Большой — гость

Руководители легендарного театра — о сотрудничестве с коллегами из Беларуси, судьбе спектакля «Нуреев» и балете «Ленин»

В редакции «Российской газеты» прошел «Деловой завтрак» с руководителями Большого театра. Генеральный директор Владимир Урин, музыкальный руководитель театра Туган Сохиев и руководитель балетной труппы Махар Вазиев рассказали о планах театра, новых артистах труппы и «звездах» на контракте. Публикуем фрагменты этого разговора, который не мог, конечно же, обойти тему творческих отношений Большого с коллегами из Минска.

Владимир Урин: Мы решили сделать программу «Молот и серп» в Бетховенском зале, посвященную 100-летию революции, на нашем языке искусства

— Вы умеете дружить с большими оперными домами. Удается поддерживать контакты с театрами на постсоветском пространстве?

Владимир Урин: У нас очень хорошие отношения с Большим театром Беларуси, с Арменией, с Грузией, где выступают наши певцы. В прошлом году на Рождественском фестивале в Минске в спектаклях почти полностью пел состав Большого театра, а на нашей сцене не раз гастролировал Большой театр Беларуси.

— Наконец вы определились с судьбой спектакля «Нуреев». О чем договорились с Кириллом Серебренниковым?

— Мы еще летом договаривались с Кириллом Серебренниковым, что в сентябре обсудим конкретные сроки выпуска спектакля. Затем последовал домашний арест, и чтобы встретиться с Кириллом Семеновичем, потребовалось разрешение. Никаких проблем с этим не возникло. Кирилл Серебренников дал согласие, чтобы спектакль, если ситуация к ноябрю — началу декабря не изменится, выпускали без него. Дело в том, что большая часть доработки, из–за которой перенесли сроки выпуска «Нуреева», касалась хореографической части спектакля. Мы объявили даты премьеры «Нуреева» — 9 и 10 декабря. Еще одна важная деталь: в прессу и в интернет попали непонятно откуда взявшиеся фотографии, которые никакого отношения к спектаклю не имеют. И вокруг них началась околотеатральная возня. Так вот я говорю — никаких изменений спектакля без разрешения Серебренникова и хореографа Юрия Посохова не будет.

— В Большой театр вернулся Алексей Ратманский, чтобы поставить «Ромео и Джульетту»?

Махар Вазиев: Да, я мечтал бы каждый год с ним что–нибудь делать. Он сегодня один из самых востребованных хореографов в мире. И у нас есть с ним планы не только выпуска балета «Ромео и Джульетта». Этот сезон для всех деятелей балетного искусства вообще знаковый — 200–летие Мариуса Петипа. Мы восстанавливаем «Коппелию» Петипа в редакции Сергея Вихарева. К сожалению, уже без Сережи, который умер в этом году.

— По Москве пошли слухи, что в балетной труппе «звезд» отправляют на контракты, кроме Светланы Захаровой, а ставка делается исключительно на молодежь? Соответствует действительности?

— Это слухи. Существует государственный театр, существуют задачи и работа, учитывая ее балетную специфику. Когда мы договаривались «на берегу» с Владимиром Георгиевичем, мы обсуждали все откровенно. Единственное, что вызывало у меня вопрос, — в труппе 63 солиста! Имея в месяц даже 20 спектаклей, мы не в состоянии всех обеспечить работой. И я откровенно сказал: другого решения у нас нет — уважаемых артистов, достигших пенсионного стажа, будем переводить на одноразовый контракт.

— Но при этом вы набрали больше двадцати новых артистов?

— И ни одного из них в солисты еще не перевел. Молодые, конечно, мечтают стать солистами, но я им говорю: вас интересует быть солистами или иметь возможность танцевать? Отвечают — танцевать. Я не исключаю, что к нам может прийти совершенно незаурядный талант, и тогда мы будем решать.

Фото HELLOMAGAZINE.COM

— Вы действительно взяли в труппу родственницу Матильды Кшесинской?

— Я вас удивлю. Я еще взял одного парня, который как–то корнями связан с фамилией Чапаев. Что касается Элеоноры Севенард, которую мы взяли на работу, то говорили, что она как–то корнями связана с Матильдой Кшесинской. Но это никак не связано с ее качествами. Я посмотрел, как она танцует, и принял ее в труппу.

— В этом году исполняется 100–летие юбилея революции. Вам поступали предложения вроде того, чтобы поставить балет «Ленин»?

Владимир Урин: Вообще время революции было замечательным для искусства, и все мы знаем этот удивительный период его расцвета в начале ХХ века. Мы решили сделать программу «Молот и серп» в Бетховенском зале, посвященную 100–летию революции, на нашем языке искусства. А что касается анекдотов, то одна из партий сделала нам предложение вместо балета «Нуреев» поставить балет «Ленин». Можно улыбнуться.

Ирина Муравьева

irene–in@yandex.ru
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?