Минск
+16 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Большой театр Беларуси почтил память Андрейса Жагарса спектаклем «Травиата»

Это единственный спектакль, который Жагарс успел поставить в Минске. 26 февраля 2019 года его не стало. Ему едва исполнилось шестьдесят.


Премьера жагарсовской «Травиаты» в Большом театре Беларуси совпала с открытием восемьдесят пятого юбилейного сезона. На пресс-конференции говорили о том и о другом, и посреди всех этих разговоров Жагарс вдруг сказал:

- В каждом столетии есть какая-то губительная беда, болезнь, которая забирает человеческие судьбы. Люди погибают от болезни вне зависимости от своего социального и материального статуса, от того, счастливы они или несчастны, независимо от возраста. В девятнадцатом столетии, когда происходит действие «Травиаты», это был туберкулез. В наши дни это рак.

Знал ли он в тот день, 5 сентября 2017 года, что смертельно болен? Предвидел ли свою судьбу? Или всего лишь разъяснял свою режиссерскую концепцию?

У Верди действие «Травиаты» происходит в 1830-е годы в Париже. У Жагарса - тоже в Париже, но в XXI столетии, и героиня с трагической достоверностью умирает от лимфогранулематоза. Впрочем, не исключено, что Верди именно это и имел ввиду, ведь до середины прошлого века считалось, что лимфогранулематоз - это неизлечимая разновидность туберкулеза.


Контакт Жагарса с Большим театром Беларуси завязался в декабре 2012 года, когда латвийский режиссер по приглашению Ханса-Йоахима Фрая заседал в жюри международного вокального конкурса Competizione dell'Opera, проходившего в тот год в Минске.

Случайно или нет, но всего два месяца спустя на гастроли к нам приехала Национальная опера «Эстония». Среди двух оперных и двух балетных спектаклей, сыгранных эстонскими артистами в Большом театре Беларуси, была и «Манон Леско» Пуччини в постановке Андрейса Жагарса. Мощный, трагический спектакль, надолго оставшийся в нашей общественной памяти.


А в декабре 2013 года на IV Рождественском оперном форуме петербургский Михайловский театр представил еще одну постановку Жагарса - блистательный «Бал-маскарад», выдержанный в суровом минималистическом духе. Действие в нем перенесено в начало XX века, но выстроено с таким несравненным искусством, что никакие режиссерские изыски не отвлекают публику от правды чувств и красоты оперного пения.

И, наконец, в 2017 году «Травиата», которую наша публика полюбила сразу и безоговорочно. Казалось бы, как можно под музыку Верди ходить в джинсах, танцевать современные клубные танцы, пить напитки из пластиковых стаканчиков?


- Я считаю, что, уважая музыку, уважая историю, надо говорить современным театральным языком, - отвечал на все вопросы Андрейс Жагарс. - Перенос во времени и в пространстве всегда требует больше артистической фантазии. Для меня самая страшная оценка - «нормально, неплохо!» Это значит, что спектакль никого не зацепил. А задача современного театра - добиться сопереживания, катарсиса, чтобы у зрителя бежали мурашки по коже.

До сих пор многие не понимают, как это он, звезда сериала «Долгая дорога в дюнах», вдруг стал директором Латвийской национальной оперы и проработал в этой должности два десятилетия.


- Спетое слово воздействует на зрителя больше, чем проговоренное, - объяснил свою позицию Жагарс. - Это давно проверено! Выходит человек из оперного театра и удивляется: «Ничего не понял, на немецком пели, но мурашки по коже!» В обычном драматическом театре этого добиться почти невозможно.

Не потому ли он, драматический актер, в последние двадцать пять лет жизни с головой ушел в оперу? Он ставил классические оперы везде - от Венгрии до Китая. Одной из его последних постановок стала «Саломея» в Гонконге.


Кроме этого, он был еще и пропагандистом. Вместе с Сати Спиваковой вел шоу «Большая опера» на российском телеканале «Культура». Когда стало ясно, что в очередном сезоне он участвовать не сможет, проект закрыли. Без Жагарса, его несравненной красоты и элегантности, его всегда тактичных комментариев и доброжелательной улыбки продолжение стало невозможным.

Хотя при всей своей внешней мягкости и интеллигентности Жагарс был человеком строгим и нелицеприятным. Он с удовольствием хвалил нашу столицу, ее современный европейский дух, ее летние фестивали, галереи, рестораны, доброжелательность наших горожан. Восхищался нашим Большим театром, его оркестром, дирижерами, певцами, безупречным качеством оперного хора и исполнительностью технических служб. Но при этом не преминул заметить:

- Когда я ставил «Травиату», во мне боролся педагог актерского мастерства и режиссер. Иногда я слишком увлекался уроками, и режиссер во мне злился, что я трачу драгоценное время на обучение молодых певцов основам актерской профессии. Но мы добились удивительных результатов! Я сам удивлен. Актеры, которые вначале казались беспомощными, вчера на репетиции своей игрой довели нас до слез. Так что я очень доволен…


Должно быть, он был бы еще больше доволен, если бы увидел и услышал, как играют и поют наши молодые актеры сейчас, когда его уроки живут только в их памяти. Ирина Кучинская, играющая роль Виолетты с такой невыносимой пронзительностью, что сердце переворачивается в груди. Великолепный Альфред - Александр Михнюк. Рядом с молодыми прекрасно смотрится Владимир Петров в роли благородного отца Жоржа Жермона. И даже Елена Таболич в скромной роли служанки Аннины не изображает сочувствие шаблонными вздохами и покачиваниями головой (как это делает девять из десяти ее коллег), а живет и действует с абсолютной убедительностью.

Жаль только, что Андрейс Жагарс больше не придет их поддержать и утешить. Потеря, с которой мне трудно примириться.


Фото: Большой театр Беларуси

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...