Минск
+16 oC
USD: 2.05
EUR: 2.28

30 лет назад Сергей Алейников первым из белорусских футболистов отправился играть за рубеж

Большой куш

Как Сергея Алейникова в минском «Динамо» на автобус поменяли

3 августа 1989 года. Эта ничем, казалось бы, не примечательная дата имеет в нашем футболе особый статус. 30 лет назад первый белорусский футболист подписал контракт с зарубежным клубом и уехал на легионерские хлеба. Был это Сергей Алейников, а отправился он в Италию, играть за знаменитый «Ювентус». 

Трансфер Сергея Алейникова в «Ювентус» так и остался крупнейшей сделкой в истории нашего футбола.

Made in USSR

То были еще совсем другие времена. Советский Союз хотя и начинал уже хрустеть и крошиться, но еще держался. Футболисты не принадлежали себе, они были собственностью государства, которое вкладывало в них деньги, обеспечивало и воспитывало, а потому и отдавать задаром никому не собиралось. Контракт Алейникова подписывали заместитель председателя ЦС «Динамо» и президент «Ювентуса» в Падуе. Футболист при этом не присутствовал, ему еще до отъезда в Италию дали пустой лист бумаги и попросили просто оставить автограф. Сергей Алейников вспоминал об этом так: «Контрактной системы мы тогда не знали, и перед самым отъездом в Италию добрые люди из динамовского Центрального совета протянули мне чистый лист бумаги, сказав: «Подпиши, потому что завтра в Италии закрывается трансферное окно». Я подписал. Не зная, ни на сколько контракт, ни какие там условия».

Контракт оказался на три года. Его сумма — 2 миллиона 850 тысяч долларов. Условия предусматривали также, что, кроме своей денежной доли, клуб «Динамо» получит автобус «суперлюкс», микроавтобус, экипировку для себя и детской школы. А еще возможность три года проводить ежегодные тренировочные сборы в Италии.

10 августа Алейников принял участие в матче звезд, посвященном юбилею Льва Яшина, а через день отправился в Турин, сказав на прощание, что хотел бы вернуться и закончить карьеру в родном «Динамо». Но сбыться этому, конечно же, было не суждено.

 — Вы не представляете, какой интерес вызвало в Турине наше с Александром Заваровым появление, — вспоминал Алейников в одном из своих многочисленных интервью. — Перестройка, СССР! Итальянцы на полном серьезе думали, что там живут дикари. Журналисты без намека на шутку спрашивали: «Это правда, что у вас медведи по Москве ходят и всегда мороз 40 градусов?» Дня не проходило, чтобы чего-нибудь подобного не спросили. И только через некоторое время мы поняли, что у нашего перехода в «Ювентус» была политическая окраска. Наш президент, хозяин концерна ФИАТ Джованни Аньелли, во многом купил нас именно потому, что во всем мире был тогда огромный интерес к тому, что происходит в Советском Союзе. А на следующий год разрушили Берлинскую стену — и он сразу же начал покупать в «Юве» немцев. Таким образом подогревал интерес к своей команде.

Заварова купили в Турин на место знаменитого Платини, а Алейников должен был уехать в «Дженоа». Именно дебютант итальянского чемпионата после триумфального для сборной СССР чемпионата Европы — 1988 положил глаз на надежного и изобретательного полузащитника. Но Аньелли, тонко чувствовавший конъюнктуру, хавбека перехватил. Во-первых, тренд, во-вторых, Сергей Алейников должен был помочь Заварову преодолеть затянувшуюся адаптацию в Италии. Сергей старался, играл надежно, а иногда и вовсе — блистал. Так, например, случилось в октябре 1989-го, когда «Ювентус» играл в гостях с той самой «Дженоа». Сначала Алейников точным пасом вывел на ударную позицию Сальваторе Скиллачи, и он забил свой второй в поединке гол. А затем при счете 2:2 сам получил пас от Джанкарло Марокки и сильно пробил с линии штрафной — 3:2. Это была победа. К вящему разочарованию местной торсиды, которая сидела на трибунах с плакатами на русском языке: «Сережа, ты перепутал команду».

С Марадоной Сергею Алейникову приходилось пересекаться не раз: как в матчах за сборную СССР, так и за «Ювентус».

Однако больше одного года в «Ювентусе» нашему игроку задержаться не удалось. В том числе из-за хитрости заключенного контракта. «Там была прописана комбинация, — вспоминал спустя годы наш футболист. — Если через год я уходил, то «Ювентус» выплачивал компенсацию миллион долларов людям, которые заключали контракт по линии ЦС «Динамо». Им было выгодно миллион раздербанить. Вряд ли эта идея родилась спонтанно. А деньги? Кто их Минску отдаст, не смешите… Слышал, живые деньги до минского «Динамо» не доехали вообще. За меня получили форму, автобус и три года бесплатных сборов в Италии».

Алейников или Глеб:  за кого платили больше?


Не будем вдаваться в дальнейшую судьбу Сергея Алейникова, а вернемся к сумме контракта. 2 миллиона 850 тысяч долларов — деньги для нас довольно приличные даже по нынешним временам. А 30 лет назад это был самый что ни на есть топ-уровень. Буквально за год до этого «Милан» взорвал трансферный рынок, совершив рекордную сделку при покупке у голландского ПСВ Руда Гуллита за 6 миллионов. В 1990-м Роберто Баджо перешел из «Фиорентины» в «Юве» за 8 миллионов. С тех пор цены на футболистов будто сорвались с цепи. Сейчас ­трансферная планка топ-уровня — это 80 миллионов. Значит, в среднем подсчете, чтобы понять уровень сумм 30-летней давности в проекции на наши дни, нужно умножать их на 10. То есть покупай «Ювентус» Алейникова сейчас, он обошелся бы клубу приблизительно в 28 миллионов евро. Платили ли когда-нибудь за белорусских футболистов больше? Ответ — нет. Никогда.

Александр Глеб в форме «Барселоны».

Трансферный рекордсмен наших дней — Александр Глеб. Из «Штутгарта» в «Арсенал» в 2005 году он ушел за 15 миллионов, а из «Арсенала» в «Барселону» в 2009-м — за 17 миллионов евро! Вряд ли кто-то из белорусских футболистов в ближайшее время сможет даже приблизиться к этим суммам. Далее — по убывающей:

Сергей Гуренко, трансфер из «Локомотива» в «Рому» в 2000 году — 5 миллионов 450 тысяч евро;

Реннан Брессан, трансфер из БАТЭ в «Аланию» в 2013 году — 3 миллиона 500 тысяч евро;

Виталий Кутузов, трансфер из БАТЭ в «Милан» в 2002 году — 3 миллиона 500 тысяч евро;

Павел Нехайчик, трансфер из БАТЭ в московское «Динамо» в 2012 году — 2 миллиона 800 тысяч евро.

Ну а на данный конкретный момент, если верить сайту transfermarkt, самую высокую стоимость из наших игроков имеет защитник клуба «Краснодар» Александр Мартынович — 4 миллиона евро.

Пионер Зинченко


Как это ни покажется странным, но первый советский футболист уехал в зарубежный клуб еще задолго до пресловутой перестройки. И ни в команду ГСВГ или другой страны социалистического лагеря, а во вполне себе капиталистический венский «Рапид» весьма «буржуйской» Австрии. Случилось это в самый разгар застоя в 1980 году. И первооткрывателем футбольного космоса для игроков СССР стал 31-летний форвард Анатолий Зинченко, выступавший на тот момент в ленинградском «Зените». Его согласились отпустить на два года благодаря настойчивости редактора одной из коммунистических газет Австрии, который сумел каким-то образом провернуть этот поистине фантастический фокус.
Антонин Паненка и Анатолий Зинченко в форме «Рапида».


