Брежневская весна

50 лет назад открылся мартовский Пленум ЦК КПСС, который подавал сельскому хозяйству надежды

Пленум работал 24—26 марта 1965 года. Пытались предложить эффективную аграрную политику на долгосрочную перспективу. Тем и прогнозов для обсуждения — множество. Среди основных задач — устранение негативных последствий хрущевских экспериментов на селе. Не напрасно поборником реформ выступил Леонид Брежнев. Конечно, сегодня можно двояко относиться к решениям Пленума. Но нельзя оспорить — он внес свежую струю перемен в наиболее кризисный участок советской экономики. Достаточно сказать, что общая сумма капиталовложений в сельское хозяйство в 1966—1980 годах составила 383 миллиарда рублей. Это более чем втрое превышало все предыдущие инвестиции в аграрный сектор.



Партия взялась за колхозы

Что же среди основных нововведений? Попробовали упростить систему органов управления сельским хозяйством. Министерства производства и заготовок сельхозпродуктов союзных республик преобразованы в Министерства сельского хозяйства. Территориальные производственные колхозно-совхозные управления упразднялись. Восстановлены структурные подразделения исполкомов местных Советов, ответственные за сельхозпроизводство.

Принята новая долгосрочная система планирования. С совхозов и колхозов списывались долги, снижен подоходный налог. Повышались закупочные цены. Устанавливались надбавки до 50 процентов за сверхплановую продажу продукции, а также за ее качество. Так, за 1965—1977 годы закупочные цены возросли в полтора раза без изменения розничных.

Менялась система кредитования колхозов. Теперь у них появилась возможность прямого банковского кредитования, а не через заготовительные организации. Колхозы и совхозы получили большую экономическую самостоятельность. Здесь вводились элементы хозрасчета. Сняты некоторые ограничения с личных подсобных хозяйств.



Принято решение и о специализации с хозяйств. В начале 60-х колхоз должен был сдать определенный набор продуктов — зерно, овощи, мясо и так далее. Более того — этот набор был почти одинаковым для разных природных зон. Доходило до того, что хозяйство закупало для расчета с государством некоторые продукты на рынке. Ведь само их произвести не могло. А нагоняй от партии получать не хотелось.

В то время почти все работы на выращивании технических культур, картофеля, овощей, в сфере животноводства оставались ручными. Земля во многих районах истощилась до крайности. В годы предыдущей семилетки внесено в десять раз меньше удобрений, чем положено по агротехническим нормам. Поэтому резко увеличили ассигнования на повышение технического уровня сельского хозяйства, закупку минеральных туков.

Были провозглашены широкомасштабные программы мелиорации, в том числе и на Белорусском Полесье. Принят особый план возрождения нечерноземных земель центра России. Наконец-то обращено внимание и на экологию земель.

Казалось, предусмотрели все, чтобы заинтересовать сельчанина в конечных результатах своего труда. В свою очередь, руководители всех рангов получили простор для инициативы. Жаль, но не срослось…

Аграриям развязали руки

Мартовский Пленум ЦК КПСС избрал членом Президиума Центрального Комитета Кирилла Мазурова. До этого Кирилл Трофимович девять лет руководил партийной организацией Беларуси. Теперь его назначили заместителем Председателя Совета Министров СССР. Очень высокий пост. Он стал первым в истории белорусом, который поднялся до такой должности в союзном руководстве. По рекомендации и при несомненной поддержке Мазурова, первым секретарем ЦК КПБ как раз в марте 1965 года избран Петр Миронович Машеров. Именно ему пришлось осваивать новые методы хозяйствования на земле.

Положение было сложным. После роста в конце пятидесятых годов начала снижаться урожайность, увеличивалась себестоимость сельхозпродукции. Чтобы выполнить доведенные в тоннах показатели, во многих хозяйствах за счет гречихи расширяли площади под менее ценными зернобобовыми культурами. Зато в каждом районе выращивали кукурузу. Исчерпаны возможности в животноводческой отрасли. Прибавляли только за счет роста поголовья.

На положении дел отразилась и поспешность в реорганизации МТС. Большинство колхозов, не имея возможности выкупить сразу всю технику, вынуждены одалживать деньги у государства. Так что со средствами механизации тоже возникла проблема. Необоснованно сократили поголовье лошадей. Считалось, что как тягловая сила они отжили свое. В результате среднегодовые темпы роста валовой продукции составили только 4 процента. Это было ниже темпов роста населения БССР и вело к ухудшению обеспечения продовольствием.

Тем не менее у Машерова было на кого опереться. Некоторые колхозы сумели преобразовать в крупные многоотраслевые хозяйства. В их числе колхоз «Рассвет» Кировского района. Его слава гремела на всю страну. Руководил хозяйством Кирилл Прокофьевич Орловский. Сам местный, из Мышковичей. Герой Советского Союза и Социалистического Труда. Кстати, недавно земляки отмечали 120-летие со дня его рождения.

