Браво, Камелия-Пелагея!

В СЕНТЯБРЕ прошлого года жительница деревни Завельцы Островецкого района Камелия-Пелагея ПОЛОЧАНСКАЯ выходила в поле — копала картошку и свеклу, а в марте этого отметила свой столетний день рождения. По свидетельству дочери Марии, с которой она теперь живет, мама еще сама вденет нитку в иголку и до сих пор обходится без очков — не любит их.

Еще осенью она картошку копала и бураки выбирала, а в марте отметила свое столетие.

В СЕНТЯБРЕ прошлого года жительница деревни Завельцы Островецкого района Камелия-Пелагея ПОЛОЧАНСКАЯ выходила в поле — копала картошку и свеклу, а в марте этого отметила свой столетний день рождения. По свидетельству дочери Марии, с которой она теперь живет, мама еще сама вденет нитку в иголку и до сих пор обходится без очков — не любит их.

...В деревенском доме сразу стало тесно и шумно — чистую горницу заполнили гости. Поздравить долгожительницу в Завельцы приехали председатель районного Совета депутатов Валерий Бартошевич, начальник управления по труду, занятости и социальной защите райисполкома Светлана Иванова, представители местного сельхозпредприятия СПК «Гервяты» и сам глава местной власти Михаил Шульгин. Цветы, подарки, поздравления, щелчки фотоаппаратов — репортеры тоже приехали в отдаленную деревню, чтобы пообщаться с долгожительницей.

Как бы много ни оказалось гостей, но основной праздник у бабушки Камелии-Пелагеи впереди, когда на юбилей соберутся родные — трое детей, 11 внуков, 21 правнук и 5 праправнуков, да все с семьями. Обещали быть еще племянники и 94-летняя двоюродная сестра из Сморгони. Больше ста человек ждут. Но гости прибудут позже, когда закончится пасхальный пост.

И хоть представителей власти старожилка ждала с самого утра, по словам дочерей, высматривая в каждом окне, но все равно смутилась и растерялась — столько внимания за весь ее полный век почувствовала впервые. Пышные букеты цветов — тоже первый раз в жизни.

 Честное слово, даже ради этого стоило прожить до ста.

Фотосессий ей тоже никто не устраивал, хотя, признается, в молодости она слыла красавицей. Глядя на нее — столетнюю, аккуратную, стройную, не согбенную годами, — охотно верим ее словам. Тем более что Камелии-Пелагее Адамовне нельзя не верить — с удивительной точностью и поразительной для ее возраста памятью она называет основные даты своего жизненного пути.

Юбилярша раскладывает на столе документы и старые фотоснимки: специально попросила дочерей подготовить к приезду гостей — вдруг заинтересуются.

Фотографии старые, истершиеся, выцветшие, но лоск и утонченность петебургских красавиц не стерли с них годы. Не исчезли с бумаги и фирменные знаки фотомастера, который запечатлел саму историю. А снимки те старше Камелии-Пелагеи Адамовны — сделаны они в 1906-м, 1910-м, 1912 годах.

— Вот это моя бабушка, это мама, это ее старшая сестра, — указывает на лица на снимках юбилярша. — Отец с матерью познакомились в Санкт-Петербурге. Папа там служил, а мама родилась и выросла в Петербурге. Но случилась у них любовь, и папа привез маму сюда, на хутор. Это как раз перед моим рождением было, в 1912 году. Мама тогда стала болеть часто и подолгу, поэтому мы росли, считай, без нее — работа по дому с малолетства на нас была, особенно на мне, старшей. Отец строил дом, а мне приходилось ему помогать. А когда мне исполнилось шестнадцать, отца не стало.

Замуж Камелия-Пелагея вышла в 1934 году.

— Павел мой на соседнем хуторе жил. И мы, молодежь, когда собирались на танцы в деревню, всегда друг за другом заходили — вместе идти было и веселей, и не так страшно. Всего-то и было между нами, что на танцах он меня первый в круг выводил. Однако ж Павел заслал ко мне сватов. Мне 22 тогда было, он на 10 лет старше.

Выходила она замуж 6 февраля 1934 года. День, по словам женщины, выдался снежным и метельным. Когда они ехали венчаться в костел в Жодишки, дорогу вслед саням заметало сразу же.

Своих фотографий у Камелии-Пелагеи нет — всю жизнь даже не в деревне, на хуторе прожила, какие уж здесь фотографы. Всего и было выходов в свет, что четыре класса польской школы в Ошмянах, да однажды побывала в Вильно и один раз в Минске. Вот и все ее «путешествия», когда приходилось покидать хутор Старая Рудня.

Старшую дочку Галину Камелия Адамовна родила в декабре 1934 года. Через семь лет, в самом начале войны, родился сын Бронислав. А когда Галина заневестилась уже — 17 лет ей было, — Камелия Адамовна родила свою младшую, Марию. С ней теперь и живет в ее доме в Завельцах. Да и старшая недавно сюда из Сморгони перебралась. Вместе веселее.

Камелия Адамовна вспоминает: сначала на своем хозяйстве работала — и дом, и дети, и хозяйство, и крестьянский надел — везде успевала. Когда же колхозы организовывали, вступили и они.

Работать, вспоминает юбилярша, нелегко было — от хутора до деревни шесть километров в один конец, а надо было на работу ходить, трудодни зарабатывать.

— Несу заработанное и горькими слезами обливаюсь, — вспоминает Камелия-Пелагея. — В торбочке зерна, что даже я, баба, легко приносила. Вот и весь заработок. А детей кормить надо было.

На пенсию она вышла в 1968 году. Через год умер муж.

— Совсем на хуторе одна осталась. Ближайшее жилье — за шесть километров. Ведь раньше не то, что теперь — и дорогу никто не чистил, и снега больше было, и автолавки по деревням не ездили. Так и жила с собственного хозяйства да на хлебе, испеченном в печи. Случалось, зимой, когда заметет, по нескольку недель людей не видела. Целых семнадцать лет прожила одна на хуторе.

А потом Мария уговорила переехать в деревню. И вот уже более четверти века она живет здесь, в Завельцах. Младшая дочь, хоть ей и 61 год уже, без дела сидеть не любит — и молоко по окрестным деревням собирает, и дома у нее две коровки, свиньи, словом, полное крестьянское хозяйство. А огород и сотки с картошкой всегда в идеальном порядке. И столетняя мама ей не в тягость, а в помощь.

— Я еще осенью картошку копала и бураки выбирала, — довольна собой столетняя Камелия-Пелагея Полочанская. — А уж если дочка на работе, то я за собой сама поухаживаю. И поем, и посуду помою. Хотя здоровье уже не то, что раньше — слух подводит, зрение стало хуже и сон по ночам не приходит. Тогда и ночь, и сама жизнь долгой-долгой кажутся...

Николай ВОЛЫНЕЦ, «БН»

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?