Сельская газета

Большой художник маленького роста

Виктор Золотилин, сельский живописец с Новогрудчины, однажды проснулся знаменитым

Кто-то стремится в большие города, а кто-то, даже прожив там не один десяток лет, возвращается к своим истокам, в провинцию. Вот и Виктор ЗОЛОТИЛИН, один из первых бизнесменов суверенной Беларуси, вернулся в родную деревеньку Куписк Новогрудского района. Теперь он достаточно известный художник-пейзажист. А когда-то, около 30 лет назад, он открыл свое дело в Минске и думал именно со столицей связать свою жизнь. Но судьба распорядилась иначе.

Выращивал шампиньоны в… бомбоубежище


Об этом периоде своей молодости Виктор Николаевич вспоминает с присущим ему юмором: «Начало лихих 90-х. Все вокруг крутились как могли. Я выкупил заброшенное бомбоубежище и стал выращивать шампиньоны. Когда продали первые грибы на Комаровском рынке, мы с компаньонами не могли сдержать эмоций, танцевали от радости. Деньги пошли потоком. Но душа требовала иного — творчества. Я еще не знал, как стану себя реализовывать, но тянулся к знаниям, интересовался живописью во всех ее проявлениях, изучал творчество великих художников. К тому же со страшной силой тянуло домой, в родной Куписк. В один прекрасный момент я вернулся. И стал писать, писать, писать… Я просто жил этим!»

Цепкая память и оригинальный взгляд на мир делают самобытного художника из глубинки удивительным собеседником. Язык не поворачивается назвать его инвалидом, хотя от суровых житейских реалий не уйти: его рост 1 метр 32 сантиметра. Но удивительной физической силы человек! В свои 62 (не верил, пока не заглянул в паспорт!) Виктор Николаевич 200 раз отжимается от пола и поднимает над головой самодельную штангу весом 75 кг. По утрам делает интенсивную зарядку продолжительностью в час. Все это позволяет Виктору Золотилину не терять присутствия духа и всегда находиться в тонусе. Правда, есть одно «но». Сентиментальным считает себя сам герой моего материала: «Старый шкаф, на котором сохранились мои «отсечки роста»… Еще дедовские иконы, родительские книги… Печь и старинные кровати, на которых умирали все мои предки… Мамин портрет, написанный мною с ее фотографии в юности… Дневники, которые мама аккуратно и каллиграфическим почерком вела столько лет. Все это трогает меня до слез и заставляет учащенно биться сердце».

Познакомившись с творчеством сельского художника, для себя отметил главное: есть в его картинах две составляющие — исключительная самобытность и завораживающие, на грани мистики детали. Глядя на Золотилина, трудно поверить и в то, что он самоучка. Его судьба вообще как увлекательная книга.

Рос обычным ребенком. Но уже в начальных классах стал замечать, что сверстники дружно «вытягиваются», оставляя маленького Витю позади. Старался свой физический недуг компенсировать физическими нагрузками. В классе быстрее всех плавал и бегал на лыжах, дальше всех нырял. Особой фишкой было подтягивание на турнике. Виктор мог подтянуться по 40—50 раз, в то время как сверстники делали это упражнение не более 6—7: и как же обидно было слышать в спину от злых людей бьющие наотмашь слова «инвалид», «карлик»…

— Я себя таковым не считал и жил полноценной жизнью, — говорит Виктор Золотилин. — Благо ровесники меня всячески поддерживали и всегда брали в свои игры. Не люблю жалости. Сочувствовать нужно слабым, а я сильный. Очень большой стресс пришлось пережить, когда впервые поехал с мамой на врачебно-трудовую комиссию. Видел рядом с собой людей обессиленных, прибитых жизнью — в инвалидных колясках, с потухшими глазами, и хотелось во весь голос закричать: «Люди, я не такой! Я как все — полноценный». Одно время даже думал отказаться от пенсии по инвалидности…

«Мой адрес не дом и не улица…»


Чуть позже, уже в пору студенчества, Виктор Золотилин исколесил едва ли не весь Союз. Учился в институте народного хозяйства, ныне это Белорусский государственный экономический университет. Даже ухитрился составить «карту куписской земли». На площади в 150 квадратных километров (!) дотошно собрал все исторические названия, ведь практически каждая ямка, каждый пригорок и бугорок, ручей и приток Немана имели в народе свою «мянушку». Колоссальный труд! Годами Виктор обходил старожилов местности. Вспоминает, что «намотал за это время на своем «спидометре», наверное, пару тысяч километров, зато закончил дело, о котором давненько мечтал. Примерно 260 исторических названий легли на карту. По-моему, важно сохранять такие сведения для истории. Ведь старики, свидетели времени, уходят…»

В чем-то Виктор, по его признанию, ретроград. У него нет мобильного телефона и компьютера. Про столь популярные ныне социальные сети даже нет разговора… Много работает, часто ночью. Долгие восемь лет писал картины стоя на коленях. Нога и позвоночник болели так, что не мог сидеть. Что послужило толчком к творчеству? От отца остались старые краски и мольберт. Еще в детстве Виктор любил доставать из сундука тюбики и вдыхать запах краски, представляя себя художником. А здесь такая живописная природа, что пейзажи так и просятся на холст.

— Когда работаю над картиной, забываю обо всем, — делится впечатлениями Виктор. — Представьте себе. Зима… На рассвете, похлопотав по хозяйству, потирая от нетерпения руки, сажусь за работу. И прихожу в себя только поздним вечером, когда опять за окном стемнело. Вдохновение? Это как кнопка, которую нажал кто-то невидимый и неведомый. Оно или есть, или его нет. Третьего не дано. У нас, в Куписке, удивительно чистый, прямо-таки целебный воздух. Дышишь им, наполняя полные легкие, и не можешь надышаться. Это, к слову, тоже источник вдохновения. 

Количество работ Виктора Золотилина перевалило за 500. Поначалу герой сегодняшнего материала писал исключительно для себя. Потом стал продавать и дарить свои картины. К слову, их количество росло в арифметической прогрессии. Первая персональная выставка прошла в Новогрудке, в Доме-музее Адама Мицкевича. Наутро Золотилин проснулся популярным:

— У моего дома постоянно стали дежурить две-три, а то и больше машины. И если прежде я сам звонил в Минск и предлагал свои услуги (как правило, безуспешно), то теперь они сами искали меня. Как-то отвез в галерею, расположенную в Троицком предместье, два десятка своих работ. Причем не самых лучших: оставил дома те, что наиболее ценны и дороги мне. Просто хотел показать. Однако приветливые и радушные сотрудники картинной галереи тут же стали развешивать мои работы на стену. И объяснили: после обеда ждем в гости представительную китайскую делегацию. И что в итоге? Только-только добрался до Куписка, переступил порог родного дома — звонок: «Виктор Николаевич, китайцы купили все ваши картины, ждем завтра еще штук 30…»

Заместитель директора Любчанской средней школы Марина Левша, говоря о талантливом земляке, не жалеет восторженных слов:

— Одни люди под давлением непростых жизненных обстоятельств ломаются, другие просто плывут по течению. Есть и категория абсолютно здоровых людей, которые постоянно ноют, — некоторым, образно говоря, хлеб слишком черствый, некоторым жемчуг мелковат… А Виктор Золотилин наш местный герой! Видели бы вы, с каким восхищением смотрят на него школьники! Думаю, его талант будет радовать нас, его соотечественников, и дальше, сельский самородок подарит нам еще много-много замечательных картин.

Эта простая и одновременно трогательная история — гимн жизнелюбию и стойкости большого художника маленького роста, который, несмотря на недуг, на сложные бытовые обстоятельства, не затерялся в реалиях нашей непростой и многогранной жизни. Более того, Виктор Золотилин трепетно растит учеников, а еще занимается меценатством, даря свои картины краеведческим музеям. Как говорил Пушкин, его пример — другим наука.

kozyrunited7@mail.ru

Фото автора

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости