Бомба–убежище

О предотвращении распространения ядерного оружия

Барак Обама, по его собственному признанию, чувствовал себя неловко, когда уже на 263–й день президентства его в шесть утра разбудил звонок из Норвегии и неизвестный человек поздравил с вручением Нобелевской премии мира. Как уточнили на том конце провода, «за огромные усилия по укреплению международной дипломатии и сотрудничества между народами». Хотя причитающийся лауреату миллион евро Обама сразу же отдал на благотворительность, выданный международным сообществом аванс доверия ему еще долго придется отрабатывать.


Американского президента наверняка посещали подобные мысли, когда он несколько раз возвращал на доработку министру обороны Роберту Гейтсу проект новой ядерной стратегии США. Всякий раз Обаме казалось, что предложения главы Пентагона чересчур робкие и являются скорее естественным продолжением политики Джорджа Буша. Последнее, наверное, и неудивительно, учитывая, что Гейтс достался ему по наследству от предыдущего хозяина Белого дома. В конце концов молодой энергичной администрации и консервативному Пентагону удалось согласовать вариант ядерных реформ, который устроит оба лагеря в Вашингтоне. Реакция остального мира не такая однозначная...


Соединенные Штаты сохраняют за собой право применить ядерное оружие первыми. Впрочем, они это продекларировали еще на заре «холодной войны». Один только план «Дропшот» с бомбардировкой советских городов чего стоил. Так что, по большому счету, здесь нет никакой новости. В этом смысле, по–моему, гораздо интереснее то, что Россия перенимает американский опыт. Военная доктрина, которую месяц назад подписал Дмитрий Медведев, позволяет российским военным «в критической для национальной безопасности ситуации» нанести превентивный ядерный удар по противнику. В советские времена такая возможность Москвой официально отвергалась.


Сами американцы в заголовки новостей о новом плане Обамы выносят обязательство США сократить «тысячи единиц» ядерных зарядов. В Москве довольно сдержанно реагируют на такие яркие слоганы. «Сокращение запасов ядерных боезарядов, хранящихся на складах, — это не новость, — отмечает бывший начальник Главного штаба РВСН России генерал–полковник Виктор Есин. — По–видимому, Вашингтон пришел к убеждению, что сохранять огромные запасы ядерных боезарядов, наличие которых превышает потребности военных, нерентабельно». Россия также постоянно вынуждена заниматься утилизацией бомб с истекающим сроком годности, только это не становится главной мировой новостью. Такое совпадение интересов объясняет, почему довольно просто, без эксцессов, проходит подготовка нового договора о сокращении стратегических наступательных вооружений. Сообщается, что СНВ–3 почти готов.


Год назад в Праге новый американский президент заявил, что хотел бы когда–нибудь увидеть мир без ядерного оружия. Желание похвальное, но есть проблема.


Во времена «холодной войны», по крайней мере на поздних ее стадиях, никто уже всерьез не верил в возможность применения ядерного оружия. Арсеналов, накопленных противоборствующими сторонами, хватило бы для того, чтобы несколько раз уничтожить все живое на планете. Самоубийц ни в Москве, ни в Вашингтоне не было. Сегодня же, когда земной шар неминуемо катится к многополярному миру, статус атомной бомбы изменился. Государства видят в нем реальное оружие, которое может защитить от нападения врагов или уничтожить какой–нибудь нежелательный объект на территории противника (это, кстати, была идея Буша, но Обама пока не намерен вкладывать деньги, которых в бюджете сейчас нет, в разработку мини–бомб). Чем больше будет владельцев ядерного оружия, тем, чисто по теории вероятности, больше опасность его применения.


Пожалуй, самое важное, что предлагает Обама, — это новые механизмы предотвращения распространения ядерного оружия, так называемое неядерное сдерживание. Ставка делается на межконтинентальные средства поражения с обычными боеприпасами. По мнению стратегов из Вашингтона, обычные ракеты могут также эффективно уничтожить руководство «Аль–Каиды» в горах Пакистана, остановить «неминуемый ракетный пуск из КНДР» и вообще поразить любую цель менее чем за час в любой точке планеты. И при этом не спровоцировать ядерный конфликт. Впрочем, как отмечают специалисты, межконтинентальная баллистическая ракета все равно остается стратегическим носителем, а замену обычной головной части на ядерную можно провести в течение суток.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
alexandr
С начала ядерной эры в мире многое изменилось. Оружие массового пораженияч из разряда тактического-перешло в разряд"оружия сдерживания и гарантии ненападения". Среди обладателей ядерного оружия, как правильно пишет молодой автор- самоубийц нет и не будет.Проблема сегодняшено дня Иран. Ничего не изменится в мире , если и эта страна станет обладателем своего ядерного щита, как не произошло и тогда, когда свой щит получила Северная Корея.Страхи Америки за свою безопасность будут постоянными и еще более нагнетаемыми по мере роста их внешеней задолжности . Тема Аль-Кайды и Северной Кореи -самая распространенная в Конгресе США с целью выделения немыслемых бюджетов на "политику самосохранения".Для демократической общественности , настроенной на процветающее будущее всего человечества, а не только развитых стран севера- все эти "страхи"-детская игра тех, кто строит свою политическую карьеру на фобиях, создаваемых специально для завоевания электората.Позиция "безъядерных стран"- спокойно наблюдать за происходящим и по возможности держаться подальше от любых арсеналов, но не игнорируя ни в коем случае задачи собственной безопасности.Это в принципе и происходит в политике Беларуси и других разумных стран Европы.Следуя основополагающим принципам ООН , всех послевоенных стабилизирующих военное противостояние в мире международных актов,непресоединившиеся к ядерному клубу страны должны последовательно выступать сообща, а не на стороне своего потенциального патрона. И это будет в высшей степени правильно.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости