Минск
+28 oC
USD: 2.06
EUR: 2.28

Борис Хмельницкий:

«Артист бывает хмельным и без рюмки»
«Я потрясающий мужчина», — без ложной скромности говорит о себе знаменитый Робин Гуд и Дон Жуан советского экрана Борис Хмельницкий. В последние годы он почти не снимается — из принципиальных соображений. «Я ни разу не «засветился» в плохом кино, — поясняет Борис. — Нет ни одного фильма с моим участием, где был бы сценарий плохой или сама идея»... Тем не менее весной будущего года этот красавец-мужчина появится на наших экранах в новом телесериале, который снимается сейчас на киностудии «Мосфильм» под рабочим названием «Из жизни губернатора». Правда, о своей новой роли из актерского суеверия Борис особенно не распространяется. Мне удалось узнать лишь то, что в новом фильме ему предстоит перевоплотиться в мэра города... Чтобы разговорить актера, я решил подбросить ему тему, на первый взгляд далекую от творчества: мы часто встречаемся с ним на фестивалях, на премьерах в Доме кино, и я нередко вижу его, как бы это сказать поинтеллигентнее, слегка навеселе...

— Борис, не фамилия ли обязывает тебя к тому, чтобы быть всегда под хмельком?

— Фамилия, конечно, располагает. Но состояние артиста бывает часто хмельным и без рюмки. Хотя, если честно, выпить я уважаю. Но только, представь, в свободное от работы время. Например, на фестивалях. И очень не люблю артистов, которые подводят товарищей, срывают спектакли, съемки.

— А для чего ты вообще пьешь? Для куража, для удовольствия?

— Почему пью? Ты замечал, наверное, что многие актеры подвержены Бахусу. Думаю, идет это не от распущенности, а от той бесконечной нервной отдачи, которую требуют сцена, съемочная площадка. А как примешь «сто грамм» — сразу и полегчает.

— К слову говоря, когда актеры на сцене играют «пьяную сцену», они пьют водку или воду?

— Конечно, воду. Хотя бывают исключения. Помню, репетировали мы Гоголя, я играл Ноздрева. Мой герой, размахивая бутылкой, произносит фразу: «Вчера я выпил 17 бутылок шампанского». На первом представлении мне вложили в руку приготовленный за кулисами бутылек с шампанским. Я произнес монолог, отхлебнул из горлышка и непроизвольно добавил: «Настоящее»... Юрий Петрович Любимов с тех пор утвердил, чтобы на сцене подавали настоящее шампанское, чтоб пена лилась. Но отпивал я, честное слово, немного.

А вот много довелось однажды выпить на съемках фильма «Стрелы Робин Гуда». Мы с моим партнером снимались в лютый мороз, сцена была ужасная: нужно было брести по воде, падать в ручей, снова брести. К счастью, нашлись сердобольные товарищи, принесли нам в кринках под видом молока доброго вина. К концу двенадцатого дубля из воды мы уже и вылезать не хотели... Ну и, конечно, только спиртом можно было спастись на съемках фильма «Красная палатка». Представь себе: Арктика, 82 градуса северной широты, а нам с Юрой Визбором по сценарию барахтаться в проруби... Приняли мы с ним 100 граммов «до того», еще 100 граммов «после того», потом всю ночь парились в бане. Отошли...

— Несмотря на то что ты неравнодушен к выпивке, гляжу, всегда безукоризненно, даже щегольски одет. Одно из двух: или мало пьешь, или много зарабатываешь...

— В «Добром человеке из Сезуана» звучит одна мудрая фраза: «Блюди форму, а содержание подтянется». Считаю, что артист на людях может иметь помятое после вчерашних возлияний лицо (это почитатели поймут и простят), но не имеет права носить мятые брюки, грязную рубашку... Что до заработков, то мне их хватает и на хороший коньяк, и на хороший костюм.

— Ты часто появляешься на людях со своей дочерью, которую, говорят, воспитывал один.

— У меня двое детей. Дочь Даша — это наш общий ребенок с Марианной Вертинской, моей бывшей женой. Есть еще хороший мальчик Алеша, он от другой мамы, живет с ней.

— А почему Даша жила с тобой, а не с мамой, как это принято?

— Видно, я ее больше люблю. Хотя Даша часто сердечно общается и с мамой, и с ее сестрой Настей.

— А развелись вы с Марианной не на почве твоей любви к Бахусу?

— Это сыграло свою роль. Я не буду уточнять, кто виноват в случившемся. Мужчина всегда должен говорить: «Она от меня ушла», а не «Я ее бросил». Марианна ушла, так случилось. И хватит об этом.

— Когда бываешь в компаниях, за что поднимаешь тост?

— Когда пью за дам, то обычно восклицаю: хочу, чтобы вас любили и чтобы вы сами были влюблены, потому что улица должна быть с двусторонним движением. Звучит немного коряво, но искренне... А когда сидим теплой мужской компанией, говорю так: мои хорошие, я безумно рад вас видеть. Давайте выпивать весело и не будем никому мешать.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...