Брестские хирурги снова первые

В НАЧАЛЕ октября «БН» рассказала своим читателям о редкой эндоскопической операции по удалению щитовидной железы, которую освоили областные медики. А уже буквально через несколько дней хирурги отделения торакальной хирургии спасли жизнь 39-летней женщине и впервые в республике выполнили экстренное эндоскопическое удаление пищевода с одномоментной пластикой желудком.

Они спасли жизнь 39-летней женщине, выполнив уникальную операцию по удалению пищевода с одновременной пластикой желудком

В НАЧАЛЕ октября «БН» рассказала своим читателям о редкой эндоскопической операции по удалению щитовидной железы, которую освоили областные медики. А уже буквально через несколько дней хирурги отделения торакальной хирургии спасли жизнь 39-летней женщине и впервые в республике выполнили экстренное эндоскопическое удаление пищевода с одномоментной пластикой желудком.

Диагноз ахалазия кардии для обывателя абсолютно ни о чем не говорит. Для пациента, которому он установлен, — в отдельных случаях может звучать как приговор. Болезнь редкая, развивается независимо от возраста, причины возникновения неизвестны. Для заболевания характерно нарушение проходимости в области перехода от пищевода в желудок.

Это уже сегодня ясно, что пациентке — жительнице Березовского района —просто повезло, что она попала в руки опытных врачей.

— При первых двух стадиях болезни применяется консервативное лечение, — рассказал «БН» заведующий отделением торакальной хирургии Брестской областной клинической больницы Ростислав БОУФАЛИК. — При третьей и четвертой — оперативное. У пациентки была четвертая стадия. Болезнь была сильно запущена, в пищеводе постоянно содержалось больше литра жидкости. От оперативного лечения женщина поначалу воздерживалась — на руках маленький ребенок.

Во время проведения хирургической манипуляции — механического расширения проблемной зоны при помощи зонда — произошел разрыв пищевода.

Это фатальное для жизни осложнение, замечает Геннадий Журбенко, врач-хирург отделения торакальной хирургии, который оперировал женщину. Счет времени для определения дальнейшей тактики пошел на минуты. Необходимо было решить, делать ли пациентке обычную в таких случаях полостную операцию с вскрытием грудной клетки, шеи и брюшной полости и удалять пищевод. Но тогда пациентке бы пришлось устанавливать на 6—8 месяцев наружную специальную трубку для приема пищи. А всего в таком случае ей предстояло бы перенести несколько операций.

Хирурги рискнули и решили впервые эндоскопически, при помощи четырех проколов удалить пищевод, минимизируя последствия операции. Отдельно вскрыли только шею и брюшную полость. Из желудка хирурги выкроили трубку, провели ее через средостение на шее и соединили с верхним отделом пищевода на шее. Таким образом, благодаря эндоскопической операции по удалению пищевода пациентка не только избавилась от основной болезни, но и от осложнений, которые нередко случаются после полостной операции. Фактически в экстренном режиме была взята «новая высота» в торакальной хирургии: врачи не только удалили больной поврежденный пищевод, но и выполнили одномоментную пластику. Операция длилась пять часов.

Советовались ли брестчане с коллегами из столичных медицинских центров, клиник?

— Нет. Наше отделение — единственное в республике, где делают операции такого уровня. В этом году мы уже сделали более 15 плановых торакоскопических удалений пищевода. Впервые в республике — по экстренным показаниям.

Анна КОРЕНЕВСКАЯ, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости