Минск
+5 oC
USD: 2.57
EUR: 2.78

Главный тренер сборной по гребле на байдарках и каноэ Владимир Шантарович: не за горами и 16 медалей чемпионата мира

Брызги золота

С только что завершившегося чемпионата мира по гребле на байдарках и каноэ наши спортсмены привезли 14 наград. Рекорд, который в обозримом будущем едва ли смогут повторить в каком‑либо из развиваемых в Беларуси видов спорта. Если вспомнить о конкуренции на воде, где в секунду на финише могут запросто поместиться все вышедшие на старт лодки, достижение выглядит и вовсе космическим. Владимир Шантарович в этом космосе летает уже не один десяток лет, и все траектории движения своих спортсменов к пьедесталам высчитал до миллиметров и сотых долей секунды. Поэтому и сегодня, вспоминая события в венгерском Сегеде, рассуждает не о них, а про Олимпиаду. Причем не ближайшую в Токио, а следующую — в Париже. Точно так же было и четыре года назад, когда с чемпионата мира в Милане белорусы привезли 10 медалей, как и сейчас, возглавив зачет сборных. О том, что было дальше, тренер вспоминает неохотно, но заверяет: урок выучили хорошо.


— Я давно решил, все, что случилось перед Олимпиадой в Рио, нужно забывать и работать так, как, на мой взгляд, нужно работать в гребле с прицелом на мировые стандарты. К пику своего состояния и результатов мы подходили уже к 2016 году. И это понимали не только мы. Во всех ведущих федерациях есть аналитические центры. Кому‑то было принципиально найти возможность нас разоружить. Зачем? Чаще всего в таких случаях в сборных начинаются внутренние репрессии. Команда разваливается. Я поначалу просто кипел, но потом осознал: на этом жизнь не останавливается. Все равно буду относиться к ним с улыбкой, но при любом случае буду разоружать. Приезжать на тысячную долю секунды впереди. Над этим и работал весь олимпийский цикл. Начинал мягко, с 6 — 8 медалей, постепенно наращивал результат. Перед II Европейскими играми ставил перед собой задачу повторить успех предыдущего турнира, но сам держал в мыслях совсем другие цифры. Я очень много анализирую, и порой свои прогнозы мне даже озвучивать страшно. И перед нынешним чемпионатом мира от прогнозов отказывался, чтобы не сглазить. Хотя и понимал, что можно предсказать практически все медали в той или иной группе спортсменов. Я ведь уже не раз объяснял: если мы выходим в 18 — 20 финалов на чемпионатах мира или Европы, можно рассчитывать, что 50 — 60 процентов этих финалистов будут с медалями. Думать же нужно уже не о 2020-м, а о 2024 годе.

— И какие прогнозы на такую перспективу?

— Скажу лишь, что сегодня возмужали те спортсменки и спортсмены, которые еще недавно считались перспективными. Появилось психологическое раскрепощение. Команда научилась мобилизовываться и показывать максимум на главных стартах. Не таланты, а трудяги, которые упорно шли к результату, дождались наконец‑то своего часа. Да, не может быть все ровно. Задержались лидеры в команде на два олимпийских цикла, внутренняя конкуренция несколько падает. Молодежь понимает, что этих «волков» не убить. Да и не всегда рождаются такие лидеры. Сегодня всплеск у женщин. При этом каноистки, замечу, еще не возрастные. Еще не дошли до того момента, когда заканчивается физиологический рост организма и начинается управление процессом. Те достижения, которые сегодня есть у Елены Ноздревой, Ольги Климовой, Надежды Макарченко, — это успехи на таланте. Уверен, у них еще будет серьезный рост и эти девушки могут зайти в элиту надолго. Тем более что работать на выносливость никто в мире не любит. Все хотят быть спринтерами, а не издеваться над собой. Вырастут и наши байдарочники Станислав Дайнеко и Дмитрий Натынчик. У них, правда, формирование уже завершилось — Дайнеко уже в 16 лет с бородой ходил. Но они приходят на тренировку не отработать, а поиздеваться над собой и достичь результата. Они прошли все этапы и готовы оттачивать в себе те микроны, которые и приводят в конечном счете на пьедестал. То же самое могу сказать и о нашей мужской байдарке‑четверке: дети выросли и заняли свое место. На чемпионате мира места с 3‑го по 7‑е у них разделили 0,7 секунды! Впереди год, есть время перегруппироваться, переосмыслить подготовку и занять достойное место.

— Сегодня при 14 завоеванных наградах на олимпийских дистанциях у нас всего 5 медалей, причем лишь 1 золотая. Как к этому относиться?

— Многим из ребят даже перегруппировываться перед Олимпиадой не придется. 6‑е место Олега Юрени на дистанции 1.000 метров, 7‑е место нашей четверки — это все очень рядом. Все наши спортсменки, которые заехали в топ‑3, также могут претендовать на олимпийские пьедесталы.

— Допускаете, что может повториться ситуация, которая случилась после успешного выступления на чемпионате мира перед минувшей Олимпиадой?

— Я ничего не исключаю. Если случается потеря бдительности, такая история может повториться с любой командой. В футбол играют все, но голы забивают на твоих ошибках. Так и в гребле: ни одна служба, причастная к подготовке команды, не должна ошибаться. Но прятаться, закрываться и бояться прессинга глупо — нужно жить и работать по тем правилам, которые существуют в мире. Всегда будут те, кто захочет побеждать любыми способами. Поэтому сегодня мы переосмыслили все, что происходит в команде. На чемпионат мира уже с Португалии все привозим с собой: бассейны, восстановительное оборудование, столы, стулья…

Ольга Худенко. Марина Литвинчук.
— А готовы к тому, что теперь по заданной в Сегеде планке будут ориентироваться и при обсуждении олимпийских перспектив?

— Я всегда говорил, что любой экипаж, финишировавший на чемпионате мира с 1‑го по 7‑е место, может претендовать на олимпийскую медаль. Сегодня говорим о 3 запланированных олимпийских медалях, но что‑то имеем в виду и кроме них. И я не боюсь никаких обсуждений и оценок. Будет так, как мы будем готовы. Но спорт­сменам важно понимать, что на Олимпиаду приезжают не гребцы, а бойцы. Объяснения вроде «меня затолкали» или «меня обидели» никто не принимает. Сегодня кто‑то с тобой обнимается и целуется при встрече, завтра он будет бить тебя в корму, а после опять извиняться. К этому нужно быть готовым. Олега Юреню, например, соперники долго били, разворачивали. К счастью, он понял, что готов к этой борьбе, научился управлять адреналином, стал бойцом и теперь разобрался с тем соперником, который долгое время вел себя просто по‑хулигански, а мы получили результат. Или Марина Литвинчук: вспомните, как долго она шла к нынешнему уровню. Зато на имеющейся базе эта спортсменка может продержаться в элите еще один олимпийский цикл. Как и Ольга Худенко. В 2009 году на чемпионате мира в Канаде Литвинчук замыкала финалы «В», но сумела найти силы и терпение, чтобы пройти путь к пьедесталу. А ее муж, между прочим, в 20 лет став олимпийским чемпионом, сказал, что устал.

— Сегодня много говорится, что гребле на байдарках и каноэ следует оказывать поддержку. Как полагаете, на что в первую очередь стоит обратить внимание?

— На селекционную работу. Сегодня на чемпионате мира мы выступаем в 23 финалах из 28, и это закрывают 2 — 3 школы в стране. Этого мало. Значительная часть территории Беларуси — реки и озера. При этом, по данным отчетов, греблей в Беларуси занимаются 7.000 человек, но на практике, думаю, цифра наполовину меньше. Нам не нужны громоздкие дворцы. Но там, где есть вода — на Браславских озерах, на Днепре, Припяти, — нужно ставить базы. Домик, эллинги, лодки. Нужно учить детей и искать среди них таланты. Не может одна школа в Гомельской области вытянуть все 12 видов олимпийской программы на должном уровне. Недавно открыли школу в Житковичах, и там никто не навязывал этот вид спорта. Там была вода, лодки и желающие на них грести. Поэтому и никаких громадных вложений не потребовалось. И этот опыт и пример работы спортивных школ проф­союзов нужно перенимать и развивать во всех регионах.

komashko@sb.by

Фото Владимира Шлапака и canoeicf.com

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...