Бой не ради славы

Французские правоохранительные органы ужесточают политику в отношении иммигрантов
Французские правоохранительные органы ужесточают политику в отношении иммигрантов

Задергался больной нерв французской политики — проблема иммигрантов, которая, кстати, не только французская, но и общеевропейская.

Главный парижский проспект со свойственным французской столице шиком называется «райским». Именно так переводятся с латинского Елисейские поля. По этому поводу можно, конечно, долго ехидничать, но нынче в этом «раю» неспокойно — уличные бунты охватывают все новые предместья Парижа, горят машины, бьются витрины, разъяренная арабская молодежь с ломами и бейсбольными битами атакует полицию.

Этот массовый протест предместий столицы и ее городов–спутников, населенных иммигрантами, начался с несчастного случая, когда два арабских подростка, преследуемые полицейскими, погибли от удара током, прячась в трансформаторной будке, а может закончиться новым Сопротивлением, в котором отчетливо звучат мотивы пресловутого столкновения цивилизаций...

Образно говоря, от того удара током задергался больной нерв французской политики — проблема иммигрантов, которая, кстати, не только французская, но и общеевропейская. Ведь облик Парижа, Лондона, Брюсселя, Берлина сегодня все больше приобретает ярко выраженный восточный колорит — всюду слышна арабская речь, видны смуглые бородатые лица. И дело не в том, что они выделяются количественно, — дело в качественном различии традиций, привычек, устоев, которые все чаще становятся источником межэтнических конфликтов.

Николя Саркози, министр внутренних дел Франции и человек номер два во французской политике, уже дал понять, что «время церемоний с бесцеремонными иммигрантами прошло». Мы, мол, уже довоспитывались — в таком духе высказался сторонник жестких мер по борьбе с переселенцами. «Эти люди не хотят интегрироваться в наше общество» и более того, сейчас арабских, африканских и прочих иммигрантов планируется отселять в специальную зону, своего рода 101–й километр. Такая жесткость «Сарко», как его называют французы, который, кстати, сам — сын венгерских эмигрантов, объясняется вовсе не антипатией к переселенцам, а вполне понятной перспективой — президентскими выборами 2007 года. Саркози никогда не скрывал своих президентских амбиций, и сейчас бывший бой–фрэнд дочери Ширака позаимствовал у националистов их главное «блюдо», слегка смягчив его вкус, — французы устали от разбоя и насилия в нищих мусульманских кварталах и жесткая позиция в отношении арабских иммигрантов — проходной козырь.

Однако к выборам на фоне неважного здоровья президента Жака Ширака мобилизуются все силы — социалисты уцепились за массовые бунты предместий с другой стороны и энергично критикуют правоохранительные органы (читай: Саркози) за жесткие меры. Доминик де Вильпен, премьер–министр Франции, первый номер не только в правительстве, но и в очереди на президентское кресло, уже поспешил взять дело о беспорядках в парижских пригородах под свой личный контроль и наперегонки с Саркози пообещал семьям погибших подростков информировать их о ходе следствия.

Между тем распутать туго скрученный узел из проблем нелегальной миграции, конфронтации между воинственными исламистами и представителями других религий у Европы пока не получается. Постоянное противостояние нелегалам идет и на белорусских границах, и нашим пограничникам пока удается ориентироваться в сложном плетении проблемных нитей и не допускать их сворачивания в серьезные узлы. Во Франции же, судя по всему, предпочитают рубить с плеча, и, если «дровосеки» во французском правительстве неаккуратно разберутся с деликатным вопросом мусульманских мигрантов, щепки могут разлететься по всему Евросоюзу.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?