Минск
+5 oC
USD: 2.11
EUR: 2.33

Бой с тенью

Подружки завидовали Ольге: богатый муж, просторная квартира в престижном районе Минска, «упакованная» дорогой мебелью и аппаратурой, шикарная машина с шофером...
Подружки завидовали Ольге: богатый муж, просторная квартира в престижном районе Минска, «упакованная» дорогой мебелью и аппаратурой, шикарная машина с шофером... Только после пяти лет такой «счастливой» жизни женщина оказалась в реабилитационной клинике — результат неудавшегося самоубийства. За внешней позолотой скрывался настоящий ад: муж запрещал работать, общаться с подругами, ревновал до такой степени, что выйти из дому без сопровождения было невозможно. При этом контролировал траты вплоть до копейки, скрупулезно проверял чеки, а деньги, к примеру, на зимние сапоги у него приходилось долго и унизительно выпрашивать.

Катерина, наоборот, не могла похвастаться евроремонтом и другими атрибутами шикарной жизни. Ее супруг и денег–то почти не зарабатывал, все больше пил и жену поколачивал — для профилактики. Свекровь, жившая с ними в одной квартире, на жалобы лишь сухо поджимала губы — мол, при хорошей жене и муж человеком будет, а коли он у тебя от рук отбился — не моя проблема. Мать хоть и жалела дочку, но советовала терпеть: «Раз уж судьба у тебя такая». Терпение Катерины лопнуло, когда муж, вымогая деньги на очередную «пол–литру», избил не только ее, но и маленького сына, вступившегося за мать.

Раньше не было принято говорить о притеснениях в семье. А по принципу «бьет — значит любит» и сегодня живут многие. Но проблема от этого не становится меньше: в прошлом году, по статистике правоохранительных органов, от домашнего насилия пострадали более 8 тысяч женщин. А ведь далеко не всегда люди в погонах способны помочь. Тем более что многие сами не желают «выносить сор из избы», терпят ради детей, по причине финансовой несостоятельности или просто потому, что стыдно... Ну не пойдешь же в самом деле жаловаться в милицию на то, что муж не позволяет работать, не дает денег на элементарные нужды или унижает в присутствии друзей и родственников! Хотя это тоже насилие, и не менее жестокое, нежели побои. Причем психологи отмечают: чем выше социальный статус мужчины, тем изощреннее его «пытки».

Оказавшись в роли семейной жертвы, многие попросту не знают, кто может защитить. Или даже не догадываются, что нуждаются в помощи. «В этом случае никто не поможет, — убеждена заведующая отделением социально–психологической реабилитации Минского городского центра социального обслуживания семьи и детей Любовь Мицкевич. — К нам приходят женщины, уставшие от насилия и желающие положить этому конец. В минувшем году впервые обратились 92 человека».

Все начинается с телефонного звонка на кризисную линию. Здесь выслушают и подскажут, к кому из специалистов центра обратиться. Психологи проанализируют ситуацию и выяснят глубинные причины насилия. Ведь случается, женщина, даже не осознавая того, сама его провоцирует. Скажем, если она выросла в семье, где отец жестоко обращался с матерью или женой, то подсознательно ищет мужа, способного на агрессию.

Специалисты центра анализируют конфликтные ситуации, выясняют, способна ли женщина экономически существовать отдельно от супруга. Помогают решить, подавать ли на развод, алименты. Потом предлагается посетить тренинг личностного роста, включающий 10 — 12 групповых занятий. Далеко не все, к слову, находят силы пройти его полностью. Не так–то просто раскрывать душу перед посторонними, делиться страхами и проблемами. Одно занятие — одна героиня, одна жизненная история и множество мнений участниц тренинга, их варианты выхода из ситуации.

После групповой терапии наступает так называемый этап последействия. Три–четыре месяца бывшие жертвы пытаются жить самостоятельно без поддержки психолога. Затем возвращаются в центр, чтобы проанализировать: эффективно ли прошла терапия, что получилось, а что пока нет. «Наш центр помогает в меру своих возможностей, — отмечает Любовь Мицкевич. — Но мы столкнулись с проблемой: женщине, страдающей от насилия в семье, зачастую некуда уйти».

Очевидно, проблема должна решаться совместно государством, правоохранительными органами, общественностью. Это создание кризисных центров, социальных гостиниц и, естественно, ужесточение законодательства. Уже разработан проект закона о предупреждении и пресечении притеснений в семье. Наряду с физическим вводится понятие психологического, сексуального и экономического насилия, а также угрозы его совершения. И хотя всех проблем закон не решит, но тысячам женщин подарит надежду на жизнь без ежедневных побоев и унижений.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...