герасимович, как всегда, постаралась от души. Персонаж Андрея Душечкина, не терпящий присутствия в доме домашних животных, разрешает в конце концов матери завести кошку. Зритель покачивает плечиком в такт, постукивает ножкой. Позитив, разлитый в воздухе, можно есть ложкой. Легким и жизнеутверждающим «Знойным мамочкам», мечте любого театрального директора, обеспечена жизнь хита со всеми вытекающими — аншлагом на показах и букетами от поклонников. Прежде всего это история о человеческом достоинстве, о поиске общего языка между детьми и родителями, праве на самоопределение, лишенная снобизма, изложенная в доступной, развлекательной форме. Тем более что со времен выхода картины «Москва слезам не верит» ничего не изменилось, а именно там звучала еще одна козырная фраза: «Ты посмотри, кто сейчас в театр ходит, на выставки... Одни же бабы. А эти лежат на тахте и в телевизор глаза пялят».

Добрый зритель в 9–м ряду.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?