В лидерах был и колхоз «Советская Белоруссия» Каменецкого района. Хозяйство стало рекордсменом по производству молока и картофеля. А председатель Владимир Леонтьевич Бедуля — дважды Героем Социалистического Труда.

Дополнительные средства и возможности развязали аграриям руки. Тем более и все союзные республики начали специализироваться по определенным направлениям аграрного сектора. Так, Беларуси в 1965 году план ежегодных закупок зерна доведен в 250 тысяч тонн. На 77 тысяч тонн меньше, чем было продано в 1964-м. У нас ставку делали на животноводство, картофель, лен.

В республике во второй половине 1960-х годов развернулось массовое строительство крупных механизированных ферм, комплексов по откорму крупного рогатого скота и птицефабрик. Продолжалась мелиорация. Было осушено около миллиона гектаров переувлажненных земель. Началась химизация сельского хозяйства — внесение в почву искусственных удобрений. Их количество с 1965-го по 1985 год возросло почти в 20 раз. 

Колхозы окрепли и все уверенней держались на ногах. Продукция отечественного аграрного сектора шла во все уголки тогда необъятной страны. В райцентрах и городах на прилавках магазинов — набор продуктов, которому завидовали во всех республиках. Сельские жители в основном обеспечивали себя сами.

Утраченные иллюзии

Да, поначалу принятые Пленумом решения дали заметный эффект. Сельское хозяйство впервые заняло почетное место в ряду приоритетных отраслей народного хозяйства. Стоимость продукции за восьмую пятилетку (1966—1970 годы) выросла почти на четверть. Рентабельность колхозного производства составила 34 процента. Совхозного — немного меньше.

Однако затем иллюзии развеялись. Новые идеи не вписывались в старую систему. Огромные брежневские финансовые инъекции в сельское хозяйство не смогли решить его глубинных проблем, а лишь усугубили. Большинство дотаций были безадресны и часто доставались по протекции. Так, в Свердловскую область благодаря первому секретарю обкома Борису Ельцину попали средства, предназначенные для Нечерноземья.

Как на дрожжах рос управленческий аппарат. Жесткий бюрократический контроль гасил самостоятельность и инициативу предприятий и отдельных руководителей. Развитие межхозяйственной кооперации и специализации, химизация и мелиорация земель не принесли ожидаемых быстрых результатов. А удорожания техники и услуг привело к тому, что многие хозяйства к началу 80-х годов вновь оказались убыточными. Именно на селе наиболее ярко проявилась несостоятельность «социалистических методов хозяйствования».

Несмотря на колоссальные инвестиции, среднегодовые темпы роста сельхозпроизводства быстро снижались. Если в 1966—1970 годах оно выросло на 21 процент, то в каждые последующие пятилетки начало стремительно падать. Ликвидация «неперспективных деревень» повлекла за собой большой отток сельских жителей в город. Уходила в основном молодежь. Ежегодно в СССР с привычным деревенским укладом расставалось в среднем 700 тысяч человек. В нашей республике сельское население с 1970 по 1984 год уменьшилось почти в полтора раза.

Все новых и новых дотаций требовали от государства производство и закупки зерна. Оно превратилось в «черную дыру» советской экономики. Импорт зерна вырос с 2,2 миллиона тонн в 1970-м до 28 миллионов тонн в олимпийском 1980 году. Более чем в десять раз увеличились зарубежные поставки мяса, рыбы, масла, сахара. Однако и огромные закупки не смогли предотвратить продовольственного кризиса. С 70-х годов в разряд дефицита попали мясо, колбаса, в ряде мест и молочные продукты.

За исключением нескольких черноземных районов России, Беларуси и отчасти территорий, примыкавших к городам-гигантам, сельское хозяйства находилось в коматозном состоянии. Многочисленные провозглашенные реформы и программы так и остались лишь декларативными документами.

Интересно, что в брежневскую эпоху 50-тысячным тиражом издан только стенографический отчет мартовского Пленума. Вскоре он стал библиографической редкостью. Причина проста. В отчете содержалось около 20 постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР по сельскому хозяйству. Однако большинство планов не выполнено. Говорить об «успехах» аграрной политики, конечно же, было неуместно. Практически весь тираж отчета изъяли из библиотек. Именно с 1965 года большая часть документов Центрального Комитета стала проходить под грифом «секретно» и доступна только работникам ЦК. Партия желала сохранить свое лицо.

А символами 70-х годов стали магазины «Березка» и «Внешпосылторг». Именно там было все, о чем говорили на мартовском Пленуме «кремлевские мечтатели».

shevko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости