Минск
+12 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Передовик Владимир Каваленя всю жизнь работал в шахте и играл в футбол

Бомбардир из забоя

Сегодня футболистов солигорского «Шахтера» в шахту водят лишь на экскурсию. А Владимир Каваленя, будучи многие годы лучшим бомбардиром команды, отработал под землей до пенсии. 


У Владимира Кавалени шахтерская закалка, бомбардирская смекалка и репутация футболиста, который мог прямо из забоя выходить на поле и одним ударом решать исход поединка. А потом — опять в забой. И так год за годом. Он действительно человек уникальный, своей судьбой доказывающий, что футболист — это не тот, кто имеет кучерявый контракт и нацепил на себя цветастую форму. А тот, кто футбол любит всей душой и предан этой игре всем сердцем. 

Солигорский Герд Мюллер

Каваленя — культовая фигура чемпионата БССР и первых лет суверенного первенства. Он умудрялся сочетать несовместимое: работал на первом руднике «Беларуськалия» и при этом был лучшим бомбардиром «Шахтера» — вкалывал под землей, играл на земле, не спал, а серьезная травма в карьере случилась только однажды. Он рассказывает об этом со смехом:

ФОТО АЛЕКСАНДРА КУШНЕРА.
— Сломали нос! Причем свой же игрок — ахнул затылком. Самое обидное, что произошло это в день рождения, а после игры уже был заказан ресторан и приглашены гости. Но ерунда! Врач хрясь — и в момент все на место вернул. Как огурчик, а что помят слегка, так это не беда. Главное — хорошее настроение! 

— Форвардом вы были от бога, бывало и по 25 мячей за сезон соперникам отгружали, как говорится, давали на‑гора!

— Не хочу хвастаться, но меня называли солигорским Гердом Мюллером. Я умел оказаться в нужном месте в нужное время. Чуйка была. К тому же бил с двух ног и головой играл неплохо. А сегодня футбол смотрю: почти все нападающие у нас одноногие, вторая — только для ходьбы.

— Типичный гол Владимира Кавалени — это какой? 

— Прием мяча на углу штрафной, движение с изменением направления к центру — и удар. Почти всегда залетало! Никогда не боялся играть один в один, идти в обыгрыш — в этом суть нападающего. А ныне Коля Януш один из немногих в нашем первенстве, кто может обыграть. И фактура у него соответствующая, и мяч закрыть умеет, и ударить, и скорость есть. Таких бы побольше. 

— На «Беларуськалии» вы были звездой? Футболист, бомбардир... 

— Я был в первую очередь передовик. И этим горжусь. Мою бригаду уважали: работу мы делали в срок и качественно. Кувалда и отбойный молоток — вот моя совесть. И в шахте, и на поле. А то сегодня смотреть противно, когда футболиста чуть зацепили, а он орет, будто убивают. В наше время такого не было. Шипами ногу рвали — грязью шморганул по ране и дальше побежал. Рубились будь здоров. Даже на тренировках искры летели. 

— В чемпионате БССР вам платили хоть какие‑нибудь деньги за футбол?

— В Солигорске — нет. И, насколько я знаю, нигде. Вот во второй союзной лиге, где я успел поиграть за «Гомсельмаш», уже да. Стоял на ставке. 160 рублей. 

— Это соизмеримо с тем, что вы имели, работая в шахте?

— После училища я первое время работал на «Белкалии» электрослесарем, а это всего 123 «рэ». Особо не пошикуешь. Но кто хочет расти — растет. Со временем устроился в бригаду крепильщиков на участок ремонтно‑восстановительных и буровзрывных работ. Зарплата подросла до 240 рублей. Потом совершенствовался, учился, получил третий, четвертый, потом пятый разряд. Плюс премия. За хороший месяц можно было до 700 рублей получить! Отработаешь — бегом на вечернюю тренировку. В выходные поединки. А когда стал бригадиром, получил возможность подстраивать график под тренировки и игры. 

— Это ведь жуткая нагрузка!

— Помню в чемпионате Беларуси играли с минским «Динамо‑93» на стадионе «Трактор». Уступили 1:2, и я в том матче, мягко говоря, не блистал. Тренер минчан Иван Щекин после финального свистка подошел: «Что‑то, — говорит, — ты, Володя, слабоват сегодня...» — «Иван Григорьевич, — отвечаю, — меня после смены в шахте только в 8 утра с проходной забрали. Я ночь «на стволе» отбомбил. И 90 минут здесь отпахал. Так что да, слабоват как‑то...» У него глаза по пять копеек стали! А бывали случаи, что и после игры уходил на смену в ночь. Закалка. Может, потому до 37 лет и играл. Физически был готов. 

В самоволку на футбол

— В вашей жизни была только одна команда — «Шахтер»? 

— Родная, да. А так поиграл немного за «Гомсельмаш» да в Чехии на закате карьеры. И еще, правда, за бобруйский «Шинник». Там провел армейский год, хотя должен был служить на Кольском полуострове в ракетных войсках. Спас мой любимый тренер Владимир Пигулевский. Именно он позвонил легендарному Геннадию Штейнбуку, которого в Бобруйске (да и не только там) знали все. Он сумел вопрос утрясти. Первую свою медаль, к слову серебро чемпионата БССР‑1980, я завоевал именно в «Шиннике». 

— То есть за все время службы сапоги ни разу не надели? 

— Пришлось — почти год служил в Слуцке. И умудрялся при этом играть за «Шахтер».

— Это как?

