Минск
+23 oC
USD: 2.05
EUR: 2.28

Бремя страстей

Жизнь богаче вымысла.
Жизнь богаче вымысла. Об этом мне каждый раз напоминают документы архива Минского окружного суда. На страницах судебных дел весь спектр человеческих страстей: любовь, как ее понимают, ревность, зависть, козни, интриги. Реальные истории из жизни наших с вами соотечественников, которые изумляют непредсказуемостью сюжетных поворотов.

Итак: Беларусь. Большое село (с одной стороны - озеро, с трех других - лес). 1909 год.

От Филимона ушла жена - опозорила на все село. "Детей, - говорит, - болей не стыжусь: дочка старшая померла родами, сын в войске служит царю и Отечеству, вернется ли? Ухожу я, далей терпеть не могу". Сначала он Тэклю свою увещевал, грозил, за кнут хватался: "Да чего не могешь-то, чего?" А уж что она ответила, так у Филимона дыхание заняло: "Дурень ты, Филимон. Я об том и 30 год назад ведала, когда ты сватался. Не хотела идти за тебя, но родители покойные принудили. Вот зараз в их хату и перееду. Бывай". У Филимона глаза на лоб полезли: был бы он пьяница пропащий, злодей или немощен от болезни! А то - дурень! Блажит Тэкля - норову в ней!.. Не проживет без мужа. Сама прибежит, в ноги кинется.

Только дни шли, а Тэкля не возвращалась. Жила себе потихонечку, даже лицом не осунулась, не потемнела.

И тут Филимона осенило: "каханок" у нее есть. Тайком встречаются. Для того она в другую хату и перебралась.

Сильно это Филимона разъярило. Сначала он хотел к Тэкле бежать и побоями правду вытянуть. Потом решил лучше "каханка" выследить. Только они, значит... а он как закричит: "Не дам! Не выйдет!" С вечера, как сумерки, нес Филимон караул у дома подлой жены. И так и сяк прятался - то в кустах, то за плотом, то в канаве. До утра сидел почти что с неделю. Но никого не приметил. Зато сам почернел и спал с лица.

И тогда Филимона осенило во второй раз: убить она мужа замыслила! Ишь, отговаривается - "дурень". Хозяйство у них большое, земли много, сад. Одна всем завладеть захотела! А перебралась, чтобы подозрение от себя отвести: мы, мол, не жили супругами больше, а потому ничего не знаю.

Как погубить человека - дело известное. Нужно в город приехать и побродить по базару подольше, нужные люди сами подойдут. Говорят, за 2 рубля сговориться можно.

И стал Филимон всего опасаться. Как темно, из хаты не выходил, да и днем не всегда на дальнее поле ездил. Спать не мог. А через то за скотиной плохо смотрел. От чего лошади и коровы не почернели, но осунулись своими мордами.

Все это продолжалось почти полгода. Наконец Филимон устал бояться, устал от каждой тени шарахаться. Начал помаленьку жить, как прежде. Только спать не мог, никак сон к нему не возвращался. Мучился.

И осенило тут Филимона в третий и в последний раз: бабе что нужно? Бабе золото нужно! Вот будут у него сундуки и мешки набиты монетами, тогда Тэкля к нему и вернется. Не только вернется, а как мечталось - в ноги кинется и запричитает, чтоб взял ее обратно.

Ну а как золото добыть, Филимон ведал. Мать, покойница, умирая, раскрыла ему загадку. Прабабка Филимона - Калина - поганой была, т.е. в Христа не веровала. За то ее камнями били и из села выгнали. Она в лесу себе землянку вырыла и жила. Только недолго. Перед смертью к дочери своей приползла. "Одно, - говорит, - прошу: не выбрасывай мою книгу, пусть в подполье полежит. Кому надо, тот отыщет". И сунула той в руки что-то, завернутое в тряпицу. Оказалось, Калина заклятья разные ведала, а какие и сама могла составить. И все это в книжку вносила. За столько лет книжка сильно попортилась, но уцелела. Филимон же не был силен в грамоте. Половины не понимал, остальное читал очень медленно. Но не сдавался! И вот, а дело было к ночи, нашел, что искал

: "То способ верный. Раздобудь на могилках часть трупа - как-то голову и кисть руки левой, но чтоб с мизинцем не иначе. И как нужно тебе на воровство идти - бери эти части с собой. Хозяева хаты спать будут крепко, ни от какого шума не очнутся. Таково на них магическое влияние неживой головы. А ты бери у них добра всякого, мизинец укажет, где оно схоронено".

Надо было подождать Филимону до утра. Глядишь, на свежую голову и передумал бы злодействовать: могилы осквернять и людей грабить. Впрочем, Филимон давно уже не знал, что такое душевный покой и свежая голова. Прямо ночью на кладбище и отправился. Сутки где-то пропадал, а когда воротился... сильно не в себе был. Грязный, одежда - лохмотьями, бормочет что-то и крепко-крепко что-то круглое в тряпице к себе прижимает. Про кисть руки неизвестно, а череп человеческий упрямец добыл. Стал он его прятать от людских глаз. То в амбар, то в подполье положит. Но все ему ненадежно кажется. Будто этот череп и есть главное сокровище и его пуще золота беречь надо. Наконец Филимон вовсе от страха извелся и решил череп повсюду за собой таскать.

Собака соседская - Горохша - Филимона на чистую воду вывела. Бегала вокруг его телеги, скулила, потом подвывать стала. Другие псы без всякого внимания, а Горохша вдруг зарычит, на телегу кинется и давай тряпку колошматить, пока оттуда "голова людская" не вывалилась. Перепугались односельчане, кто кричал, кто смог смолчать.

Дальше урядники приехали. Дознание, допрос, свидетели, суд. Каторжные работы присудили на 6 лет. А в день перед отправкой к Филимону два гостя из родного села пожаловали. Первым - сосед Савелий: "Ты хоть ведаешь, христопродавец, чью могилу порушил? Брата! Брата моего - Антона. Он Горохшу щенком подобрал еле живым, выхаживал. А ты с каторги в село не возвращайся..."

Потом приехала Тэкля, плакала: "И чего недоставало вам, Филимон Арсеньевич? Дурень ты дурень. Не пропади там, смотри себя. Ждать, что ли, буду..."
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...