Поговаривали, что австрийцы изначально хотели приобрести Олега Блохина, но, конечно же, руководители отечественного футбола не могли отпустить легенду киевского «Динамо» на заработки в Австрию. Наряду с Зинченко рассматривалась кандидатура еще одного динамовца, Анатолия Конькова. Но в итоге решили, что это тоже слишком заметная фигура. А Зинченко в советском футболе был игроком незаметным и тихо заканчивал карьеру. Идеальный кандидат. Уехав в Австрию, он вытянул счастливый билет, неожиданно став там настоящей звездой. Контракт Зинченко заключил не с «Рапидом», а с «Союзвнештехникой», по документам проходя не как футболист, а как инженер этой организации. Зарплату получал в торговом представительстве СССР, даже не догадываясь, сколько венский клуб платит ему на самом деле. Правда, наставник «Рапида» знаменитый Отто Барич втихую выдавал Зинченко премиальные в конверте, приговаривая: «Не хочу кормить вашу КПСС».

Зинченко в «Рапиде» составил ударную тройку нападения с легендарным чехом Антонином Паненкой и королем австрийского футбола Хансом Кранклем. Вместе с ними «Рапид» вернул себе звание чемпиона Австрии, утерянное им аж 15 лет назад, заодно утерев нос своему принципиальнейшему давнему сопернику «Аустрии», владевшей этим титулом последние четыре года. На следующий год достижение было повторено, к чему был добавлен и Кубок Австрии. И — уникальнейший случай — за это второе достижение клуба из Австрии Зинченко в СССР был удостоен звания «Мастер спорта международного класса».

По окончании двухлетнего контракта Отто Барич предлагал полюбившемуся ему советскому футболисту остаться в тренерском штабе «Рапида», но Зинченко вернулся домой. Сказал, что очень скучает по родине.

В конце 1980-х Сергей Алейников был настоящей звездой.

Шавло и остальные


«Ярко вспыхнуло табло — гол забил Сергей Шавло!» — эту кричалку придумали болельщики московского «Спартака» в конце ­1970-х — начале 1980-х. Шавло тогда был действительно хорош. Позже появилась другая: «Если мяч попал в табло, значит бил Сергей Шавло». В 31 год футболист в СССР считался уже ветераном и должен был постепенно уступать дорогу молодым. Шавло посчастливилось — в 1987 году он получил разрешение на переход... в тот же самый австрийский «Рапид», где пару лет назад прекрасно зарекомендовал себя первопроходец Зинченко. В составе венского клуба Шавло дебютировал 15 апреля 1988 года в домашней игре против «Адмиры-Ваккер» и стал автором одного из двух голов клуба, что обеспечило победу со счетом 2:1. Стал чемпионом Австрии. А дальше карьера пошла под закат. Перешел в клуб 3-й лиги «Фаворитен», затем играл в 4-м дивизионе за «Айнтрахт», а заканчивал в клубе 9-го (!) дивизиона «Лаксенбург». В отличие от Зинченко возвращаться на родину, которой после распада СССР у многих просто не стало, Шавло, как и другие футболисты, уехавшие за ним вслед, не собирался.

Особенно активно из СССР игроки хлынули после чемпионата Европы 1988 года. Ринат Дасаев уехал в «Севилью», Вагиз Хидиятуллин — в «Тулузу», Сергей Балтача — в «Ипсвич». Также в 1988 году в австрийский «Форвертс» перебрался Олег Блохин. Ему было уже 36 лет, и австрийцы покупали не футболиста, а скорее имя. Но денег не жалели. Неплохо устроился в «Сампдории» Алексей Михайличенко. Игорь Беланов и Виктор Пасулько оказались в Германии, Александр Бубнов на закате карьеры уехал во Францию в парижский клуб «Ред Стар». Туда же в 1990 году подались Федор Черенков и Сергей Родионов. И совсем скоро счет советских футболистов за рубежом пошел на сотни...


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...