— А вот так: уходил в увольнительную (замполит был хорошим дядькой, закрывал глаза на мои походы) и почти 19 километров топал пешком до деревни Погост, прячась в кустах от офицеров. Там садился в автобус и доезжал до Солигорска. 90 минут отбегаю, гол забью, и таким же макаром обратно. Стыдно сказать, один раз даже пришлось чей‑то велосипед стянуть — опаздывал очень. Все из‑за любви к футболу! Но после матча вернул — на том же месте оставил. 

 — В составе «Шахтера» вы несколько раз выигрывали Кубок БССР, а вот чемпионом республики стать так и не удалось. Хотя в финалах играли дважды: в 1988‑м и в 1990‑м. Оба раза уступили минскому «Спутнику». Обидно?

— Вдвойне, если учесть, что однажды мы все‑таки выиграли, но чемпионами почему‑то все равно назначили Минск. «Шахтер» победил — 2:0 — дома, а в гостях уступил — 1:3. Гол на чужом поле давал нам преимущество, но «на верхах» быстренько что‑то порешали и все переиначили. 

— Мне в этой истории другое бьет в глаз — зрительский интерес. Ни удобств на стадионе не было, ни маркетинга, ни легионеров, а на стадионе в Солигорске собиралось по 5 — 6 тысяч зрителей. А финал Кубка сезона‑1987, когда вы в повторной игре принимали лидский «Обувщик» и обыграли их со счетом 2:0 (свой гол вы, конечно, тоже забили), и вовсе собрал почти 7! По тем временам это фактически каждый десятый житель города! Вот уж действительно трибуны трещали по швам и яблоку было негде упасть. Вам же, наверное, на улицах проходу не давали!

— Меня и сейчас узнают. При встрече улыбаются, руку жмут. Солигорск — город небольшой, все на виду. А в те времена, кроме футбола, больше никаких развлечений не было. Вот и ходили на стадион работники рудников, друзья, родственники, знакомые, просто любители спорта. Плохо играть было невозможно. Стыдно! Заклюют потом, проходу не дадут: в автобусе по дороге к руднику на работу такого, бывало, наслушаешься! А шахтеры народ прямой — за словом в карман не лезут. В магазин зайдешь хлеба купить — там опять про футбол. Во время матчей народ на беговых дорожках вокруг поля стоял: на трибунах мест не было. Болели, гнали нас вперед! Футбол был и сердцем, и душой города, такого антуража больше нет и никогда, думаю, не будет. 

— Сегодня легче поверить, что в Солигорске высадятся инопланетяне, чем представить, что стадион «Строитель» соберет аншлаг. Новое поколение равнодушно к «Шахтеру»? Или не любит футбол в принципе? 

— Почвы для любви нет. Зато есть чемпионские задачи, которые ставятся из года в год, но пока, по сути, так и не реализованы. И вряд ли это случится в нынешнем сезоне. Под эти цели идет комплектование. Везут легионеров, футболистов из других городов. А своим дорогу перекрывают. Самое печальное, что даже в солигорском футбольном интернате местных мальчишек почти нет — все привозные. Я в прошлом году был на встрече со спецклассом. Говорю: «Ребята, кто из Солигорска, поднимите руки!» Из 18 человек не поднял никто. 

Возраст голу не помеха

— Футбол, который демонстрирует сегодня «Шахтер», вам нравится?

— Не‑а. Не хотят играть в атаку, постоянные передачи поперек... Юлиус Сзоке — классный футболист, лучший в нынешнем составе, но он нацелен на оборону. А дирижера впереди нет. И что это за игра с одним форвардом? 

— Хотели бы вернуть свои 20 и оказаться в современном футбольном формате?

— Да я бы и в 30 здесь прилично пошумел. Такие перспективы: в сборную попасть можно, в еврокубках поиграть... А то в конце 1988‑го, помню, мы в Солигорске минское «Динамо» в его сильнейшем составе грохнули — 3:2. Я все три забил. И думаете, меня в «Динамо» позвали? Не‑а! Сказали, что старый. Это в 27‑то лет... 

— На кого ставите в борьбе за чемпионство? Спрашиваю вас как у человека, обладающего голевой чуйкой. 

— На Брест — их не догонят. Во всяком случае, «Шахта» точно не остановит. А БАТЭ, скорее всего, не хватит длины состава: Стасевич и Драгун вдвоем этот воз не вытянут. 

— А чего не хватит «Шахтеру»?

— Исполнителей. Людей в команде много, а футболистов мало.

— Ходите сегодня на футбол?

— По привычке. С товарищами увидеться, пообщаться, былое вспомнить. Из старой солигорской гвардии ходят Саня Саврицкий, Коля Михадюк, мой старший брат Анатолий... А многих уж и похоронили. 

— А от сборной в матчах с Эстонией и Голландией чего ждете?

— Да ничего. Выше головы не прыгнешь. То, как мы сейчас играем и какие результаты показываем, — это и есть наш уровень. С этим нужно смириться и не предъявлять завышенных требований. Просто работать. И ждать, когда подрастет новое поколение. 

— Где храните свои медали?

— В мешочке сложены. Половину, правда, внуку уже отдал. Он у меня футболом в школе «Минск» занимается. 7 лет, а перспективы видны: плотно сбит, играет двумя ногами, крепкий. Надеюсь, продолжит футбольную династию. 

— А сами играете? Когда забили свой последний гол?

— Да вот недавно! Ветеранами с израильтянами встречались, мини‑футбол. Я недавно операцию перенес, поэтому в ворота стал. И со своей зоны с большого пальца как дал! Вратарю за уши — вынимай! Могу еще кое‑что...

s_kanashyts@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...