Будни участкового инспектора

Нередко сталкиваешься с суждениями вроде этого: «Спецназ – это риск, это опасность! Каждый день – жизнь на кону! А что участковые инспектора?.. Пьянчужек гонять – невелика премудрость»

Нередко сталкиваешься с суждениями вроде этого: «Спецназ – это риск, это опасность! Каждый день – жизнь на кону! А что участковые инспектора?.. Пьянчужек гонять – невелика премудрость». Если и вы разделяете подобное мнение, то для вас окажутся неожиданными и полезными откровения моего собеседника, старшего участкового инспектора РУВД Первомайского района г. Минска  Александра Федоровича. 

— В выборе определился еще за школьной партой, — признался Александр. — Бытует мнение, что нет на свете справедливости. Вот я и решил посвятить свою жизнь ее установлению. 

 Получив среднее образование, Александр поступил в Минскую среднюю специальную школу милиции, а потом и в Академию МВД Республики Беларусь, где продолжил обучение заочно. Долгое и основательное освоение теории весьма пригодилось при выполнении обязанностей участкового инспектора. Рабочий день у Александра Федоровича официально начинается в 15 часов с инструктажа, в ходе которого инспектора обычно получают  необходимые ориентировки и расходятся по своим участкам. На каждого участкового приходится в среднем по 2—2,5 тысячи человек, но нередко это число доходит и до 3—4 тысяч. В перечень обязанностей участкового инспектора входят главным образом раскрытие преступлений и профилактика алкоголизма. Согласно официальной статистике, из пяти уличных и бытовых преступлений  только одно совершается в трезвом виде. Пьянство по праву можно считать корнем всех зол. 

— В отношении лиц, получивших официальное предупреждение, принимаются определенные меры, — утверждает Александр. – Если человек игнорирует предупреждение и продолжает пьянствовать, драться и скандалить после постановки на учет к врачу-наркологу, ставится вопрос о его направлении  в лечебно-трудовой профилакторий, куда любитель выпить попадает по решению суда на срок от 12 до 18 месяцев. 

Надо прямо сказать, что данная мера воздействия на дебошира не всегда эффективна. Оказывается, в ЛТП каждый решает сам, работать ему или нет, поскольку трудовая нагрузка носит не принудительный, а добровольный характер. Тем не менее Федорович отмечает, что нарушители после ЛТП чаще всего берутся за ум. 

Александр встает  из-за стола, подходит к шкафу и достает оттуда внушительнейших размеров кипу бумаг: всевозможные медсправки, разного рода постановления и заключения. 

Чтобы нарушитель порядка смог попасть в исправительное учреждение типа ЛТП, участковый инспектор должен самолично сопровождать его при прохождении всех медицинских осмотров (вплоть до сдачи анализов), коих выпадает на долю пациента превеликое множество, и при сборе всех остальных требуемых документов, на что уходит в общей сложности около двух недель. Сотрудник милиции несет ответственность за весь этот процесс и добросовестно возит гражданина по всем необходимым инстанциям на общественном транспорте, в результате чего спустя некоторое время вышеупомянутый субъект зачастую начинает чувствовать себя в какой-то мере центром вселенной и потихоньку наглеет. Но самое абсурдное в том, что решение о заключении в ЛТП на основании собранных справок  суд выносит только в отношении практически здорового человека, который в среде алкоголиков встречается крайне редко. Вот вам и замкнутый круг: закон устарел и не отвечает требованию времени, а человек все яснее осознает свою безнаказанность. 

 Анализируя все это, я спрашиваю Александра: 

— Ну нервы же не железные. Ведь многие своим поведением  просто открыто провоцируют рукоприкладство. Как удается сдерживаться? 

— Хочешь не хочешь, а сдерживаться надо, — вздыхает блюститель закона. — С каждым днем нервы крепчают: особенности профессии. 

— Но разрядка-то нужна в любом случае. 

— Да, нужна. Я, например, регулярно стараюсь посещать тренажерный зал. А относительно вечно пьяных мужичков возле рюмочных, которые нарываются на физическое воздействие, могу сказать, что тут подчиняюсь элементарной логике: силы безнадежно неравны, к тому же этим я ему ничего не докажу. Лучше действовать по закону. 

В дверь стучат, и в кабинет входит мужчина средних лет, садится напротив Александра Леонидовича. Из его разговора с инспектором узнаю, что вызывается он уже не в первый раз. Жалобы на их с братом «культурное времяпрепровождение» поступают от соседей постоянно. На этот раз любителю попоек пришлось ознакомиться и подписаться под  официальным предупреждением и выслушать небольшую лекцию о возникшей перспективе постановки на  учет к врачу-наркологу. Гражданин, разумеется, усиленно изображал из себя добропорядочного члена общества и клятвенно заверял, что больше ничего подобного не повторится. После его ухода Александр заметил, что это еще  далеко не безнадежный случай. В качестве напутствия «твердо решившему исправиться» гражданину инспектор цитирует Белинского: «Едят и пьют все нормальные люди, а обжираются и объедаются только свиньи». 

Взять меня с собой в обход неблагополучных квартир участковый наотрез отказался, рассказав такую историю. Во время одного из обходов хозяйка попалась настолько негостеприимная, что готова была кусаться и даже сделала с этой целью несколько попыток, напав на Александра. Они не увенчались успехом, но позже выяснилось: у женщины был обнаружен гепатит, которым она таким незамысловатым способом хотела заразить сотрудника милиции. Это очередной раз подтверждает тот факт, что даже стандартный визит в неблагополучную квартиру может нести угрозу для жизни человека в погонах. 

Участковый инспектор одного из районов Минска, кстати,  в свое время  погиб, проводя плановый обход сомнительных квартир, в одной из которых его встретили преступники, находящиеся в розыске. Трое бандитов выбросили незваного гостя из окна девятого этажа. 

Люди в милицейской форме обеспечивают нашу безопасность постоянно. А потому их хлопотная служба действительно заслуживает глубокого уважения и искренней благодарности. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.25
Загрузка...
Новости